Выученная беспомощность и стили объяснения успехов и неудач

Итак, в прошлой статье мы затронули понятие “выученная беспомощность” Мартина Селигмана и рассмотрели на опыте собак и людей особенности формирования данного психологического состояния. 

Многие пользователи в комментариях отметили, что я неверно изложила притчу о мышках, ведь на самом деле в ней фигурировали лягушки, а из молока нельзя взбить масло. Только из сливок. Да, это так. Для меня было не очень важно сохранять каждую деталь истории, ведь суть не в том, КТО пытался спастись из ведра с каким-то содержимым, а в том, ПОЧЕМУ кто-то сдается сразу, а кто-то продолжает отчаянные попытки за выживание или изменение условий.
(Да и “молитва о двух мышках” из фильма “Волк с Уолл-Стрит” мне все-таки ближе, чем о лягушках).

Вот, кстати, еще одна бизнес-притча. В Индии погонщики слонов добиваются их покорности хитрым способом. Когда слоненок маленький, его ногу привязывают к стволу молодого дерева пеньковой веревкой. Слоненок пытается порвать веревку, прыгает во все стороны, но никак не может освободиться. Постепенно он оставляет свои попытки и становится покорным. Он больше не пытается порвать веревку, потому что усвоил, что это невозможно. Когда такой слоненок вырастает в огромного и мощного слона, который может весь день таскать тяжелые грузы, его продолжают изо дня в день привязывать такой же веревкой к колышку. Но слон даже не пытается освободить себя, ведь в детстве он сделал так много попыток.

Схожим образом в ситуациях получения опыта беспомощности ведут себя не только высокоорганизованные животные, но и блохи. По сети гуляет довольно старый видеоролик, где блох сажают в стеклянную банку, в которой они проводят целых 3 дня (со слов автора видео). Все эти три дня они бьются о стенки и крышку банки. На четвертый день их освобождают, они свободны, но эффект таков: блохи прыгают ровно на ту высоту, которая ограничивалась размерами банки, хотя никаких ограничений у них уже нет. Блохи выучили урок. 

Но все-таки человек есть человек. Не вошь он, и не тварь дрожащая. В экспериментах Хирото на выявление выученной беспомощности у людей учитывались еще такие дополнительные факторы как внутренний/внешний локус контроля и стиль объяснения успехов и неудач. 

Локус контроля — термин, введенный социальным психологом Джулианом Роттером в 1954 году. Локусом контроля называют свойство личности приписывать свои успехи или неудачи только внутренним либо только внешним факторам. Так, внешний (экстернальный) локус контроля приписывается человеку, который описывает ситуацию успеха/неудачи как случайный результат стечения обстоятельств или каких-то неведомых сил. Внутренний (интернальный) локус контроля присутствует у людей, которые приписывают результат успеха/неудачи своим внутренним свойствам личности: усилиям, способностям, навыкам и т.д.
Так вот, в экспериментах Хирото был получен следующий результат: испытуемые с внутренним локусом контроля предпринимали в 4 раза больше попыток избежать шоковое воздействие (громкий звук), чем с внешним.

По результатам всех исследований ученые пришли к выводу, что выученная беспомощность формируется у ребенка к 8 годам. Деформация происходит в 3 областях: мотивационной, когнитивной, эмоциональной. 

Перечислим основные источники формирования выученной беспомощности:

  1. Опыт переживания неблагоприятных событий в детском возрасте. Сюда можно отнести незаслуженные обиды, наносимые порой родителями, смерть любимого человека, потерю работы, серьезную болезнь, развод родителей. Так, ребенок получает опыт недостаточного контроля за событиями собственной жизни и сталкивается с чувством беспомощности.

  2. Опыт наблюдения беспомощных моделей. Здесь следует также упомянуть средства массовой информации в качестве источника формирования представлений о тщетности усилий для достижения желаемого результата.

  3. Опыт отсутствия самостоятельности в детстве. К примеру, мать, которая все делает вместо сына, невольно приучает его к беспомощности.

Чуть позже Селигман заметил, что индивид описывает свои негативные или позитивные результаты несоразмерно. Так, он ввел понятие стиля объяснения, которые назвал оптимистический и пессимистический.
Стиль объяснения — способ, которым человек привык объяснять себе почему что-то происходит. Формирование стиля объяснения происходит в детстве и юности, становясь в итоге постоянной характеристикой личности о остается на всю жизнь.

Характеристики стилей включали три параметра:

1. Постоянство — временная переменная;
2. Широта — пространственная переменная;
3.Персонализация — Кто виноват?

