Цифровая анархия в каждом доме — сможет ли Web3 превратить интернет в идеальный рынок без корпораций и чиновников

Инженеры, предприниматели и энтузиасты пытаются построить свободный и справедливый интернет нового поколения, но пока это скорее Дикий Запад.

Что должно прийти на смену нынешнему Веб 2.0? Основатель всемирной паутины считал, что эпоха Веб 3.0 начнётся, когда компьютеры начнут понимать смысл контента и помогать людям в изобретениях и открытиях. Однако развитие пошло другим путём — строительством децентрализованного интернета, свободного от влияния банков, юристов и политиков.

TJ разбирается, что такое Web3, как он заменил собой идею Веб 3.0, и почему эта концепция «либертарианского рая в глобальной сети» может оказаться не меньшей утопией, чем мечта о мыслящем интернете.

Веб 3.0 — слишком умная сеть для такого глупого мира

Английский учёный Тим Бернерс Ли — знаковая фигура в истории интернета. В конце 1990 года он представил первый веб-сервер CERN httpd, первый веб-браузер WorldWideWeb и язык гипертекстовой разметки HTML. Это изменило лицо интернета и открыло эпоху Веб 1.0 — место электронной почты и конференций Usenet заняли простые и понятные сайты, между которыми можно прозрачно перемещаться по гиперссылкам.

Примерно через 15 лет начался второй «фазовый переход» интернета — веб становился более интегрированным и связным, появлялись социальные сети и wiki-платформы, сложные веб-сервисы и приложения. Веб 2.0 создал удобную среду для глобального взаимодействия людей в реальном времени — целую цифровую реальность с отдельной культурой и отраслями экономики.

В 1999 году Тим Бернерс Ли высказал идею, что Веб 3.0 мог бы стать семантической паутиной, всемирной базой знаний. Интернет сможет «осмыслить» контент и понять, что означают тексты, картинки и видео. Поисковые системы будут отвечать на запросы осмысленными фразами и рассказами, а не ссылками на сайты. Программы-интеллектуальные агенты начнут обрабатывать накопленные знания и путём рассуждений создавать новые идеи, изобретения и технологии.

Для этого контент предлагалось описывать на машиночитаемом языке, где все предметы, места, явления и понятия обозначены идентификаторами, а также описаны тегами и смысловыми связями между собой. То есть, пользователю Веб 3.0 при каждом создании поста на форуме или загрузке видео на Ютуб пришлось бы заполнять массу метаданных, пытаясь объяснить компьютерам смысл своего контента. Инженеры и учёные быстро пришли к выводу, что такой подход нереалистичен.

Почему провалилась идея семантической паутины

  • Мало кто из пользователей интернета стал бы заполнять столько метаданных при каждом опубликовании контента — это сложная и нудная работа.
  • Ещё меньше людей смогли бы заполнить метаданные достаточно хорошо, чтобы семантическая паутина работала без ошибок.
  • В науке ещё со времён Аристотеля есть мнение, что предметы, явления и понятия в принципе нельзя точно и однозначно разложить на категории, а без этого рушится вся иерархия семантического веба.
  • Создатели контента должны честно проставлять все теги, чего трудно ожидать от реальных пользователей интернета — к примеру, поисковые системы давно перестали учитывать метаданные страниц (title, description, keywords), потому что в них писали всё что угодно ради повышения в поисковой выдаче.
  • Семантический веб делает цензуру предельно лёгкой — «нежелательную» информацию можно отфильтровать на уровне протокола, причём отфильтровать именно по смыслу, включая любые иносказательные формы.

Переход к Web3 вместо Веб 3.0

Академический взгляд на развитие интернета уступил место инженерному подходу — специалисты и энтузиасты призвали решить насущные проблемы нынешнего Веба 2.0 вместо того, чтобы зарываться в красивую теорию. Причём решить их теми инструментами, что уже созданы и работают.

Какие проблемы у сегодняшнего веба

  • Интернет становится всё более централизованным. Компании вроде Google, Amazon, Cloudflare, Meta контролируют огромные участки глобальной сети. Фейсбук, Ютуб, Инстаграм и другие крупнейшие сервисы притягивают более половины пользователей интернета. Отдельные компании могут навязывать свои правила миллиардам людей и собирать данные о них.
  • Власти государств тоже делают интернет всё менее свободным — они блокируют неугодную информацию и строят национальные файрволы, чтобы фильтровать трафик и замедлять доступ к нежелательным сайтам. Причём централизация интернета играет на руку государственной цензуре в сети — властям легче надавить на десяток крупнейших сервисов и площадок вроде Ютуба и Твиттера, чем на тысячу или миллион компаний.
  • Одновременно интернет остаётся довольно неудобной и даже опасной средой. Вести бизнес в сети неуютно: социальные сети, хостинги, онлайн-магазины берут немалую комиссию, при этом могут в любой момент заблокировать доступ, удалить контент или даже учётную запись. Цифровые продукты вроде приложений, игр, музыки, видео любой желающий можно скопировать бесплатно, а персональные данные людей регулярно утекают в руки злоумышленников.

