Улики Эволюции в ретроспективе. Скучас и полярные динозавры

Второго апреля этого года нашей командой, которая ведёт свои истоки из прошлого проекта, был организован палеофест, на котором выступал известный палеонтолог Павел Скучас. Мы давно должны были выложить стенограмму его лекции, но по определённым причинам выход её задержался. Представляем Вашему вниманию видео и текстовую часть той замечательной лекции. Лекцию снимала команда Лаборатории Научных Видео. Приятного просмотра и прочтения.

Не соответствует тематике хабра!

Просим всех людей, кто считает, что Хабр только для для тех кто пишет статьи о программах, как например человек на скриншоте, ознакомьтесь, пожалуйста, с мнением администрации на этот счёт в комментариях под нашей статьёй о слепнях. Если Вас это не удовлетворит, то, пожалуйста, не тратьте своё время на прочтение данной статьи!

Эта статья абсолютно соответствует тематике тех хабов, в которых эта статья находится и той сложности технического материала, которую требуют от статьи данные хабы. Лучше переходите сразу к прочтению других материалов, которые соответствуют вашим потребительским предпочтениям. Открою вам истину капитана: лента Хабра настраивается так, как захотите вы! Не нравятся наши статьи, читайте хабы, где пишут исключительно по IT! Не портите себе настроения, уважайте мнение других и хорошего Вам дня! Живите дружно!

Добрый день. Первое что хочется сказать – очень приятно видеть живых людей. Потому что настолько давно не было мероприятий в реальном формате, все онлайн, и как я говорю своим студентам, что два года общения с кружочками и квадратиками в «зуме», это тяжело для психики. Есть еще один приятный момент, это то, что тема этого выступления мне очень близка, потому что в рамках этой темы мы проводим исследования. Всегда приятно говорить о том, чем ты сам занимаешься.Так что мы сегодня поговорим про полярных динозавров, ну и не только. Потому что, полярные динозавры – это только часть животного мира древних экосистем.У нас будет разговор немного шире, мы поговорим как о полярных динозаврах, так и о динозавровых фаунах.

Но начать хочется немножко с другого.

Каждый из вас может себе представить какое-нибудь место на природе, где вы были на пикнике, вашу дачу или просто вид из окна. В этом виде, в этом месте наверняка есть растения, наверняка бегают или летают животные. По сути дела мы можем себе представить кусок современного разнообразия организмов. По сути дела – представить себе именно современное биоразнообразие. В качестве примера для себя я всегда представляю вот этот вид, это река Нижняя Тунгуска, где у нас были совершенно замечательные экспедиции. Мы понимаем, что животные и растения и все организмы распределяются по земному шару совершенно определенным образом.

И есть такие интереснейшие места вокруг полюсов, которые называются Артика и Антартика.

И мы понимаем, что животный и растительный мир вот этих территорий очень специфичен.

Вот когда начинаешь с кем-то обсуждать Арктику и Антарктику, люди, которые далеки от биологии, очень радуются этой картинке.

Вот что тут не так? Кроме того, что там пингвин в одежде, что-то еще есть.

Ответ из зала: Пингвин и Медведь живут на разных полюсах.

Совершенно верно – это представители разных фаун, хотя и полярных, но совершенно из разных полушарий.

Мы понимаем, что не важно Арктика или Антарктика, на животный мир, на биоразнообразие действуют определенные условия. На самом деле разнообразие полярных фаун и флор – оно небольшое.

А почему они не такие уж и разнообразные? Какие факторы его ограничивают?

Ну, по большому счету – это низкие температуры. А второй момент – это полярный день и полярная ночь. Это очень специфический световой режим. Мы к этому еще вернемся, эти факторы стоит запомнить, потому что в нашем разговоре про древние полярные фауны эти факторы будут необходимы.

Палеонтологи, когда смотрят на современное биоразнообразие – они видят это совершенно специфическим образом. Очень хорошую аналогию придумал палеонтолог, коллега из Северной Америки Кристофер Брошу, который занимается крокодилами. Он предложил рассматривать современное биоразнообразие, как палимпсест. Представьте себе средневековый пергамент, он делался из кожи и стоил дорого, что делали люди? Смотрели на пергамент, а там какой-то старый текст. Они его соскребали и поверх писали новый. И так многократно.

По сути дела современно биоразнообразие – это тоже аналог палимпсеста.

Оно написано поверх древних биоразнообразий, которые были когда-то очень давно. Вся палеонтологическая летопись стиралась, стиралась, старалась и вот мы имеем написанную уже сейчас.

