Заклятие 2 (2016). Обзор в ожидании третьей части

«Заклятие 2» — это добротный сиквел, который рассказывает новую историю знаменитых американских «охотников за приведениями», Эда и Лорейн Уоррен.

Доброго времени суток! В связи с тем что третий фильм из основной истории франшизы «Заклятие» выходит в кинопрокат уже 10го июня, приходит мысль о том, что неплохо было бы перед этим вспомнить, что из себя представляли предыдущие картины. Данный обзор служит продолжением этой инициативы (обзор на «Заклятие»(2013)) и призван помочь вам понять, а стоит ли вообще ознакомиться с этой серией.

Приятного чтения!

Удвоенный бюджет фильма поспособствовал как положительным, так и отрицательным изменениям. История стала масштабнее, структура сценария и проработка героев лучше, чем в первой части, но теперь вызывает вопросы реакция персонажей на события. Фильм выдержал визуальный стиль приквела и даже улучшил его, но приобрел недоработанные спецэффекты. Напряженных сцен стало больше в количестве и качестве, но постановка эпизодов с компьютерной графикой выглядит неправдоподобно. В картине появились атмосферные композиции сторонних исполнителей, но остались функциональные оригинальные саундтреки. Проблем не было только с актерской игрой, работой оператора и монтажом.

Для понимания, почему фильм вышел таким, важно знать, кто над ним работал.

Структура сценария стала лучше потому, что сюжет разрабатывал Джеймс Ван, а не братья Чад и Кэри Хэйесы, как в первой части. Что бы ни говорили о Джеймсе Ване, сюжет он пишет лучше этой парочки любителей слабых малобюджетных фильмов ужасов. Эта новая история еще и помогла развитию главных героев, дала возможность им показать себя.

Джеймс Ван умеет снимать хоррор. В «Заклятие 2» режиссер справился с созданием саспенса лучше, чем в первой части, а самих напряженных сцен вышло больше, как и «скримеров», однако некоторые эпизоды с использованием спецэффектов выглядели гротескно и даже смешно.

Работа оператора выглядит еще лучше, чем в приквеле. В этот раз, за камерой стоял именитый Дон Бёрджесс. Кинооператор сохранил визуальный тон первой части и использовал нестандартные операторские приемы и ракурсы, которые красочно показали событие каждой сцены и усилили напряжение в кадре.

Оригинальные композиции для фильма написал Джозеф Бишара, который работал над приквелом. Чудо не произошло, и саундтреки остались функциональными и вторичными.

События «Заклятие 2» происходят после окончания первого фильма, но ничем не связываются сюжетом с первым фильмом, кроме наличия персонажей Эда(Патрик Уилсон) и Лорейн(Вера Фармига) Уоррен. Картина повествует о еще одном «доме с приведениями», но теперь не на Род-Айленде, США, а в северном пригороде Лондона. В доме семьи Ходжсон происходит «что-то странное», и семейство до последнего пытается не обращать на это внимание, а когда игнорировать становится невозможно – рассказывают о произошедшем податливым СМИ. С этого и начинается увлекательный второй акт фильма.

В кратком описании сюжета прослеживается, что с точки зрения структуры, «Заклятие 2» похоже на приквел. В картине показывается и первая сцена для привлечения внимания, которая косвенно связывается с основным сюжетом, и «семья в беде» в первом акте, и второстепенная линия с Эдом и Лорейн Уоррен, которая во втором действии соединяется с основной и перехватывает на себя лидерство.

Главным положительным отличием от первой части стало меньшее количество необязательных сцен в первом акте, которое дает больше хронометража для формулирования темы и размышлений. Это помогает лучше раскрыть конфликт, однако первый сюжетный поворот всё еще наступает слишком поздно.

Второй акт также стал цельнее вместе с тем, что фильм держал второстепенную линию «на расстоянии» до серединного сюжетного поворота. Это помогло уделить больше времени изменению в жизни семейства после понимания, что в доме живут призраки, больше раскрыть героев и придать мистическому действию реалистичности, за счет большего количества персонажей, которые стали наблюдателями событий.

Эпизод с «затишьем перед бурей» заслуживает отдельного внимания. Герои в нем собрались вместе и слушали, как персонаж Патрика Уилсона исполняет «Falling in love» Элвиса Пресли. После этого Эд Уоррен в паре коротких сцен чинил вещи в доме и разговаривал с героиней Мэдисон Вульф. Эта милая последовательность сцен помогла шире показать героев, разбавить напряженное действие и усилить впечатление в дальнейших сценах за счет бОльшего эмоционального сдвига.

