«Пусть будет больше мира, а не войны», или расцвет румынского ракетостроения

Автор: Даня Годес

Говоря о многоступенчатых ракетах, аэродинамике сопел и пилотируемых полётах, мы мысленно оказываемся в мире Холодной Войны. Королёв и Азимов, Гагарин и Армстронг — вот это вот всё. Максимум — Циолковский. Но иногда концепт намного старше, чем мы о нём думаем. Сегодня мы поговорим о мирном ракетостроении.

1529 год. Священная Римская Империя и Оттоманская Порта вот уже полвека делят Восточную Европу. Недавно почти поделили — но князья Трансильвании вдруг решили, что они хотят быть с османами. Император с войском выдвинулся уточнить, уверены ли они. Вежливо стуча в ворота городов ядрами, имперские армии занимали их — одна вошла и в городок Сибиу. Где и осела, ожидая возможного наступления турок.

Прошёл год, прошёл другой. Турки не спешили, гарнизон отчаянно скучал. Большинство предавалось нехитрым традиционным развлечениям, и лишь один солдат занимался творчеством. Возможно поэтому из всей армии, наверняка полной интересных людей, он один вошёл в историю. Знакомьтесь, шталмейстер Конрад Хаас.

Конрад Хаас за работой. Не знаю, что именно он сделал с птицей, но мне её жаль
Конрад Хаас за работой. Не знаю, что именно он сделал с птицей, но мне её жаль

Конрад происходил из династии потомственных баварских пиротехников. Папаша в своё время сам зажигал не по-детски, и научил Конрада всему что знал о порохе, пушках и ракетах. Перед смертью отец вручил ему артефакт предков — Книгу Мастерства, куда его деды поколениями заносили премудрости подрывного дела. С такой квалификацией молодой Хаас без труда получил престижную работу начальника арсенала — после чего поехал с этим арсеналом вслед за имперскими амбициями, в Сибиу. Где и застрял.

Хаас был не просто «техническим специалистом» — для него пороховое дело была искусством. До органической химии и аэродинамики ещё несколько столетий, поэтому ремесло, ракетостроение, требовало настоящего таланта. К нему примешивался не свойственный эпохе пацифизм — видимо, рвать людей на куски Конраду уже надоело. Модифицируя дедовские записи, используя свой богатый опыт и изучая труды местных химиков, Хаас увлечённо проектировал ракеты для души. Ракеты, которые бы никого не убивали. Кроме, вероятно, птиц.

Для своего времени, мысль была действительно необычная — квинтессенция устремления в небесную твердь, без внятной цели и во имя науки. Условия в Сибиу сложились удачными для мечтательного ракетчика, дело своё он знал — поэтому в Книге Мастерства, помимо двух военных разделов, появился третий, где диковинные ракеты летали в чисто развлекательно-академических целях.

Работы Хааса позволяют без преувеличения назвать его виртуозом ракетостроения. Наиболее эпичным нововведением был, безусловно, концепт многоступенчатости. В чертежах приводятся ракеты с двумя и тремя ступенями, которые должны поочерёдно сгорать или отваливаться. Этот переворот в ракетном деле полностью осмыслить смогли лишь к XX веку — когда целесообразность нескольких ступеней была доказана математически. Конрад Хаас, будучи истинным художником, пришёл к этому интуитивно, наблюдая за ракетами.

3-ступенчатый проект Хааса против 3-ступенчатого проекта "Европы-2"
3-ступенчатый проект Хааса против 3-ступенчатого проекта «Европы-2»

Были в его работах и другие идеи, серьёзно опередившие время. В частности, он первым предложил сделать на ракете подобие оперения стрелы, дабы небольшим вращением стабилизировать полёт. Другой инновацией были колоколообразные сопла, привычные нам на вид. Сужение сопла позволяло сконцентрировать газовую струю и усилить импульс ракеты — что бдительный оружейник также заметил и зарисовал. Ему же принадлежит идея вращающих сопел, которые небольшим потоком газа крутят ракету для стабилизации. Подобные сопла — правда, уже для изменения крена и наклона — имеются в современных ракетах, в частности военных.

Страшно представить сколько ракет надо подорвать, чтобы прошарить такие вещи
Страшно представить сколько ракет надо подорвать, чтобы прошарить такие вещи

Кроме того, записи Хааса содержат передовые достижения в пороховом деле: за неимением электроники, направлять и контролировать полёт ракеты можно было, лишь хитро намешав разные виды пороха слоями, чтобы они, сгорая, корректировали полёт. Многие из его «рецептов» утрачены либо не поддаются расшифровке, однако известно, что он экспериментировал с жидким топливом, набодяживая спирт с селитрой и мочой. Что о подобных шкваролётах думали жители Сибиу — мы, увы, никогда не узнаем.

Не узнаем мы и того, насколько реальным является описанное в Книге. Ряд записей однозначно указывает на экспериментальные данные, однако наверняка сказать нельзя — материальных останков разработок Хааса не сохранилось. Встречаются среди его наработок и фантастические, почти курьёзные варианты — например, имеется рисунок ракеты с «домиком» в носовой части. Наивная, но всё же мечта о пилотируемых полётах.

Космический корабль на острие ракеты. Присутствует всё необходимое для путешествия в космос - дверь, окошки, купол-обтекатель
Космический корабль на острие ракеты. Присутствует всё необходимое для путешествия в космос — дверь, окошки, купол-обтекатель

Конрад Хаас прожил долгую, полную творчества жизнь — как водится, вплоть до своей смерти, в начале 1570-х. Его наследие использовали в своих разработках благодарные потомки, такие как Йоханнес Шмидлап и Казимир Семенович в XVI-XVII веках. У первого многоступенчатая ракета впервые в истории задокументированно взлетела, а второй развил и обильно зарисовал многоступенчатые ракеты. Дальше сценарий плюс-минус известен — Конгрив, Циолковский, Фау, Спутник, Восток…

Наследие - работы артиллериста Казимира Семеновича образца 1650 года, видно влияние Хааса. Хорошая иллюстрация расположения разного пороха в разных частях ракеты
Наследие — работы артиллериста Казимира Семеновича образца 1650 года, видно влияние Хааса. Хорошая иллюстрация расположения разного пороха в разных частях ракеты

1961 год. Планета с замиранием сердца следит за полётом Гагарина в космос — а в маленьком румынском городке сделали запоздалое открытие. Работавший в местном архиве историк наткнулся на древний фолиант под заголовком «Книга Мастерства», откуда узнал много интересного о практически современном воздухоплавании. Книгу опубликовали, выдержки из неё представили на конференции НАСА в 1969 году. Анализируя манускрипт, учёные поразились в том числе злободневному, столь редкому в разгар Холодной Войны миролюбию ракетного немца. Книга, на 2/3 заполненная машинами для убийства и ещё на треть — мечтами о небесах, завершалась словами:

«Но мой совет — пусть будет больше мира, а не войны. Пусть уйдут долой ружья, пусть не будут лететь пули, пусть не будет гореть порох.Так правитель сохранит свои деньги, а солдат свою жизнь; это совет, который даст Конрад Хаас».

Автор: Даня Годес

Оригинал

 

Источник

Читайте также

Меню