Горячая кровь и честный разбой. История лучников в серии Diablo

На минувшем онлайновом BlizzCon’е Diablo IV пополнила свою классовую копилку переосмысленной версией Разбойницы [Rogue].

Рассказываю, откуда есть пошла баба-из-лука-стреляющая с точки зрения игровой вселенной.

Осторожно! Довольно много букв и сомнительный юмор. Еще тут местами надо втыкать в карту мира (она ниже), иначе хрен поймешь, кто куда и через где перемещался.

Матриархи Сковосских островов

Хотя в игровой серии праматерь всех лучниц появилась еще в первой Diablo, хронологически корректно их историю вести от амазонок Сковосских островов [The Skovos Isles].

Сковосские острова — это архипелаг, находящийся в южной части Морей-Близнецов [Twin Seas]. Самыми крупными и значимыми в его составе являются четыре острова: Сковос [Skovos], Филиос [Philios], Ликандер [Lycander] и Скартара [Skartara]. Когда-то давным-давно, задолго до появления феминизма в интернетах там укоренилась цивилизация Аскари [Askari]. Это было двухкастовое матриархальное сообщество, прототипом которого выступали знаменитые амазонки. Мужики там ни в политику, ни в воинское дело не лезли и занимались исключительно бытовыми вопросами, оставив женщинам менеджмент и оборонку.

История появления самой цивилизации на Сковосских островах довольно занимательна. По легенде могучий нефалем Филиос (да, как остров) встретил прекрасную ангелицу Ликандер (да, тоже как остров). По всем законам жанра они влюбились друг в друга, и жить бы им долго и счастливо, но не судьба. Когда Лилит [Lilith] устроила в Санктуарии [Sanctuary] кровавую баню, пачками выпиливая мятежных ангелов и демонов, Ликандер вынуждена была бежать на Небеса. Однако телефончик Филиоса она сохранила и периодически с ним связывалась посредством специального артефакта. Он назывался Незрячим Оком [The Sightless Eye], и Филиос его хранил аки зеницу этого самого ока, тем паче мессенджеры в ту пору еще не изобрели. Впрочем, со временем ангелы на Небесах дюже заинтересовались, кому это так активно названивает Ликандер и почему НебоТелеком шлет нехреновые такие счета за межгород. Вздохнула ангелица и оборвала все контакты с Филиосом, наказав напоследок, чтобы он попрятал Око куда подальше. Во избежание. Ну он его и попрятал.

По всем законам все того же жанра Филиос долго горевал, пока в один прекрасный день не встретил смертную женщину по имени Аскарра [Askarra]. Влюбившись в барышню и справедливо рассудив, что ипотеку платить сподручнее вдвоем, Филиос подогнал Аскарре простого бабского счастья и дочерей-близняшек. Одна из них тяготела к фитнесу и правильному питанию, вторая — к йоге и медитациям. Росли девчули на историях о Незрячем Оке, которое они с течением времени решили отыскать.

Проведя в путешествиях и поисках какое-то время, они обнаружили Око на острове Сковос. Неизвестно, что им помогло его найти: то ли третий глаз у второй сестрицы открылся во всю ширь, то ли батя не сильно напрягался, пряча артефакт. Но они его отыскали и объявили священной реликвией новой цивилизации, которую прямо там, не отходя от острова, и основали. Око для созвона с Небесами они не использовали, но могли видеть будущее на его зеркальной поверхности. А поскольку сестричек было две, править они тоже стали вдвоем. Фитоняшка стала прародительницей касты амазонок, а богиня чакр основала касту оракулов. И вот с тех самых пор на Сковосских островах рулит матриархат и тандем двух правящих цариц.

С точки зрения культуры прототипом цивилизации Аскари стала Древняя Греция, а концепт-арты Сковосских островов могли бы сойти за своих в Assassin’s Creed Odyssey. Колыбель дамской цивилизации также породила целый пантеон богов, которые опять-таки являются отсылками к древнегреческим источникам. Например, у них есть Гефетрус [Hafaetrus], бог огня и перерождения, сидящий в недрах местной горы. Есть богиня Зера [Zerae], главная по молниям и возмездию. Верховными же божествами Аскари являются Атулуа [Athulua] и Кетриес [Kethryes], повелительницы погоды и времен года.