Решить эти проблемы могла бы децентрализованная система, максимально предсказуемая, надёжная и независимая от воли отдельных людей, компаний и государств. Блокчейн стал первым работающим примером такой системы.

Криптовалюты и криптохранилища

Термин «блокчейн» стал известен в конце 2008 года с появлением биткоина, из-за чего блокчейн порой считают синонимом криптовалюты. На самом деле, криптовалюта — это лишь одно из применений блокчейна. Сам по себе блокчейн это особый способ хранения данных в виде цепочки блоков, которая находится одновременно на тысячах или миллионах компьютеров в интернете.

Чтобы добавить новый блок в цепочку, компьютеры блокчейна должны «утвердить его правильность» с помощью криптографических функций. Это очень тяжёлый процесс, которым занимаются сразу тысячи или миллионы компьютеров. Настолько тяжёлый, что первый компьютер, «утвердивший» новый блок, автоматически получает награду в виде монет криптовалюты.

Все блоки в цепочке, равно как и все копии цепочки на разных компьютерах, криптографически связаны между собой по принципу «один за всех и все за одного». Попытки подделать, изменить или удалить блоки в блокчейне практически не имеют смысла: сделать это не проще и не быстрее, чем создать новые блоки «честной работой».

Таким образом, блокчейн — это очень надёжное и защищённое хранилище данных, которое работает само по себе в виде компьютерной программы на миллионах равноправных компьютеров без какого-либо главного центра. Никаких чиновников, никаких посредников, никакой модерации и произвола — только беспристрастные математические формулы в программном коде.

Чем удобны криптовалюты

Использовать криптовалюту может любой человек, единственное условие — доступ в интернет. Достаточно скачать кошелёк для биткоина или Ethereum и задать пароль, чтобы стать полноправным участником соответствующего блокчейна. С этого момента можно принимать криптовалюту на кошелёк, хранить её сколь угодно долго и пересылать на другие кошельки хоть миллиардами долларов за раз, в любую точку мира и с небольшой комиссией.

Для регистрации кошелька криптовалюты не нужно указывать ФИО, адрес, электронную почту, номер паспорта или телефона. Кошелёк — это просто зашифрованный файл на компьютере или смартфоне пользователя, а заданный пароль — единственный способ получить доступ к кошельку.

Криптовалюты вроде биткоина решают перечисленные выше проблемы для денежных платежей. Они не зависят от банков и систем вроде VISA, Mastercard, PayPal, Qiwi. Все криптовалютные кошельки равноправны и не подчиняются центральному регулятору, их никто не может заблокировать или удалить из блокчейна, как и принудительно списать монеты с них.

Комиссия за транзакцию не зависит от суммы перевода, а сами кошельки не привязаны к реальным людям, так что персональные данные через такую систему не могут утечь в принципе. О том, что конкретный человек владеет криптовалютой, в общем случае можно узнать только от него самого.

Благодаря таким особенностям криптовалюты пользуются обширным спросом. У одного только биткоина рыночная капитализация на данный момент превышает 1,2 триллиона долларов (88 триллионов рублей), а суточный оборот достигает 50 миллиардов долларов (около 3,5 триллиона рублей). Впрочем, нельзя определить, какая часть спроса на биткоин вызвана потребностью в прямых анонимных платежах, а какая часть создана чистой спекуляцией на биржах.

Надёжное хранение файлов без модерации

Идея хранить в блокчейне одни только данные о переводах криптовалюты показалась нерациональной некоторым инженерам, поэтому они стали пытаться приспособить эту технологию под более практичные задачи. Например, под надёжное хранение файлов без цензуры.

Летом 2017 года исследовательская компания Protocol Labs запустила Filecoin — сеть хранения данных с одноимённой криптовалютой. Данные хранятся не в самом блокчейне Filecoin, а в распределённой файловой системе IPFS, которую также создала Protocol Labs.

Сеть IPFS работает наподобие торрентов: любой файл при загрузке в неё разрезается на зашифрованные фрагменты, которые расходятся сразу по множеству компьютеров сети. Блокчейн Filecoin гарантирует, что фрагменты файла действительно хранятся в целости на компьютерах участников, и начисляет им за это криптовалюту.

Получается полностью децентрализованный файловый хостинг, где полный доступ к файлу можно получить только по паролю. Без пароля его нельзя изменить или удалить, что делает Filecoin совершенно устойчивым к цензуре — любые «запрещённые» данные рассеяны по тысячам или миллионам компьютеров зашифрованными кусочками и сохраняются пока работает сеть Filecoin.

