История суперкомпьютера, которого не было


Этот суперкомпьютер был впервые запущен ровно 26 лет назад, 12 января 1997 года, в лаборатории города Урбан, штат Иллинойс. Спектр его функций в целом соответствовал техническим возможностям современных нейросетей и систем машинного интеллекта: синтез и понимание речи, распознавание визуальных образов и человеческих лиц, интерпретация эмоционального поведения, возможность ведения осмысленного диалога с оператором, оценка произведений искусства и даже игра в шахматы. Пожалуй, у этой машины имелись две особенности, благодаря которым она оставила заметный след в человеческой истории. Во-первых, она стала известна ещё задолго до даты своего фактического появления на свет — в конце 60-х годов XX века. А во-вторых, её никогда не существовало в реальности.

HAL (Heuristically programmed ALgorithmic computer) 9000 — это персонаж цикла фантастических произведений Артура Кларка. Впервые HAL 9000 появился в фильме Стэнли Кубрика «2001 год: Космическая одиссея», вышедшем на экраны в 1968 году. Любопытно, что в киноленте датой постройки суперкомпьютера названо 12 января 1992 года, а в опубликованном в том же году романе Кларка она перенесена на 5 лет — в тот же день, но уже в 1997 году. Именно эта дата и считается ныне официальной в различных источниках.

В книге, как и в кинофильме, HAL 9000 — главный компьютер на борту космического корабля Discovery One, совершающего полёт к Юпитеру. Эта машина с искусственным интеллектом управляет всеми системами космического корабля и обеспечивает единственный канал связи с Землёй. Поначалу HAL 9000 доброжелательно общается с членами экипажа и полностью выполняет своё предназначение, однако со временем начинает демонстрировать непредсказуемое и агрессивное поведение, что приводит к серьёзным последствиям и ставит под угрозу саму экспедицию. Именно нестандартное поведение искусственного интеллекта и противостояние с ним становится основной сюжетной интригой произведения.


Примечательно, что и книга, и фильм создавались параллельно — это довольно редкий случай в истории мировой фантастики, поскольку обычно кино рождается в результате экранизации фантастического романа, либо наоборот, литературное произведение становится новеллизацией уже вышедшей в прокат киноленты. Отсчёт «Космической одиссеи» начался за ужином, который Стэнли Кубрик провёл с Роджером Карасом, сотрудником студии Columbia Pictures, принимавшим непосредственное участие в создании его предыдущего фильма — «Доктор Стрейнджлав, или Как я научился не волноваться и полюбил атомную бомбу». За десертом Кубрик признался, что хотел бы снять кино о космических полётах и внеземной жизни, и Карас посоветовал ему обратиться за сценарием к своему старому знакомому — писателю-фантасту Артуру Чарльзу Кларку. Тот сразу же согласился принять участие в столь интересном проекте, и даже прилетел ради этого из Шри-Ланки в Нью-Йорк. За основу было решено взять рассказ Кларка «Часовой», написанный им в 1948 году для организованного компанией BBC конкурса, и опубликованный спустя три года в журнале «Ten Story Fantasy». По сюжету исследователи обнаружили на Луне инопланетный артефакт, предупреждающий другие цивилизации о наличии на Земле разумной жизни. Этот рассказ вскоре превратился в 130-страничный литературный сценарий (он впоследствии разросся до 250 страниц), а тот, в свою очередь, неоднократно менялся в ходе работы над фильмом и послужил фундаментом для романа, который Кларк начал писать одновременно с производством кинокартины.

Ни в самом романе, ни в одноимённом фильме об архитектуре и внутреннем устройстве HAL 9000 не рассказывается: кинолента представляет суперкомпьютер в виде нескольких телевизионных объективов (с пылающим внутри зловещим алым огоньком), расположенных в разных отсеках корабля. Только в кульминации сюжета доктор Дэвид Боуман отключает взбесившийся HAL, вытаскивая из него «платы памяти», на которых была записана «личность» искусственного интеллекта.

Интересно, что в первоначальной версии сценария эпическое противостояние Боумана и суперкомпьютера отсутствовало: эту сюжетную линию придумали позже. В первой половине 60-х об устройстве и архитектуре компьютеров широкой публике вообще было известно крайне мало — вычислительные машины использовались преимущественно в научных лабораториях и исследовательских центрах. Именно поэтому Кубрику требовался консультант, способный помочь режиссёру описать и показать электронную машину с искусственным интеллектом правдоподобно. В поисках такового Кубрик обратился к Роджеру Карасу с просьбой связаться с лидером компьютерной индустрии того времени — компанией IBM. Его письмо гласило: «Дорогой Роджер, нам необходим помешанный на компьютерах специалист, который был бы рядом и консультировал нас по вопросам диалогов и жаргона в сценах с компьютером. Нужен эксперт, увлечённый будущим компьютерных технологий, а не какой-то ретроград. Может ли IBM привлечь кого-нибудь из Англии?». Такой специалист вскоре нашёлся: им стал инженер и промышленный дизайнер из IBM Элиот Нойес, который в конечном итоге и разработал внешний вид и логику поведения суперкомпьютера HAL 9000 для фильма Стэнли Кубрика.