И вот именно отсюда происходит Амазонка [Amazon], за которую мы могли поиграть в Diablo II.

Сестры Незрячего Ока

Довольно долго на Сковосских островах царили мир, дружба и жвачка. Амазонки исправно несли службу и плавали по морям, оракулы не менее исправно изучали будущее, гипнотизируя Око взглядом, а местные мужики вышивали крестиком особо затейливые узоры. В общем, до поры все было прекрасно, и жизнь текла своим чередом. Беда пришла, откуда не ждали.

Среди амазонок образовалась группа леди, несогласных с линией партии. Не очень понятно, из-за чего появилась мятежная ячейка общества и против чего она выступала. Может, мужики вышивали недостаточно затейливые узоры. Может, оракулы не слишком усердно пялились в поверхность Ока. В общем, бунтарки порешили, что существующий уклад Аскари их не устраивает, и вместо него надо соорудить Прекрасную Амазонию Будущего. Посему под покровом ночи они благополучно покрали Незрячее Око и свинтили с островов до первых петухов.

Сказать, что амазонки охренели — ничего не сказать.

— Страшную весть принесла я в твой дом, Надежда! Зови детей! — вероятно, в таких выражениях делились новостью о свиснутом Оке амазонки и оракулы. История умалчивает, поплыла ли вослед бунтаркам поисково-карательная экспедиция (а, если и поплыла, то почему вернулась с пустыми руками), но в дальнейшем царицам пришлось жить с мыслью, что Незрячее Око утеряно и, возможно, навсегда.

Тем временем отщепенки радовались и праздновали. Маневр формата «Было ваше — стало наше» прошел идеально, и они переключились на поиски опорной базы. Ею стала Крепость Восточные врата [Eastgate Keep], которую миллион лет назад построил восточный завоеватель Раккис [Rakkis] во время своего крестового похода. Крепость должна была помочь ему удержать завоеванный к тому моменту Аранох [Aranoch]. Но поскольку со временем Раккиса унесло далеко на запад в Вестмарч [Westmarch], местные коммунальщики на крепость благополучно забили. С тех пор она пустовала, поэтому мадамы экспроприировали ее и переделали в монастырь, вернув в эксплуатацию бытовые удобства. А поскольку новому офису не хватало таблички с реквизитами организации, дамы порешили, что именоваться они будут Сестрами Незрячего Ока [Sisterhood of the Sightless Eye].

Справедливости ради, сестрички не забывали не только про зарядку по утрам, но и про тренировки «шестого чувства», встроенной чуйки на опасность. Она подсказывала им, где таятся ловушки, а когда нужно побыстрее переобуться в прыжке. Мужиков в свою обитель дамы категорически не пускали (возможно, именно поэтому они устроили с островов пакован чемодан), предпочитая заниматься честным разбоем в гордом одиночестве и периодически вербуя в свои ряды одиноких дивчин. Так что какое-то время спустя по народу пошли шепотки о странных опасных лучницах, которые могут не только обчистить тебе карманцы, но и стрелой в глаз зарядить. В миру их именовали разбойницами. Так и жили.

Именно отсюда ноги растут у одноименной Разбойницы [Rogue] из Diablo I.

Мучения и девы

Дальше нужно снова промотать время вперед до того момента, когда в Тристраме [Tristram] проклюнулось древнее рогатое зло и начало из глубины подземного лабиринта насылать на городок всякие непотребства. Обалдевшие от происходящего жители исписали все местные филиалы Авито просьбами избавить их от нечисти, расползавшейся из глубин старого монастыря. В город со всех концов королевства начали стекаться наемники, охотники за головами и авантюристы всех фасонов и расцветок. Среди них были и разбойницы, справедливо прикинувшие, что часть монастырских сокровищ будет неплохо смотреться в общей кассе.