И действительно, если мы посмотрим на животный мир Арктики сейчас – увидим там белых медведей. Отмотаем назад на двадцать пять тысяч лет назад – там будут уже мамонты, мамонтовая фауна.

Хотя мы понимаем. Что есть общие элементы мамонтовой фауны и современной, например северные олени, овцебыки. Но если мы начнем крутить нашу палеонтологическую летопись на много, много миллионов лет назад, то мы окажемся в мезозое. Пройдем точку в 66 миллионов лет назад – это время вымирание нептичьих динозавров, и опять же мы встретимся с таким явлением, что полярные территории были заселены.

Так что сегодня мы как раз и будем говорить про эти полярные фауны.

Ну, почему я в начале своего выступления сказал, что мы не ограничимся динозаврами? Мы будем говорить про всех позвоночных.

Что такое динозавровая фауна в понимании палеонтолога? Это собственно динозавры и все позвоночные животные, которые жили вместе с ними. Например, на слайде можно увидеть крокодила, черепаху – это все представители динозавровой фауны. Если рассматривать динозавров одних, отдельно от других животных, которые с ними жили, то это будет очень однобокий взгляд. Так что мы сосредоточимся на позвоночных, которые жили вместе с динозаврами и собственно на динозаврах.

Палеонтологическая летопись, список местонахождений, которые сформировались тогда, в мезозое, в полярных территориях или в приполярных территориях – он очень ограничен. И по сути дела у нас хватит времени, чтобы про основные поговорить.

Ну и хочется начать с Антарктики, потому что первые значимые находки полярных динозавровых фаун были сделаны именно там.

Так что начнем с Антарктики, и потом будем двигаться уже ближе к нам.

Из Антарктики известны три основные фауны. И мы про каждую из них немножко поговорим. Самая древняя – это юрская фауна, начала Юрского периода, примерно 190 – 180 миллионов лет назад. Далее идут совершенно фантастические по разнообразию раннемеловые фауны Австралии, тоже которые сформировались тогда, в приполярных территориях. Их возраст 113 – 110 млн. лет назад, это начало Мелового периода. Ну и в качестве продолжения – это позднемеловые фауны Новой Зеландии. Сформировались примерно 80 – 70 млн. лет назад.

Давайте посмотрим, что известно, что находят палеонтологи, и дальше мы поговорим про некоторые интерпретации.

Вот это все, что известно из ранней юрской фауны Антарктиды. И теперь я постараюсь пояснить. Вот это на слайде – ископаемые остатки, то, с чем работают палеонтологи. Почему-то люди, далекие от палеонтологии, всегда считают, что палеонтолог пришел куда-то, начал ковыряться и тут же вылез целый скелет. Нет, такое очень редко бывает.

И по сути дела многие фаунистические элементы вот этой фауны известны по отдельным зубам, отдельным костям. Например, от летающего ящера птерозавра известна всего одна кость. От динозавров чуть лучше. Но, тем не менее, даже на таком фрагментарном материале мы можем выяснить по крайне мере облик фауны, какие группы там жили.

Кто же там жил? Динозавры – естественно, очень примитивные завроподоморфы. Да, к завроподоморфам относятся гигантские динозавры, завроподы, а вот на слайде базальные, примитивные представители этой группы, которые не были еще крупными. Естественно хищный динозавр – терапод, куда же без него? Про него я пару слов скажу позже. От него известен фрагмент скелета, фрагмент черепа, в общем, для палеонтологии он представлен очень хорошо.

Летающий ящер, некий, мы понимаем, что они там летали, но кто конкретно? Ну, какой-то примитивный вид. И, прошу обратить внимание, там была найдена группа, которая как раз относится к синапсидам, синапсиды – это вся линия, которая включает в себя млекопитающих и наших звероящерных родственников. Так вот, представители группы синапсид, конкретно Тритилодонтиды, это уже почти млекопитающие. По своему уровню организации, по своему строению – еще шажок и будут млекопитающие, но это еще все-таки зверообразные. Давайте на них посмотрим и постараемся запомнить.

Самый, наверное, яркий представитель вот этой антарктической фауны — это Криолофозавр. Ну, крио – это мерзлота, лоф – это гребень. Интересный хищный динозавр, у которого были на голове гребни. Он какой-то примитивный терапод, примитивный хищный динозавр. До сих пор его положение в системе терапод обсуждается, но тем не менее он известен. Самый страшный хищник той фауны.

Хорошо, мы вроде бы начали разговор про полярные фауны с Антарктической. И нам хочется, а насколько она была уникальной, и насколько она отличалась от фаун из более умеренных широт? Вспомним современную Антарктиду, сдвинемся на север от неё и там совершенно другие фауны. Что же было тогда?