Несмотря на то, что Нойес был опытным экспертом в сфере компьютерных технологий и промышленного дизайна, в 1965 году, в эпоху мейнфреймов, было очень сложно вообразить, что ЭВМ может быть персональным и довольно компактным устройством. Именно поэтому Нойес сообщил Кубрику, что в 2001 году вычислительная машина с искусственным интеллектом будет, скорее всего, настолько большой, что экипаж космического корабля станет не обходить её, а заходить в неё. Кубрику эта идея не слишком пришлась по вкусу — для фантастического фильма требовался красивый визуальный ряд, и компьютер величиной со спортивный зал вписывался в эту концепцию неважно. Тем не менее, Нойес постарался применить при создании эскизов HAL 9000 все перспективные разработки IBM — так в рубке космического корабля Discovery One появились плоские дисплеи и светящиеся неоновые панели довольно-таки футуристического вида.


И если внешний вид суперкомпьютера — в большей степени заслуга Элиота Нойеса, то идея противостояния искусственного и человеческого интеллектов пришла в голову как раз таки Кларку. Мысль ввести в сюжет такой конфликт показалась Кубрику интересной, сценарий был оперативно дополнен, но, опасаясь негативной реакции со стороны научных консультантов, режиссёр направил Роджеру Карасу ещё одно письмо с просьбой снова связаться с IBM. «Роджер, знают ли в IBM, что одна из основных тем сюжета — это сбрендивший компьютер?», — писал своему партнёру Кубрик, — «Не хочу навлечь на кого-нибудь неприятности или показаться обманщиком. Пожалуйста, дай мне знать, как относятся к этому в IBM». На удивление, в IBM отнеслись к такому повороту сюжета благосклонно и даже решили оставить в титрах фильма упоминание о своём участии в проекте, поэтому сценарий вскоре был окончательно утверждён.

Помимо IBM в создании киноленты поучаствовали компании AT&T и Kodak, разработчик электроники RCA и несколько других фирм — все они выступали в роли консультантов, предлагавших футуристичные варианты различного оборудования, присутствовавшего на корабле Discovery One. И при просмотре «Космической одиссеи» невозможно отделаться от ощущения, что его создатели каким-то чудом всё-таки сумели заглянуть в будущее. Например, примерно на 50-й минуте астронавты Кейр Дуллеа и Гари Локвуд за обедом смотрят выпуск новостей с Земли, причём смотрят его на плоских устройствах с дисплеем, очень напоминающих современный планшетный компьютер. В кино девайс остался безымянным, но в романе Кларк называет его «блокнотом», хотя при взгляде на него так и напрашивается слово iPad. Кстати, когда компания Samsung защищалась в суде от иска Apple по поводу того, что их Galaxy Tab определённо скопирован с iPad, её представители утверждали, что в процессе разработки своего планшета вдохновлялись не продукцией «яблочной» компании, а именно фильмом Кубрика.


Пожалуй, «блокнот» — одно из основных сбывшихся «пророчеств» в «Одиссее», но отнюдь не единственное: весь фильм построен вокруг информационных технологий и телекоммуникаций, играющих в сюжете немаловажную роль. Например, в кадре появляется Picture phone — стационарный видеотелефон, позволяющий абоненту общаться голосом и при этом видеть собеседника на экране. Ну чем не современный Zoom или Discord? Другие сбывшиеся прогнозы — использование искусственного интеллекта для навигации, обеспечения жизнедеятельности, а также в качестве автономной системы управления сложным транспортом (привет, автопилот Tesla), голосовое общение с компьютером посредством живого разговорного языка (Siri, какая завтра погода?), распознавание лиц и мимики… Лично я, написав и опубликовав в своей жизни 8 фантастических произведений, могу только поражаться тому, с какой точностью Кларку и Кубрику удалось спрогнозировать некоторые аспекты развития технологий будущего. Научные консультанты, безусловно, тоже приложили к этому руку, но талант авторов всё же сыграл здесь ключевую роль. У меня, да и у многих других современных писателей-фантастов, так никогда не получится. Да и консультанты нынче стоят недёшево.


К слову, в процессе работы над фильмом перед Кубриком встала задача объяснить зрителю, каким образом HAL 9000 разузнал о планах экипажа его отключить, если для обсуждения этих самых планов астронавты специально выбрали укромное место на корабле, где отсутствуют вездесущие микрофоны? Тогда игравший доктора Фрэнка Пула актёр Гэри Лоу предложил: пусть компьютер читает по губам! Когда идею изложили Артуру Кларку, тот пришёл в ярость: он считал, что это технически невозможно. Всё-таки гениальный фантаст немного недооценивал возможности компьютерной техники 2001 года. Тем не менее, идею Лоу одобрили, и она стала частью сюжета.