Конечно, преуспели с зачисткой лабиринта далеко не все приключенцы: из кого-то местные демоны понаделали симпатичных чучел в назидание остальным. Однако в итоге вернувшийся с войны старший сын короля Леорика Эйдан [Aidan] все-таки упокоил в недрах лабиринта Диабло, Владыку Ужаса [Diablo, The Lord of Terror], ответственного за кавардак и адскую светомузыку. Только вот это не сильно помогло, потому что дальше голову принца посетила гениальная идея всадить себе в лоб Диаблов Камень души [Soulstone]. Камни душ когда-то давно придумали ангелы, чтобы с их помощью пленить и удерживать внутри души особо могучих демонюк. Но Эйдан рассудил, что он лучше какого-то камня. Из камня-то Диабло вон какую дискотеку запилил, себе-то в голову его воткнуть — это же ведь всяко надежнее!

Так бы и получилось, но нет. Через какое-то время наряду с камнем в Эйдановой голове прочно поселилась госпожа белочка, нашептывая ему в ухо всякие идеи одна другой краше, а именно:

  • Тристрам сжечь.

  • Всех местных расстрелять.

  • И сесть на трактор на восток, потому что там его уже заждались братишки.

Эйдан, который к тому моменту уже полностью пребывал во власти Диабло и именовал себя Темным Скитальцем [The Dark Wanderer], так и поступил. Тристрам он предал огню, на местных натравил демонов, а сам двинулся на восток в Аранох. На его пути образовался тот самый монастырь, где базой торчали Сестры Незрячего Ока. Кругом высились горы, других приличных путей на восток не сочинили (не вкладывался король Леорик в инфраструктуру), и погоня за Диаблой непременно бы поперлась именно этой дорогой. Поэтому демон рассудил, что кто-то должен прикрывать его тылы.

Не мудрствуя лукаво, он вызвал из Ада свою давнюю знакомицу Андариэль, Деву Мучений [Andariel, The Maiden of Anguish] и велел ей окопаться в монастыре.

Демонесса с удовольствием отправилась выполнять приказ начальства и быстренько разобрала большинство сестренок на маленькие симпатичные артефакты. Часть разбойниц померла и обратилась в нежить, часть подвинулась кукухой и напала на своих же, так что на момент событий Diablo II в здравом уме и полном комплекте конечностей оставалось всего несколько десятков барышень.

— Не туда воюешь! Нам, девушкам, надо вместе держаться! — раздались было из монастыря обиженные крики. Однако Андариэль на эти вопли было сильно наплевать, поэтому уцелевшим сестрам пришлось ускоренным маршем сниматься с насиженного места. Отступление было очень организованным, поэтому Незрячее Око они благополучно протеряли во время стратегических маневров.

Добежав до опушки особо далекого леса и убедившись, что погоня отстала, сестрички наскоро соорудили из палок новую базу под кодовым названием Разбойничий лагерь [The Rogue Encampment]. Она, конечно, была не чета предыдущей: если в монастыре они вовсю пользовали раккисову инфраструктуру и все достижения каменного зодчества, то новый лагерь был формата «три-палатки-два-сарая» с сельским туалетом на отшибе. Негусто, в общем.

Тем не менее, уцелевшим бабонькам повезло: герои, бросившиеся в погоню за Диабло, отправили Андариэль восвояси к чертовой матери, после чего монастырь резко опустел. Дамы, логично рассудив, что, даже загаженные демонами, каменные хоромы всяко лучше сараев в лесу, вернулись обратно на руины Восточных врат. Разведка сообщает, что ныне проходящие мимо путники могут услышать треньк луковой тетивы и изредка — матерные ругательства.

Незрячее Око, впрочем, сестры так и не нашли, и куда зеркальный шар утащили демоны (и цел ли он вообще, вдруг они его не потеряли, а сломали), науке пока неизвестно.

Охотники до этих ваших демонов

Пока Сестры отмывали наманикюренными руками монастырь от последствий прошедших в нем демонстраций и проверяли, не закатилось ли Око в особо темный угол, в другой части мира на горе Арреат [Arreat] знатно шваркнуло.

