Ancestors: The Humankind Odyssey. Приключение длинною в жизнь

«Где мой самец?!» — Именно такой вопрос родился в голове на второй день игры в Ancestors. Но обо всем по порядку.

На момент анонса «Ancestors: The Humankind Odyssey» я для себя решил, что не стану играть в это. Геймплейные ролики только укрепили мое решение. Игра показалась скучной и однообразной, а механики — бедными и искусственно усложненным.

Шли месяцы, и вот добрый Humble Bundle под Новый год принес очередной пак игр. Pathalogic 2, Song of horror и еще парочка интересных проектов, опробовать которые чесались руки. Плюс к тому ценник. Моя платежеспособность была оценена в 140 рублей за весь январский Humble Choice.

Что-то из списка я оставил, что-то раздал друзьям. Шучу, нет у меня друзей. Забрал все себе. И Ancestors тоже забрал, а затем поставил еще и на установку.

После покупки геймпаса на SexBox, многие игроки начинают пробовать игры, которые сами никогда не купили бы. Скорее всего эти игры проведут на жестком диске не больше часа и канут в лету. «Предков» я устанавливал ровно с теми же самыми мыслями — вкусить на мгновение первобытный мир и вернуться в двадцать первый век.

В самом начале создаем свой род. Разработчики между делом сообщают, что разбираться со всем придется нам самим и помогать они не собираются.

Первый ролик напоминает игроку о жестокости дикого мира. Кто-то кого-то ест и затем сам становится пищей. В этом гастрономическом хаосе и появляемся мы. В роли детеныша первобытной обезьяны я оказался один посреди джунглей. Хотя «один» — это не совсем верно. Именно так создатели игры представляют себе понятие «в незнакомом месте». Мрачные джунгли погружены в серый туман, картинка зернится как старая кинопленка, повсюду зубы и морды диких животных. И почему-то все они кричат на меня.

В таком хаосе я блуждал порядка 20 минут, прежде чем нашел укрытие под камнем, куда благополучно забился. Затем управление переходит к уже большой обезьяне. Я нахожусь в поселении. Рядом мои сородичи-приматы нежатся у вершины водопада, джунгли естественного зеленого цвета, экран не штормит, и тут совсем не страшно. Но игра подталкивает выходить из зоны комфорта и просит отыскать того самого детеныша.

Первые осознанные шаги. Подойдя к обрыву, я обращаюсь к своим первобытным корням, прыгаю в объятия джунглей навстречу дереву и… недолет. Несмотря на высоту я жив, но с переломом. Не самая быстрая обезьяна становится еще медленнее.

Из умений — можно обнаруживать предметы, нюхать окружающий мир и слушать его. Последнее помогло распознать черную мамбу в траве, но поздно. Укус. Отравление. Экран плывет, светится ядовито зеленым. Через несколько секунд я вхожу в неизвестную зону.

Побитый и отравленный, в незнакомом лесу вижу то самое укрытие. Большая обезьяна спасла маленькую обезьяну и теперь катает ее на спине. Еще из хорошего — перелом зарос, а умение пить из ручья исцелило от отравления. К тому же я уже довольно давно брожу по джунглям, и они стали не такими незнакомыми. Серия ударов в могучую грудь и воинственный клич разгоняют туман неизвестности, и теперь чужая ранее территория принадлежит моей стае.

Три часа на счетчике. Игра все еще не нравится, но я не понимаю почему продолжаю играть. Это очень странно. Еще освоил — что нужно есть траву (она помогает от переломов) и пить воду. Нельзя есть яйца.

С детенышем на спине находим место падения метеорита. Более детальный осмотр из-за космической радиации приводит к генетической мутации младшего сородича. Чуть позже в лагере за любовь к науке я заботливо переименую Жо в Йозефа.

Опасность миновала, и представитель молодого поколения спасен, но этого недостаточно для продолжения рода. Новое задание — зачать потомство.

Секрет обезьяньей любви — это умение почесать спину партнеру. Если все сделать правильно, то будет создана первобытная ячейка общества. Далее совместное возлежание на листьях папоротника, и затем мы должны стать молодыми родителями и принимать поздравления общины. Это в идеале.

В моем случае все пошло не так. Спаривание не давало никаких результатов. Я повторил этот пункт. И еще раз. После пятого — заподозрил что-то неладное и решил прерваться и всё обдумать. Уверен даже первобытные приматы не выдержали бы такой марафон.

На второй день я со свежей головой сразу нашел причину своих селективных неудач. Второй партнер по факту тоже оказался самкой. Видимо обезьяна вела себя настолько мужественно, что не дала повода усомниться в своей гендерной принадлежности. Пришлось с болью в сердце прекратить эти отношения. И тут дело не в них, дело во мне. Я не против их однополой любви, но фертильная самка была только одна. Так что ее жертва послужила высшей цели для всего человечества.

Вот мы и вернулись тому с чего начали. Все эти мысли промчались в моей голове стремительным ураганом. Осененный открытием я воскликнул вслух: «Где мой самец?!». Жена застыла с кружкой чая в руках. Вообще она не разделяет мое увлечение играми. Что ж, теперь у нее будет еще один пункт в защиту собственных убеждений.

P.s. Йозеф поучаствовал в создании новой жизни, а затем умер через 4 дня после рождения сына, угодив в захват питона.

P.p.s. В итоге игра мне все же честно понравилась. И видимо дело в том количестве необычных и интересных ситуаций, которые она генерирует в процессе. Великое стояние на Острове Крокодилов войдет в летописи. Или трехдневная миграция из джунглей в саванну без воды под палящим солнцем. Не все пережили это переселение. Или…

 

Источник

Читайте также

Меню