Уже при запуске Filecoin за полчаса собрал более 200 миллионов долларов инвестиций, а сейчас его капитализация превышает 7,7 миллиарда долларов (562 миллиарда рублей). Под управлением блокчейна находится более 13,4 миллионов терабайт дискового пространства по всему миру.

Смарт-контракты, NFT и децентрализованные приложения

Если в блокчейне можно хранить записи транзакций, то можно хранить и программный код — предположил программист Виталик Бутерин в 2013 году и два года спустя запустил Ethereum. Это уже не просто таблица, как у биткоина, а Тьюринг-полная виртуальная машина, которая способна выполнить любую компьютерную программу. То есть, прямо на блокчейне можно запустить децентрализованные программы и сервисы (DApps), как на обычном сервере — например, платёжную систему или социальную сеть.

Блокчейн Ethereum состоит не только из монет криптовалюты, в нём появляются ещё токены и смарт-контракты. Токен это нечто вроде цифрового документа или обязательства, он может давать какие-то права или что-то обозначать — например, ссылаться на контент или реальный предмет. Смарт-контракты на специальных языках программирования вроде Solidity и Viper описывают, как блокчейн должен работать с токенами.

Работающая на блокчейне социальная сеть Cent выдаёт токены своим пользователям пропорционально количеству или популярности их контента. Такие токены — по сути, аналог ценных бумаг. Их можно продать за криптовалюту (как и купить) или же держать при себе и получать дивиденды, которые блокчейн начисляет автоматически по смарт-контракту — криптовалютой или новыми токенами.

Запуская на блокчейне программы и сервисы, можно добиться экономической децентрализации интернета. Социальные сети, хостинги, игры начнут прозрачно монетизировать усилия пользователей и отдавать им всю эту добавленную стоимость напрямую через блокчейн — без тысяч менеджеров, бухгалтеров и юристов Facebook, Google и Apple. Или даже распределять прибыль между создателями и потребителями контента — как видеохостинг Theta, который даёт токены за просмотр видео.

Рыночная капитализация Ethereum сейчас превышает 562 миллиарда долларов (более 40 триллионов рублей), а суточный оборот достигает 22 миллиардов долларов (1,6 триллиона рублей). По этим показателям эфириум уступает только биткоину, но его совокупную ценность они вряд ли отражают. Множество Ethereum-блокчейнов с запущенными сервисами, играми, программами работают отдельно и имеют свои криптовалюты.

Что даёт блокчейн с токенами, смарт-контрактами и NFT

Приложения, работающие на Ethereum-блокчейнах, создают идеальную рыночную среду, где люди и компании свободно договариваются между собой, и эти договоры гарантированно исполняются — без участия финансистов, юристов и чиновников. Поэтому DApps могут заинтересовать в первую очередь предпринимателей и деловых людей, желающих зарабатывать без проблем с юридическими и бюрократическими ограничениями.

Особый интерес вызывают децентрализованные финансовые сервисы (DeFi) — за последние три года их рынок вырос до 110 миллиардов долларов (более восьми триллионов рублей). Обмен валют, займы, кредиты, инвестиции — всё происходит напрямую между людьми и сообществами, и доступно любому владельцу кошелька Ethereum. Для защиты от резких скачков курса криптовалют можно использовать стейблкоины, чья стоимость привязана к реальным активам вроде ресурсов или традиционных валют.

Токены и смарт-контракты способны полностью заменить нотариусов, особенно при использовании NFT — уникальных или невзаимозаменяемых токенов. Уникальный токен обозначает некоторый объект: изображение, музыкальный трек, документ, реальную вещь или место, вообще любой файл или даже его конкретную копию среди тысяч остальных. Блокчейн воспринимает NFT как доказательство владения этим объектом, и соответствующе обрабатывает его смарт-контрактами.

NFT в децентрализованных сервисах способен избавить создателей контента от «пиратства», если блокчейн будет каким-то образом наказывать всех, кто копирует контент и не имеет соответствующего уникального токена. Автор видео или программы может выдать NFT каждому покупателю копии его продукта — в этом случае уникальный токен будет играть роль лицензии.

Индустрия развлечений уже несколько лет экспериментирует с NFT, используя их для продажи игр, музыки, фильмов, фотографий, рисунков и мемов. В 2021 году интерес к уникальным токенам резко вырос — только за первые три месяца объём продаж NFT превысил 200 миллионов долларов (14,3 миллиарда рублей). Не всем нравится такой рост спроса на «циферки» — NFT, как и криптовалюты, получают массу критики в свой адрес.