Так уж вышло, что Диабло преуспел в своей миссии и благополучно освободил братишку Баала, Владыку Разрушения [Ball, The Lord of Destruction] из плена. Баал, утомленный вынужденной самоизоляцией и жаждавший активной движухи, быстро наскреб по сусекам целую орду демонов и с ней отправился на митинг к северной горе Арреат. Так уж вышло-2, что именно там хранился древнейший артефакт Камень мира [The Worldstone], благодаря которому и был сотворен Санктуарий. Сам артефакт был скрыт в недрах горы, а охранял его 24/7 особый варварячий спецназ. Последний, впрочем, как и сестрички до этого, не сильно преуспел в обороне, и Баал его смял, как фольгу от шоколадной конфетки. После этого рогатый супостат всеми щупальцами присосался к Камню мира и успел-таки вплавить в него свой Камень души. Вбросил, значит, ложку каловых масс в медовую-то боченьку. Прибывшие по душу демона герои вместе с Тираэлем, Архангелом Справедливости [Tyrael, the Archangel of Justice], поняли, что опоздали: дьявольская скверна весело булькала по всему Камню мира. Поэтому, тяжко вздохнув, Тираэль решил, что спасать там уже нечего, и с размаху швырнул в Камень свой меч.

Смеркалось. Камень, а вместе с ним и гора бахнули так, что любой Кракатау умер бы от зависти. Умерла и часть варваров, правда, не от зависти, а потому что торчала слишком близко к эпицентру. На месте горы зияла дымящаяся воронка кратера, а местные гектары с тех пор стали называть Землями Ужаса [Dreadlands]. Народу там, по вполне понятным причинам, осталось пшик, зато всякие демонические отродья полезли из кратера пачками. Эти земли какое-то время спустя облюбовали в качестве своей базы Охотники на демонов [Demon Hunter].

Охотники с амазонками и сестрами были связаны примерно никак и свою гордую родословную вели вообще из другого места. Демоны после уничтожения Камня мира начали в этот самый мир просачиваться с пугающей регулярностью, набигая на деревни, села и корованы. Так что появились и те, кто их выпиливал обратно на историческую родину.

— Чемодан, вокзал, Адище! — таков был негласный девиз охотников. Ну, наверно мог бы быть, если бы они придумывали себе девизы. В свои ряды господа вербовали тех, кому демоны некисло подпортили жизнь и биографию. Таких вот выживших охотники тренировали, а затем предоставляли им возможность свести счеты с адскими отродьями и поквитаться за прежнюю жизнь и погибшую родню.

В какой-то момент времени ряды охотников пополнила Наталья [Natalya], одна из Ассасинов [Assassin] ордена Виз-Джак’Таар [Viz-Jaq’Taar], он же Орден Убийц магов. Эти господа приглядывали за колдунами, и если те начинали практиковать особо запрещенное колдунство, убийцы быстренько организовывали им тотальный экстерминатус. За какое-то время до событий Diablo III Наталья отказалась от старых убеждений и примкнула к охотникам, улучшив их систему тренировок и подарив им именной комплект брони с сомнительной механикой.

По части арсенала охотники оставили своих предшественников далеко позади (всякого дальнобойного обвеса у них было 100500 наименований на все случаи жизни), а вдобавок разжились ножичками и всякими турелями, явно позаимствованными у ассасинов. Те тоже были не прочь открыть журнал «Наука и техника» и вытащить оттуда чертеж какой-нибудь ловушки. Что, к слову, и понятно: надвигался Конец всех Дней [The End of Days]. Ну и все-таки на дворе был 2012, и за скудный набор оружия вас могли запинать ногами в темном углу игрового форума.

За Охотницу (или Охотника) на демонов мы могли порулить в Diablo III.

Рога в «Четверке»

Краткая историческая сводка показывает, что Разбойница из Diablo IV — это переосмысление ее предшественницы из Diablo I. Однако и ассасины, и охотники тоже повлияли на разработку данного персонажа. Что (с точки зрения игровой вселенной) неудивительно: между событиями третьей и четвертой части минуло 60 лет, так что новые умельцы бить белке в левый глаз вполне могли перенять опыт и знания своих предшественников, органично вплетая их в свою собственную систему координат.

Судя по трейлеру, «Было ваше — стало наше» возвращается. В более злой и кровожадной, но не менее любопытной обертке.

И это хорошо.

P.S. Если вы дочитали до этого места, значит, у вас больше свободного времени, чем я думала. Надеюсь, вам было интересно. 🙂

 

Источник

Читайте также

Меню