На самом деле облик этой фауны один в один с фаунами из умеренных широт.

Причем из разных мест. И северного полушария, из Китая там, из южного полушария. Вот как объясняют палеонтологи вот такую вот такую гомогенность, однообразие этих фаун? Что же было в Юрском периоде с материками? Один единый континент под названием Пангея, он был в Пермском периоде, он был в Триасовом, он был в Юрском. И в Юре еще сохраняется вот эта особенность – фауны из отдельных территорий, они очень похожи. Так что ничего какого-то уникального в этой странной древнеантарктической фауне мы не находим.

Следующая фауна – это ранний мел Австралии.

И может быть, многие из вас смотрели «Прогулки с динозаврами», там, по-моему, целая серия была посвящена раннемеловой фауне Австралии. И конечно же визитной карточкой этой фауны являются не динозавры, на мой взгляд, а вот это вот создание.

Это древняя амфибия кулазух. Очень примитивная, все её родственники уже вымерли в юрское время, а она дожила до начала раннего мела. Для своего времени она является реликтом, «живым ископаемым». И размерность её впечатляет, три с половиной метра или, может быть, чуть больше.

Это самый страшный водный хищник тех экосистем. Ну кроме вот таких вот амфибий были обнаружены млекопитающие. Естественно различные рептилии.

Например, примитивные черепахи и крокодилиформы. Крокодилиформы – это значит, что еще не крокодилы, но очень близкие их родственники. Вот даже глядя на этот слайд, мы можем сами уже предположить какую-то характеристику климата. Как вы думаете, там было дико холодно? Нет, потому что черепахи и крокодилы – они холоднокровные, особенно крокодилы чувствительны. И они не живут там, где очень холодно. Так что даже фауна позвоночных дает нам представление о климате.

Итак, динозавры там тоже известны.

Это как растительноядные динозавры, которые относятся к группе орнитопод, и причем это были двуногие формы, оттуда известны совсем мелкие представители. Более крупные, родственники европейских раннемеловых игуанадонтов. Бронированные панцирные анкилозавры. И различные тераподы.

Опять же, несмотря на то, что костей известно больше, чем из Антарктиды, гораздо больше, определить до группы зачастую очень сложно. И поэтому мы понимаем, что тераподы были хищные динозавры различные, но очень немногие останки удается конкретно опознать, понять к какой группе они принадлежали. Но тем не менее некоторые группы определяются хорошо.

Наверное, такой визитной карточкой, но уже среди динозавров, является маленький орнитопод. Маленький растительноядный динозаврик, Лиеллиназавра. С большими глазами, от неё известен череп. И когда этот череп нашли, начали искать, а вот как эти динозавры уже в то время были приспособлены к условиям полярных территорий? Полярная ночь, что сейчас влияет, что тогда.

Обнаружили крупные глазницы и вроде развитые доли мозга, отвечающие за зрение. Ну и сразу же захотели палеонтологи сказать, что это адаптация к жизни в полярной ночи. Потом, правда, другие сказали, что это похоже детеныш. А у многих детенышей, у котиков или щенят, крупные глаза. Может быть это был молодой динозавр? Так что вопрос остается открытым.

Хищные динозавры.

Несколько групп, но, наверное, наиболее яркой группой, которая известна сейчас, из раннего мела Австралии, являются мегарапторы. Группа до сих пор загадочная. Скорей всего родственная аллозавру. Интересна она тем, что у неё необычное для терапод строение передних конечностей. Огромные когти. То есть если у продвинутых хищных динозавров на задних конечностях, там у велоцерапторов или у близких родственников, то здесь на передних. Но насколько они уникальны, эти мегарапторы? А оказывается, что они известны как из раннего мела Австралии, так и из раннего мела Японии.

Тем не менее приполярная фауна Австралии дает нам много информации. И изучение этой фауны поставило множество вопросов. Ну, о вопросах чуть позже.

Хочется закончить антарктический обзор известных полярных фаун новозеландской фауной. Тут говорить особо не о чем. Зато вы можете посмотреть, с чем обычно встречаются палеонтологи.

Это какие-то ошметочки, фрагменты костей и именно по ним надо определять, кто это был? Понятное дело, что из этой фауны не выделены какие-то новые рода, новые виды. Мы просто можем сказать, какие группы там жили. Там жили черепахи, там жили летающие ящеры, панцирные динозавры, гигантские динозавры, завроподы, тероподы. Но в целом вот этот небольшой список, он типичен для позднемеловых фаун разных регионов.

