Сиквел «Тихого места» выходит за границы одной семьи и все так же пугает тишиной

Оригинальный фильм Джона Карасински «Тихое место» стал одним из открытий 2018 года. В первую очередь, за скрупулезную акустическую работу, поэтому и получил номинацию на «Оскар» за лучший монтаж звука. Это камерная история, где папа, мама и дети пытаются выжить, после захвата Земли недружелюбными монстрами с крайне чувствительным слухом. Поэтому основной принцип выживания в новом мире – не шуметь (точнее, не издавать резких звуков).

Сиквел от того же режиссера продолжает сюжет оригинала и начинается сразу после финальной сцены первой части: семья выходит из своего дома и отправляется в большой мир за пределы фермы, где они прожили больше года с момента появления монстров. Как следствие, история теряет камерность оригинала. Визуально это происходит в сцене выхода героев за границу песчаной дорожки, по которой они ходят босиком, чтобы издавать меньше шума – теперь их путь по шумной листве и отмалчиваться уже не получится. Планов ног в сравнении с первой частью стало еще больше. Такие акценты не имеют ничего общего с эстетикой тарантиновского футфетиша, ступни героев «Тихого места» в пыли, бинтах и крови, что лишь подчеркивает их страдания (поэтому вопросы по обуви, которую главные герои, в отличие от остальных персонажей, игнорируют, будут возникать всякий раз при подобных ракурсах).

К цели первого фильма – выжить, добавляется еще одна – помочь другому. Это происходит как раз вследствие выхода за границы домашнего мира. Изначально именно главные герои отправляются за помощью и находят ее в лице Эммета – друга семьи (Киллиан Мерфи). Помощь со стороны протагонистов только намечается, а их главная миссия раскроется, видимо, только в третье части (ее, похоже, не избежать) – цель трансформируется еще больше и будет заключаться не просто в помощи ближнему, а в спасении всех (переход из защиты себя в атаку на монстров).

Из-за расширений нарративного пространства и более масштабных целей – во второй части «Тихого места» возникают вопросы к миру произведения, точнее ответы на них становятся обязательны. В центре повествования первой части – отношения между членами одной семьи на фоне внешней угрозы; происхождение этой угрозы остается за скобками и это незнание не влияет на развитие истории. Но в сиквеле, с учетом выхода героев за пределы домашней фермы, требования к объяснению причин появления угрозы увеличивается.

Эту задачу отчасти решает начальная сцена-флэшбек, показывающая первый день появления монстров в родном для героев городе – возможно, самая виртуозная операторская и монтажная (как по картинке, так и по звуку) работа в фильме. Длинные планы с проходками Ли Эббота (отец семьи, Джон Карасински) создают атмосферу уютного маленького городка, где все друг друга знают, и одновременно увеличивают напряжение из-за понимания того, что этой умиротворенности вот-вот настанет конец (это работает только в сиквеле, так как мы уже знаем, что будет дальше). Неожиданные близкие ракурсы, вроде взгляда на разрушающийся мир сквозь стекло автомобиля, за рулем которого Эвелин (мама семьи, Эмели Блант), погружают в события и максимально сближают зрителя с персонажами (мы буквально оказываемся в одном очень замкнутом пространстве с героями и не можем им не сопереживать, ведь от их жизней будто зависит и наша).

Но в целом неясного в мире «Тихого места» все еще много. Вероятно, все прояснится только в третьем фильме, когда пространство расширится еще больше, а людей и монстров станет еще больше. Но нехватка деталей обстановки, атрибутов и характеристик некоторых персонажей ощущается уже во второй части. Даже для двух фильмов проработанный мир необходимость, для трилогии – фундаментальное условие. Пока это главная проблема «Тихого места»

В «Тихом месте 2» сохраняется тонкая работа над звуковым дизайном – пожалуй, главное достоинство и характерная особенность франшизы. В первую очередь, это касается контрастных звуковых сцен с участием Риган (Милли Симмондс) – старшей дочери Ли и Эвелин. По сюжету она глуха (как и играющая ее актриса в реальной жизни), и при демонстрации события от ее лица аудиодорожки уходят в ноль. И мы вместе с ней не понимаем, какие звуки она издает сама, но понимаем, к чему может привести любой из них. Самое жуткое в «Тихом месте» происходит именно в этой тишине. Потому что выход из нее происходит не всегда через скример или резкий скачок звука, традиционный для хоррора. Напротив, иногда развитием беззвучной сцены становится ситуация спасения, находки или открытия, а пугает то, что мы успели за это время домыслить (в этом и суть слоубернера).

Но все же подобных магнетизирующих немых сцен в сравнении с первой частью стало меньше. Это издержки того самого расширения пространства. Внутри семьи основным (и самым безопасным) средством коммуникации стал жестовый язык, который освоили все из-за глухой девочки. Поэтому в фильме больше молчат, чем говорят. Но в большом мире для связи с другими людьми сиквела главные герои вынуждены использовать слова, что само по себе увеличивает риски. При этом легализованных мест для разговоров стало больше: если в первой части – это был водопад или подвал дома, то теперь это бункер-переговорная или целый остров.

В «Тихом месте 2» сюжет смещается на Риган. Героиня Милли Симмондс перенимает функции отца из первой части и постепенно становится главным действующим лицом франшизы. Она самый инициативный персонаж. Все остальные герои думают о настоящем, поэтому их – цель выжить. Персонаж Милли Симмондс думает о будущем, поэтому и стремится к решению глобальных задач по спасению не только себя.

Телеграм-канал автора: Диегезис Мимесис

#тихоеместо #фильм #хоррор #ужасы #обзор #мнение

 

Источник

Читайте также

Меню