Так, для пессимистического стиля характерно объяснение плохих событий личными (внутренними) характеристиками, которые являются постоянными и общими (универсальными). Объяснение хороших событий связано с временными, конкретными и внешними причинами (например удача, случай и д.р. неизвестные факторы). Данный стиль является предиктором депрессии. Правда здесь нужно сделать поправку: к депрессии пессимистический стиль объяснения может привести только, если человек ощущает чувство безнадежности!

Оптимистический стиль объяснения, наоборот, описывает плохие события внешними, временными и конкретными характеристиками, а хорошие — постоянными, универсальными, внутренними причинами. Такой стиль является предиктором психического и физического здоровья. 

Каковы источники формирования каждого из стилей объяснения?
Селигман с коллегами провели ряд исследований, посвященных изучению источников стиля объяснения у детей. В качестве основных источников рассматривались: роль родителей в качестве моделей объяснительного (атрибутивного) стиля, роль критики со стороны взрослых (родителей и учителей) и роль неблагоприятных событий и кризисов в жизни ребенка.

Было обнаружено, что стиль объяснения ребенком плохих событий имеет связь со стилем объяснения матери (независимо от пола ребенка). Предполагалось, что ребенок проводит с матерью больше количество времени, чем с кем либо еще, и ее ответы на вопрос “Почему?” формируют у него представления о причинах успехов и неудач. Внимательно вслушиваясь в те или иные причины, о которых говорит ему мать, ребенок усваивает, являются ли, например, причины неудач, с которыми ей приходится сталкиваться, постоянными или временными, конкретными или широкими, ее ошибкой или чьей-то еще.

Характер обратной связи (родителей / учителей) является еще одним источником формирования стиля объяснения. То есть, как родители, учителя и д.р. значимые взрослые объясняют причины успехов и неудач, происходящих в жизни ребенка. Например, “У тебя всегда были проблемы с математикой” или “Ты вечно неряшлив” ведут к формированию пессимистического стиля. Таким образом, критика, которую взрослые адресуют ребенку при его неудачах, накладывает отпечаток на то, что он сам о себе думает. 

Однако, как выяснил Селигман с коллегами, выученная беспомощность и стиль объяснения поддается коррекции, например, с помощью когнитивно-поведенческой терапии (КПТ). Холлоном и Фрименом была разработана методика ABCDE.

Сталкиваясь с негативным событием (А – activating event) человек оценивает его в соответствии со своими зачастую иррациональными представлениями (В – belief), которые в свою очередь вызывают различные негативные эмоциональные и поведенческие последствия (С –consequences). Когнитивные терапевты, однако, предлагают изменить эти убеждения, оспорив их (D – discussion) и построив новую эффективную философию (Е – effective philosophy). 

Клиент обучается ряду важных навыков:
Во-первых, учится идентифицировать и отслеживать автоматические мысли, то есть привычные фразы, проскальзывающие в сознании, обычно остающиеся незамеченными. Его учат обращать внимание на объяснения негативных событий, которые носят постоянный, всеобъемлющий и личный характер и записывать их.

Во-вторых, человек учится анализировать, ставить под сомнение и опровергать деструктивные автоматические мысли и интерпретации. Человека просят детально анализировать «улики», и, если «вина» какой-то мысли будет доказана, сделать вывод, стоит ли продолжать иметь дело с проблемной мыслью или же отказаться от нее и найти ей замену, поскольку вакуум в сознании невозможен.

В-третьих, человек учится делать реатрибуции, то есть находить различные альтернативные объяснения событий и использовать их в дискуссии со своими автоматическими мыслями. Он учится находить объяснения, соответствующие конкретной ситуации, например, не обвинять себя за негативные события, которые он не может контролировать, трезво оценивая ситуацию и находя ей адекватные внешние объяснения, объясняя ее не в терминах «всегда» и «никогда», а в терминах конкретных причин, ее породивших.

В-четвертых, человека учат отвлекаться от мрачных мыслей, то есть контролировать не только то, что он думает, но и когда и сколько времени он этому уделяет.

И наконец, в-пятых, он учится заменять негативные автоматические мысли на более позитивные. Так постепенно приобретаются навыки конструктивного мышления, отличающегося гибкостью, реалистичностью, позитивностью и зрелостью. 

Как вы думаете, как еще можно справиться с состоянием выученной беспомощности?

Если вам интересен подобный материал, и вы хотите почитать статьи на тему мотивации достижения, то буду благодарна за фидбэк.

 

Источник

Читайте также