Когда началось активное изучение в первую очередь раннемеловой австралийской фауны, начали появляться правильные вопросы. Первый вопрос – про климат.

Насколько они были полярные, насколько им было холодно? По современным реконструкциям, среднегодовая температура была +10 C . С чем сравнить? Давайте сравним с Санкт-Петербургом. У нас тоже плюс, но +5.8 C⁰. То есть было теплее, чем в Санкт-Петербурге, значительно. Так что холодно там не было.

Тем не менее, появился ряд вопросов. Хорошо, климат там был достаточно умеренным, но отличались ли вот эти полярные динозавры и другие полярные позвоночные от своих родственников из умеренных широт?

Может быть они мигрировали? Может постоянно жили? Может впадали в спячку. Ну, то есть должны быть какие-то особенности, отличающие полярных динозавров и позвоночных от их родственников. И действительно, исследования начались.

И есть такой замечательный подход, который палеонтологи активно используют, он называется – палеогистология.

Я думаю, каждый из вас был в лесу и видел пни. Если посмотреть на пень, то можно понять историю этого дерева. Посчитать сколько было годовых колец, сколько лет этому дереву было. Посмотреть расстояние между годовыми кольцами и понять в какой год дерево росло быстрее и хорошо себя чувствовало. В какой год что-то было неблагоприятным и рост замедлялся. По сути дела даже наличие колец свидетельствует о наличии сезонности климата.

Абсолютно тоже самое можно сделать и с динозаврами. Можно порезать их кости и посмотреть, что же там творится? Посчитать сколько лет было динозавру и так далее. Самый интересный вывод, который был сделан именно из палеогистологических исследований, что полярные динозавры по строению костей не отличались от умеренных. И там и там были сезоны неблагоприятные, замедление роста и все. Вот никаких уникальных вещей, которые свидетельствуют о каких-то специфических адаптациях, найдено не было.

Параллельно стало понятно, что раз в раннемеловой Австралии жили очень маленькие динозаврики, мелкие орнитоподы, то их детеныши не могли мигрировать на дальние расстояния. И возникло предположение, что по крайней мере вот эта мелочь не мигрировала.

Совсем недавно обнаружили целую россыпь костей из раннемеловых отложений в Австралии. И там были найдены кости совершенно мелких динозавриков, птенцов по сути дела. Опять же, когда палеонтологи находят на какой-то территории кости или зубы птенцов, это значит, что динозавры здесь размножались. Так что вот такие свидетельства того, что динозавры размножались и скорей всего не мигрировали, были обнаружены.

Переходим в северное полушарие.

Это уже поближе к нам. И тут приятно отметить, что два из трех крупных местонахождений полярных динозавров и других позвоночных находятся на территории России.

Первое – это Тээтэ в Якутии, это ранний мел. Поскольку датировка пока еще плавает, возраст 145 – 125 миллионов лет. Дальше более молодые фауны, это практически близко к точке вымирания нептичьих динозавров. Приполярные фауны Аляски и Канада – это примерно 70 миллионов лет. И одновозрастная с ними фауна из Чукотки.

И начать хочется с очень близкой моему сердцу темы, поскольку мне посчастливилось работать на этом местонахождении в Якутии.

Почему оно важно? Это единственное в северном полушарии приполярное местонахождение позвоночных. Больше другого нет. Поэтому все что ты там найдешь – все уникально. И если ты находишь там какую-нибудь группу динозавров, то это сразу же почти автоматически самая северная находка для начала мелового периода.

Сейчас оно находится к западу от Якутска, не сильно отличаясь по широте. Даже не доходит до полярного круга.

Однако в раннем мелу по разным реконструкциям местонахождение Тээтэ либо было близко к полярному кругу, либо сразу же за ним. В любом случае даже если мы назовем его не полярным, а приполярным – мы не ошибемся.

Меня часто спрашивают, как вы, палеонтологи, находите кости? Как вы узнаете куда ехать? На самом деле перед нами всегда практически идут геологи.

Они изучают строение, они делают геологические карты. И есть у нас такое мнение, среди палеонтологов: сли геолог что-то нашел, какую-то кость, то значит надо ехать и копать, потому что их там десятки. Геолог, он быстро изучает, он посмотрел, посмотрел, схватил то, что валяется и пошел дальше. Тем не менее – мы не пионеры. Пионеры всегда геологи.

И вот при составлении геологической карты в 60-ых годах XX века замечательный геолог Филатов нашел кости динозавров в Якутии. Судя по всему, он был достаточно скрупулёзным человеком, потому что он вел дневники, куда все очень внимательно записывал. Он написал, что местонахождение с костями находится на речке Тээтэ рядом со странной шаровидной лиственницей.

