Какие системы контроля параметров были в Кремле и Мавзолее? Интервью Иванова Сергея Григорьевича

Иванов Сергей Григорьевич — российский организатор производства и прикладных исследований, профессиональный инженер России (РАН, 2014-2015), предприниматель, ранее занимался разработкой и внедрением на спецобъектах датчиков параметров состояния. Так, разработанные датчики влажности были смонтированы в помещениях Мавзолея В.И. Ленина и Кремля. Так как гриф секретности уже снят, то мы решили узнать подробности.

Что такое системы контроля параметров?

Если коротко: система контроля параметров должна в автоматическом режиме поддерживать комфортный микроклимат в помещениях Кремля и Мавзолея В.И. Ленина. Наиболее сложный объект – это Мавзолей. Связано это с большим потоком посетителей, которые несут на себе следы постоянно меняющейся погоды. Также усложняет работу сама конструкция Мавзолея- наличие подземных этажей.

Система одновременно регулирует температуру, влажность воздуха и соотношение его основных составляющих.

Как вы получили допуск к внедрению датчиков?

Система контроля, в т.ч. датчики влажности и т.д. была придумана Германом Горевым — в ПО «Промэнергоремонт» он был главным инженером, а для всех остальных — талантливым ивановским музыкантом. Идею доводили до ума проектировщики-конструкторы предприятия. Я попал в группу, когда основные элементы системы были созданы. При моем участии проходила ее наладка и монтаж.

Поскольку смонтирована она должна была быть в Мавзолее В.И. Ленина, курировал работу группы промышленный отдел Ивановского обкома КПСС. Это тот редкий случай, когда совсекретные работы находились в ведении не КГБ или МВД, а КПСС. Одним из кураторов был инструктор Обкома будущий доктор технических наук (дважды!), профессор Федосеев Вадим Николаевич. Тему датчиков контроля он, уже как ученый, продолжает и сейчас.

Меня срочно приняли в члены КПСС. Самая жесткая проверка была на комиссии «Старых большевиков» при обкоме КПСС. Она могла «завернуть» любого самого проверенного КГБ и самого нужного. Там отлавливались потенциальные Гордиевские и Пеньковские с прекрасными данными формальных проверок. Меня тогда удивило, что почти час меня расспрашивали о работе моей матери, с самых разных сторон. Я ничего не знал и это было правильно. Много лет спустя я узнал, что моя мама Иванова Алевтина Ивановна была руководителем секретной химлаборатории, где создавалась рецептура для супертканей оборонки. Была создана джинсовка, которая не горела, не намыкала, пропускала воздух изнутри и не пропускала загрязнения во внутрь. Пробная партия, в которую одели наших советников во Вьетнаме вызвала шок у американцев. Их х/б в условиях джунглей «сгорала» за две недели. Нашей – ничего не делалось. Все это я узнал только после ее смерти и развала предприятия, где она работала – Ивановского меланжевого комбината.

Вторым моментом проверки была «разборка» моего отказа от госнаграды.

Дело было так. По итогам работы в 1980 г. стройотряд «Цемент» был признан лучшим по ивановскому энергетическому институту. Меня, как командира, представили к награждению медалью «За трудовую доблесть». Одновременно для поощрения за 2 и 3 места были выделены туристические путевки во Францию. Я попросил заменить награду на поощрение . Через 3 года за это пришлось отвечать.

В итоге комиссию я прошел. В партию приняли. Допуск к работе с совсекретными сведениями получал от спецотдела ЦК КПСС.

Какие системы контроля стояли ранее в Кремле, в чем их уникальность и особенность?

До внедрения нашей системы в Кремле и Мавзолее поддерживалась отдельно температура и отдельно влажность. Включаемая «подсушка» приводила к изменению свойств окружающих материалов, их деформации, изменению общей геометрии.

Наша системы позволила регулировать самый вредный компонент в составе воздуха – СО2 одновременно с регулировкой влажности и температуры.

Это позволило исключить любое появление измороси, потеков, а как следствие черной плесени. Поддерживать комфортный микроклимат

На пульт выводился «светофор»- 3 лампочки. Зеленая – все в порядке. Желтая- система работает и устраняет нарушение параметров. Красная – система работает на пределе или не справляется.

Бывали ли случаи сбоя, взлома систем?

Запас прочности был такой, что даже если бы в центре Москвы был тропический ураган продолжительностью месяц, система могла бы поддерживать заданные параметры. И, конечно, она была продублирована.

Насколько я знаю, никогда за все время не было ни единого сбоя. Это как Кремлевские звезды – как поставили их в 1937 году, так и горят они до сих пор практически без ремонта.

Какие сейчас используются технологии на секретных объектах?

Следует сказать, что все приборы, разработки, материалы, применяемые в Кремле и Мавзолее были только отечественные. Даже если не было какого то аналога, брали зарубежный, разбирали, отдавали проектировщикам, конструкторам, материаловедам – собирали, усовершенствовали и закрепляли отечественную технологию производства.

Сейчас проектировщики заинтересованы в получении патентов на свои разработки. Раньше этому уделялось меньше внимания. Формулы изобретений и полезных моделей формулируются так, чтобы конкурентам было невозможно «слизать» идею. Идет возврат к усилению режима секретности. На спецобъектах сейчас засекречено все.

Я не знаю какая сейчас система контроля параметров работает. При всей ее абсолютной надежности, техника идет вперед. Изменилась новая элементная база- появились микросхемы, микрочипы, светодиоды.

Интервью подготовлено Медиа-контент агентством 9WRiTER

 

Источник

Читайте также