исполнение «Falling in love» от Патрика Уилсона

В конце второго акта появился эпизод, которого не хватило в первой части. Последовательность сцен, которую принято называть «Все потеряно». В эпизоде демонстрируется ложный проигрыш героев, который создает иллюзию того, что история закончилась, однако благодаря мини-твисту сюжет всё же двигается в третий акт. Эта традиционная последовательность сцен помогла развить и придать сюжету «Заклятие 2» интриги и добиться большего вовлечения зрителя, за счет смены эмоционального заряда сцен.

Одним из важных достоинств первой части было постепенное введение зрителя в паранормальную тематику. Сиквел решил об этом забыть и с первых мистических сцен дух начинает устраивать что-то жесткое, вроде телепортации ребенка из одной в комнаты в другую. Вскоре после этого, сущности вовсе выходят на прямой контакт. Такой резкий ввод в тему помогает быстрее развить первый акт, но и мешает поверить в происходящее из-за этого не постепенного раскрытия концепции.

Новые герои фильма стали блеклыми и пресными, как и члены семьи Перрон из первой части. Отличие заключается в том, что «Заклятие 2» больше проработало химию между второстепенными персонажами, из-за чего герои выглядят чуть живее, чем декорации.

Небольшой пример взаимодействия между второстепенными персонажами.

Взаимоотношения между персонажами также сильнее раскрылись между главными героями — Эдом и Лорейн Уоррен. В сиквеле герои получили больше тихих совместных сцен, которые позволили раскрыть мировоззрение и показать сильную любовь друг к другу. Благодаря таким приземленным эпизодам, герои уже выглядят более человечными и живыми, а зрителю становится проще себя с ними ассоциировать и беспокоиться за персонажей в напряженных сценах.

Тихий момент в доме Ходжсонов

В отношении героев также вызывает вопросы их реакция на некоторые паранормальные события. В сцене, где мимо кучи взрослых людей проезжает стул без всякой на то причины, единственной реакцией было – отойти в сторону и дать ему дорогу. Никто даже не вскрикнул, словно они видят такое каждый день. Подобная неправдоподобная реакция разрушает веру в происходящее.

Тот самый стул

В «Заклятие 2» Джеймс Ван превзошел сам себя — постановка напряженных сцен вышла даже лучше, чем в первой части. В фильме режиссер умело жонглирует, как закрытым, так и открытым саспенсом. Для того, чтобы лучше проиллюстрировать это и не испортить впечатление от истории, ниже показывается и описывается одна из напряженных сцен, которая не влияет на сюжет – эпизод с Бенжамином Хэйем.

Эпизод с Бенжамином Хэйем

В этой сцене для выжимки саспенса использовался грамотный подбор таймингов – неожиданные события показывались тогда, когда внимание зрителя ослаблялось.

Актер правдоподобно отыграл реакцию на иррациональную действительность, что повысило эмоциональное напряжение сцены.

Для большего вовлечения зрителя, при съемке использовался поясно-плечевой план героя, который позволил четко считать эмоции актера и то, что он делает.

Локацию освещал слабый ночной свет. Такой выбор позволил сильнее накалить обстановку, за счет давления на страх неизвестности.

Герой в сцене оказался наедине с опасностью, а когда персонаж находится в хотя бы условном одиночестве — страх ощущается зрителем ярче. Джеймс Ван часто использовал этот прием в фильме.

Монтаж звука оттачивает саспенс сцены, из-за уже классических скрипящих половиц, и тихого гудения с аккордами на скрипке в сопровождении.

Самое главное, что напряжение вырывается в конце сцены через «скример» и яркую реакцию героя. Эмоциональная законченность эпизода дает зрителю выдохнуть и доставляет удовольствие.

Подобную всестороннюю работу режиссер проделал вместе с командой над всеми эпизодами с саспенсом в фильме.

Нагнетание напряжения не стало единственной заслугой Джеймса Вана в постановке. Режиссер любит вставлять сцену без монтажных склеек в первом акте для демонстрации семейной жизни в доме одержимом духами — таковая показывалась в первом фильме и реинкарнировала в сиквеле.

Показ героев в «Заклятие»(2013)

Презентация героев в «Заклятие 2»(2016)

В этом эпизоде сложная расстановка и организация актеров комбинировалась с нестандартными переходами между комнатами. Достоинство этой последовательности сцен в том, что она помогает органично, «как в жизни» презентовать персонажей, из-за чего герои кажутся правдоподобнее.

