Как Польша стала столицей европейского геймдева

Еще 10 лет назад, когда словосочетание «польская игра» означало ругательство, невозможно было представить, до каких масштабов разрастется геймдев страны. За последние годы индустрия пережила колоссальный рост. В 2014-м она оценивалась в 279,6 миллиона долларов, в 2015-м – 400 миллионов, а к настоящему моменту – около 600 миллионов. Такие показатели делают ее 20-й по величине в мире.

Правда, делать выводы по такой цифре не стоит – это рейтинг выручки, а не условной «крутости». Важно не забывать, что больше 85 % денег в отрасли делает F2P, а вовсе не AAA. Так, ноздря в ноздрю с Польшей идет, например, Саудовская Аравия и Таиланд, а Россия вообще одиннадцатая.

От паленых картриджей до международного признания

Польскому геймдеву 38 лет. Первая более-менее серьезная игра, от которой и принято вести отсчет, вышла в 1983 году и называлась Web Master. О ее достоинствах или недостатках говорить не возьмусь: во-первых, тогда меня еще в проекте не было; во-вторых, сегодня оценить такое ретро по достоинству просто невозможно.

Любовь Польши к видеоиграм зародилась примерно тогда же, в 80–90-х, равно как и у нас. Молодые люди приходили на «толчки», скупали пиратщину или обменивались ею. А немногочисленные разработчики делали местечковые продукты, никогда не выходившие за пределами страны.

Для прошлого поколения билетом в мир был рок-н-ролл. Для нас таким билетом стали видеоигры. Через них мы могли прикоснуться к Западу

Гжегож Меховский

Генеральный директор 11 bit studios

Главный импульс индустрия получила в, конечно же, 2007 году – тогда вышел The Witcher. Первый «Ведьмак» оказался весьма своеобразным, но это не помешало ему стать коммерчески успешным: за год игра разошлась тиражом в 1 миллион копий. Поляков такой результат зарядил не только финансово, но и морально: получается, мы тоже можем делать крутые проекты! Ранее подобный толчок могли дать Painkiller и Call of Juarez, но продажи и хайп – слово, которого тогда еще никто не знал – были мизерными.

Постепенно CD Projekt RED стала локомотивом, а позже – космическим лайнером, поднимавшемся все выше и отбрасывавшим все большую тень. В этой тени начали появляться новые студии, а старые – снова брались за дело. «Ведьмак» вывел Польшу на карту игрового мира. Итогом этого стало невиданное доселе внимание геймеров, обрушившееся на страну, от которого выигрывали в том числе и другие фирмы.

Если продолжать аналогию с космосом, не так давно CD Projekt RED вышла на околоземную орбиту: в середине прошлого года она обошла Ubisoft по рыночной капитализации, став самым дорогим холдингом с капитализацией свыше восьми миллиардов долларов. Правда, «восхитительный» релиз Cyberpunk 2077 заметно пошатнул позиции компании: в момент релиза капитализация достигла почти 10 миллиардов, но сейчас, по прошествии четырех месяцев, составляет лишь 5,1 миллиарда.

Помимо «Проджектов», в Польше существует еще четыре с половиной сотни студий, общий штат которых насчитывает порядка шести тысяч человек. Они работают как над крупнобюджетными проектами, так и в инди-секторе. 79 % таких компаний имеют в своем составе не более шестнадцати человек. Ежегодно Польша выпускает в мир почти полтысячи игр.

Заткнись и возьми мои деньги!

Естественно, что на быстрорастущем рынке начали появляться иностранные инвесторы. Это были в основном бизнес-ангелы (ребята, поддерживающие компании на ранних этапах развития), но вскоре в бой за самый крупный кусок пирога вступили и глобальные венчурные группы. Понятное дело, что вместе с деньгами они приносили свои западные ноу-хау, совершенствуя еще и внутренние производственные процессы.

Почему Польша изначально выбрала для себя фондовую биржу в качестве финансирования? Потому что по-другому привлечь капитал было очень сложно. Здесь допускается незначительная начальная сумма вложений и есть большой выбор инвестиционных инструментов.

Ныне все, естественно, намного проще. Капитализация крупнейших студий превышает 100 миллионов долларов, а более мелкие команды регулярно приобретаются иностранными фирмами и даже перекупаются. Та же Flying Wild Hog в марте 2019-го была куплена Supernova Capital, а через полтора года – Embracer Group. В Польше даже есть фонд поддержки инди-студий – Indie Games Poland. Он помогает коллективам средствами и даже организует им выезд на международные выставки. Короче говоря, рынок растет семимильными шагами, и та же CD Projekt по стоимости догоняет крупнейшую польскую нефтеперерабатывающую компанию PKN Orlen.

Науки юношей питают

Наверняка на протяжении всей статьи тебя не отпускает вопрос: а почему Польша-то?! Одним из главных факторов являются, конечно же, умы. Если ты не знал, в мировом рейтинге польское образование занимает 8-е место, обгоняя Германию и США.

Наше высшее образование субсидируется, а программы, ориентированные на науку, медицину и математику, чрезвычайно развиты. В Польше очень много талантливых молодых людей, которые могут в ближайшем будущем стать разработчиками видеоигр. Они прекрасно осведомлены в своих и смежных областях и часто свободно владеют несколькими языками

Павел Марчевка

Глава Techland

Вдобавок интеллигентная рабочая сила здесь сравнительно дешевая. Плюс правительство обращает на игровую разработку очень пристальное внимание. В том числе поддерживает разного рода европейские программы грантов, стимулирующие начинающих разработчиков. Благодаря всему этому Польша – вторая экономика Восточной Европы – превратилась в одного из ведущих экспортеров видеоигр на планете.

Вдохновение внутри

Конечно же, видеоигры – это не только деньги. Благодаря им поляки формируют интерес и к своей культуре. Много ли мы знаем современных польских режиссеров, музыкантов, писателей? Вряд ли они формируют для страны международную интеллигентную трибуну. Зато игровое направление уже очень глубоко укоренилось в западном масскульте. И разработчики не упускают возможности черпать вдохновение в своем литературном или историческом богатстве, распространяя его на весь мир. Из самого явного:

The Witcher

основан на романах Анджея Сапковского.

The Invincible
находящаяся сейчас в производстве, вдохновлена творчеством Станислава Лема.
Warsaw

описывает историю Варшавского восстания.

Werewolf: The Apocalypse
помещает нас в Беловежскую пущу и транслирует реальный конфликт интересов на этом объекте ЮНЕСКО

Поляки не стесняются своих игр, не считают их чем-то низкопробным или опасным для детей. Помните, как премьер-министр страны Дональд Туск в 2011 году подарил Бараку Обаме коллекционку The Witcher 2? Тогда над этим можно было посмеяться, но теперь понятно: уже 10 лет назад Польша на самом высоком уровне четко очертила свои намерения по завоеванию мирового рынка видеоигр. И, как мы сейчас видим, постепенно добивается своего.

 

Источник

Читайте также

Меню