Можно долго перечислять технологии, появление которых Кларку и Кубрику удалось предсказать в «Одиссее», но интереснее отметить то, что предвидеть они так и не смогли. Прежде всего, конечно, в романе и фильме «2001 год: Космическая одиссея» нет ни малейшего намёка на существование интернета. Впрочем, насколько мне известно, спрогнозировать появление информационно-телекоммуникационной сети всемирного масштаба не удалось ни одному фантасту в 60-е и 70-е годы XX столетия. Кроме того, все устройства в фильме и романе являются узкоспециализированными: «блокнот» — это по большому счёту компактный телевизор, Picture phone — всего лишь видеотелефон. Идея о том, что одно устройство может сочетать в себе десятки функций путём установки различных приложений, работать одновременно и как коммуникатор, и как универсальный справочник, и как видеомагнитофон, и в качестве развлекательного центра, а по совместительству — записной книжки и будильника — оказалась уж слишком революционной для 1965 года. Ну и остался открытым вопрос миниатюризации: компьютер, который в романе Кларка занимает средних размеров комнату, в реальном 2001 году вполне уместился бы в небольшую тумбочку из IKEA, а спустя двадцать с небольшим лет мы спокойно носим соизмеримые по мощности и функциональным возможностям машины в кармане.


Эта кинолента вполне заслуженно стала самым обсуждаемым фильмом 1968 года, но вызвала неоднозначную реакцию публики — многие задумку авторов просто не поняли. Примерно так же аудитория встретила «Интерстеллар» Джонатана Нолана — красивая картинка, захватывающие технологии будущего, но не до конца ясный сюжет. Тем не менее, у «Космической одиссеи» появилась целая армия верных поклонников, и некоторые из них даже предприняли попытку построить у себя дома реплику суперкомпьютера HAL 9000. Один из таких фанатов, Маркус Вобиш, создал аж три. Его реплики построены на базе Arduino и реагируют на движение благодаря инфракрасному датчику — зафиксировав сигнал, компьютер воспроизводит все ключевые фразы из фильма, произнесённые голосом актёра Дугласа Рейна. Именно благодаря Маркусу и другим энтузиастам сегодня нам известны более-менее точные характеристики HAL 9000: главная панель включает 8 дисплеев, плюс на корабле Discovery One расположено ещё 7 небольших панелей HAL, оборудованных камерой, и две дополнительные камеры HAL, не оснащённые собственной панелью. Оригинальный HAL использует редкий и дорогой объектив Nikkor «рыбий глаз» 1:8 f=8 мм, поэтому многие авторы реплик применяли вместо него кнопку от аркадного игрового автомата. К слову, если вы захотите построить собственную копию HAL 9000, вот подробная инструкция по конструированию основной панели со всеми размерами и чертежами.

После выхода оригинального фильма и книги «2001 год: Космическая одиссея» суперкомпьютер HAL засветился в написанных Артуром Кларком продолжениях культового романа: «2010: Одиссея Два», «2061: Одиссея Три» и «3001: Последняя одиссея». Можно смело сказать, что фильм Кубрика хоть и вызвал неоднозначную реакцию критиков, добился главного. До него жанр космической фантастики в мировом кинематографе был уделом дрянных бюджетных фильмов категории «В» с зеленолицыми пришельцами, сыгранными заштатными актёрами в резиновых масках, и напуганными девушками, которых спасают картонные супергерои из комиксов. Творение Кубрика и Кларка подняло научную фантастику на принципиально новый уровень, проложив дорогу другим режиссёрам и сценаристам. Без «Космической одиссеи» не было бы ни «Звёздных войн» Лукаса, ни сериала «Звёздный путь», ни «Вавилона 5», ни «Чужого», ни бюджетного, но оттого не менее увлекательного «Враг мой», ни «Светлячка». В 1991 году эта лента была включена в Национальный реестр фильмов США. По версии Американского института кино, это лучший научно-фантастический фильм в истории Голливуда, а кое-кто считает, что и во всей истории мирового кино. Что ж, вполне заслуженно. По крайней мере, Кубрик и Кларк первыми предприняли попытку точно предсказать будущее на основе реальной научной информации и продемонстрировать значение информационных технологий в развитии человеческой цивилизации, и им это вполне удалось. Как минимум, более полувека назад они придумали суперкомпьютер с искусственным интеллектом, с которым можно перекинуться парой слов за обедом или поиграть в шахматы. Довольно привычная вещь в наши дни. Жаль, но до Юпитера человечество пока так и не добралось.

Играй в нашу новую игру прямо в Telegram!


 

Источник

Читайте также