За что критикуют Web3 и чем плох блокчейн

  • Блокчейны крайне ресурсоёмки. Многие криптовалюты используют сложные вычисления для верификации, из-за чего требуют очень много электричества — один только блокчейн биткоина потребляет сейчас около 180 тераватт-час электроэнергии за год (это 1/6 годовой выработки электричества во всей России), а на одну транзакцию он тратит почти в 1,2 миллиона раз больше энергии, чем система VISA. Это создаёт массу парниковых выбросов, но блокчейн можно перевести на другие способы верификации вроде доказательства доли владения, которые не так ресурсоёмки. Или использовать для майнинга зелёную энергетику.
  • Блокчейны редко обеспечивают полноценную децентрализацию. Чтобы стать полноправным участником сети, нужно скачать полную копию блокчейна на свой компьютер или смартфон, а это примерно 375 гигабайт у биткоина и более терабайта у эфириума — и эти числа постоянно растут. Поэтому многие пользователи используют «лёгкие кошельки», которые взаимодействуют с блокчейном через серверы-посредники, что сомнительно с точки зрения безопасности. Майнеры, которые по идее должны быть независимыми одиночками, часто объединяются в огромные пулы, чтобы повысить свои шансы на создание новых блоков и получение монет за них. Исследователи указывают и на другие признаки того, что экосистему криптовалют контролирует небольшое число субъектов.
  • У блокчейнов и смарт-контрактов всё плохо с гибкостью. Условия смарт-контракта очень сложно изменить после его запуска в блокчейне, даже если этого хотят обе стороны договора. Если в код смарт-контракта закралась ошибка или уязвимость — исправить её тоже будет очень сложно и долго. Из-за этого в 2016 году хакеры успели украсть 50 миллионов долларов в монетах Ethereum через «дыру» в смарт-контракте, пока разработчики пытались исправить её в блокчейне. Написать безошибочный смарт-контракт сложно, особенно если он должен отслеживать множество условий. И в целом, строгая формальность и неизменность условий могут сделать взаимодействие между людьми менее гибким и эффективным.
  • Блокчейн создаёт среду с довольно жёсткими условиями на грани социал-дарвинизма. Потерял пароль от кошелька — придётся взламывать его или прощаться с монетами навсегда. Перевёл криптовалюту не туда — остаётся искать её нового хозяина и просить вернуть монеты ответным переводом. Если контрагент обманул на деньги или кошелёк с паролем «увели» хакеры — можно только смириться с этим. В блокчейнах нет центрального регулятора, который мог бы восстанавливать доступ к кошелькам и отменять транзакции. Это накладывает высокие требования к безопасности компьютеров и программного обеспечения, а также к цифровой грамотности пользователя. Возможное решение — сервисы-посредники, которые возьмут часть проблем на себя ценой ограничения свободы пользователя.
  • Защищённость и анонимность блокчейнов играет на руку преступникам. Криптовалюты очень удобны для шантажа и вымогательств, нелегальной торговли, коррупции, ухода от налогов, но это лишь часть проблемы. Многие проекты на блокчейне появляются лишь для того, чтобы собрать деньги в качестве инвестиций и присвоить их себе через сервисы для анонимизации и обналичивания криптовалют. Финансовые сервисы, работающие на смарт-контрактах Ethereum, невозможно очистить от мошеннических схем: даже если станет понятно, что проект — очередная финансовая пирамида, его не получится убрать из блокчейна или как-то остановить.

Через децентрализацию веба — к интеллектуальному взрыву

Использование блокчейна может показаться избыточным для решения проблем Веб 2.0. Например, с децентрализацией сервисов неплохо справляются технологии попроще, вроде торрентов. С 2017 года работает PeerTube — децентрализованный видеохостинг-аналог Ютуба, к которому любой человек может подключить свой компьютер и начать раздавать видео.

Однако блокчейны типа Ethereum — это всё же не просто распределённое хранилище, это целая среда исполнения программного кода, которым можно описать бизнес-логику предприятия. В этой среде нет посредников, а прибыль от контента идёт напрямую его создателям и даже потребителям, что для Веб 2.0 нехарактерно. Децентрализованный Web3 — это чистый рынок без контроля, дискриминации, цензуры и произвола. Хорошее средство против коррупции и концентрации власти в одних руках.

И даже идея Тима Бернерса Ли о «глобальном мозге» может найти в Web3 неожиданную опору: исследователи предполагают, что токенами можно закодировать смысловые единицы для семантической сети, а блокчейном зафиксировать отношения между ними. Тогда децентрализованные приложения станут интеллектуальными агентами, которые осмыслят всю бездну информации, накопленной человечеством, и начнут «выжимать» из неё максимум пользы, бесконечно совершенствуя идеи, технологии и самих себя.

#разборы #лонгриды #интернет #криптовалюты #будущее #биткоин #цензура

 

Источник

Читайте также

Меню