Операторская работа в фильме вышла более красочной, чем в приквеле. Кинооператор выдержал атмосферу первого фильма и даже усилил ее, за счет добавления в баланс белого оттенка синего. В итоге картинка выглядела холоднее, чем в приквеле, что подчеркнуло антураж и настроение локации съемки – Лондон в 70x.

Дон Бёрджесс добавил в картину «голландский угол», который усиливал напряженную атмосферу из-за большего внимания необходимого для восприятия картинки с горизонтом под наклоном.

«Голландский угол» в открывающей сцене

Оператор часто использовал пролет камеры из экстерьера в интерьер через оконное стекло. Прием подходит для красочного входа в сцену и перехода между локациями, но с эмоциональной точки зрения нагрузки не несет.

Пролет сквозь стекло

Кинооператор нестандартно использовал фокусировку в фильме. В сцене с экспериментом для проверки голоса Джанет Ходжсон (Мэдисон Вульф) Дон Бёрджесс держал в кадре средний план Эда Уоррена, сидящего спиной к испытуемой, которую камера показывала справа. Фокус сконцентрировался на Эде, а девочка оказалась в таком расфокусе, что выглядела цветовым пятном, у которого нельзя различить отдельные детали, но можно считать силуэт. Таким образом, зритель условно видит картинку, которую представляет Эд Уоррен.

Изобретательная фокусировка

В один момент, голова девочки непонятным образом увеличивается и преобразуется, и то, что зритель не знает деталей из-за обоснованного расфокуса пугает еще больше, чем если бы показали очередной печальный результат компьютерной графики. Недосказанность и незнание главных героев стимулирует воображение зрителя «напугать себя самостоятельно».

Фильмы серии «Заклятие» обычно не дают повода уделять монтажу отдельное время, однако эта картина будет исключением. В фильме присутствует сцена с бодрым ритмичным и смысловым монтажом, которая при помощи набора ярких образов лаконично демонстрирует зрителю место действия.

Ритмичный монтаж

Монтаж звука играет в хоррорах важную роль и он все еще хорош в этой картине, как и в первой части, однако в отличии от приквела акцент в сценах для испуга сместился от громких шумов к неожиданным голосам и крикам.

С обновленным кастом появились более яркие актерские работы. Теперь в фильме блистает не только Патрик Уилсон и Вера Фармига, но и до смешного органичный в своем образе Саймон Макберни и совсем молодая Мэдисон Вульф, которая благодаря гриму и правдоподобной игре в рамках роли стала неотделимой частью фильма.

С увеличением бюджета в фильм добавилась компьютерная графика и лучше бы этого никогда не происходило. Фильм игрался с ней, как ребенок с новой игрушкой и пихал при каждом удобном случае. Проблема заключается даже не в самом факте ее использования, а в том, что она выглядела не пугающе, а нелепо и мультяшно в силу своей низкой обработки.

Вот это графон…

Музыкальные композиции фильма остались такими же, каким были в первой части поэтому приведу свои же слова о работе композитора над фильмом «Заклятие»(2013):

«Саундтреки в фильме работали с точки зрения их функции – добавлять напряжение сцене, формулировать атмосферу фильма ужасов и иногда задавать темп действию, однако вышли совершенно шаблонными, как и другие аспекты фильма. Большая часть композиций использовала стандартные «пугающие звуки» вроде протяжного гудения, напряженных аккордов на скрипке, которые подарил жанру Хичкок, громкого шума на заднем фоне и протяжного хорального распевание буквы «О» под автотюном.»

Можно сказать, что «Заклятие 2» — все же веха развития по отношению к первой части. В сиквеле можно увидеть новый лучше структурированный сюжет, красочную картинку и увлекательные саспенс сцены, но фильм все еще использует удачные наработки жанра во всех своих аспектах и остается вторичным в собственной концепции.

«Заклятие 2» — это качественная посредственность, которой была и первая часть, однако сиквел проделал работу над ошибками и стал лучше с точки зрения сценаристики, режиссуры и операторской работы.

Фильм все еще рассчитывает на точно такую же широкую аудиторию и подойдет почти для каждого, в роли одноразового качественного аттракциона.

7,5 из 10

Спасибо за прочтение этой статьи и увидимся в следующем обзоре!

 

Источник

Читайте также

Меню