Это фото 2012 года, это экспедиция наших коллег из Якутска. Эта лиственница стоит. Мы приехали туда в 2017– эта лиственница стоит.

И для меня есть два примера стабильности. Первый – это вот эта лиственница. Про второй я расскажу чуть позже.

В десятые годы уже нашего столетия экспедиции на это местонахождение вывозил замечательный человек, геолог Петр Николаевич Колосов.

Когда я с ним познакомился в 2017 году, ему уже было за 80, но он еще был бодрым и рвался в поля. При этот он не только изучал и искал динозавров. Я думаю, что многие из вас слышали про Ленские столбы. Так вот, Петр Николаевич был одним из тех людей, которые поспособствовали тому, чтобы это место стало достоянием Юнеско.

И он поехал на это местонахождение. А чтобы добраться до него, это надо семьдесят километров по тайге преодолеть. И он вывозил не геологов, он собирал детей в деревне рядом, они садились на лошадей. И на лошадях поехали по тайге четыре дня в одну сторону, четыре дня в другую. В общем, я не знаю других местонахождений костей динозавров, которые были выкопаны детским трудом. Можно ли это использовать дальше, но тем не менее.

Благодаря этим работам были найдены первые крупные кости.

Сверху слева – целый таз стегозавра. Справа сверху – лопатка. Справа снизу – еще один таз, слева снизу – тоже лопатка.

Вот этот материал был собран и он до сих пор препарируется. Я уверен, что этот материал будет основой для описания новых родов динозавров даже в будущем.

Ну а в семнадцатом году приехали мы.

И как обычно, когда смотришь на карту – думаешь, как все просто. Просто не оказалось. Вот эти семьдесят километров по тайги, они впечатляют. И заодно становится понятно, почему несмотря на то, что местонахождение Тээтэ известно с 60-ых годов, там так мало работали. Просто трудно доехать.

Тем не менее мы доехали. Начали копать.

Начали применять различные палеонтологические методы, в том числе и промывку на ситах. Это очень интересный подход, берешь, собираешь костеносную породу, кидаешь в сито, промываешь – муть уходит, кости остаются. Здесь вот было хорошо работать. Если работаешь с сито где-то в населенном районе, подходят местные и говорят: «Ну как золото?». И дальше ты объясняешь, что это не золото, это кости. Они говорят: «Врача вам вызвать?».

В результате, можно взглянуть на левый столбец

Это больше десяти таксонов. Больше десяти видов разных позвоночных было обнаружено. Это много. Даже вспоминая антарктическую юрскую фауну – там совсем немного. Здесь же много.

Ну и в чем же опять интересность этой фауны. Во-первых, она разнообразна. Наиболее северные находки для раннего мела для многих групп. Ну и забегая вперед – отсутствие крокодиломорфов. Давайте эту вещь держать в голове, к ней мы потом вернемся. Крокодилов там нет.

И опять же, по аналогии, перемещаемся из южного полушария в северное. В Австралии ранний мел, здесь ранний мел. И первое, о ком хочется поговорить – это не динозавр. Опять амфибии.

Но если там в Австралии – это три с половиной – четыре метра, то здесь небольшая (по сравнению с кулазухом) саламандра которую мы назвали Kulgeriherpeton. Kulgeri – это саламандра по-якутски.

И оказалось, что она размером в 60–70 сантиметров, и в той водной экосистеме это был самый страшный хищник. Это сверххищник, маленький, но все-таки. И он тоже был реликтом, все его родственники вымерли в юрское время. И ближайших его родственников мы находим в средней юре в Великобритании. И это одна из последних, примитивнейших саламандр в ископаемой летописи. Получается, есть общая черта, в Австралии реликтовая амфибия – здесь реликтовая саламандра.

Черепахи.

Опять же, когда мы ехали на местонахождение Тээтэ, у меня было желание найти какую-то очень прогрессивную, эволюционно продвинутую фауну с какими-нибудь плацентарными млекопитающими и так далее. А мы начали находить совершеннейший примитив. Саламандры примитивные. Черепаху, мы нашли несколько костей, начали сравнивать, оказалось что ближайший родственник якутской раннемеловой черепахи был найдет в среднеюрских (а это много миллионов лет до!) отложениях Подмосковья. Где Якутия и где Подмосковье? Где юра и где мел? Очень примитивная черепаха.

Дальше. Млекопитающие.

Очень примитивные. Но, помните, когда мы говорили про Антарктиду, я сказал – вот это зверообразное, группа называется тритилодонтиды, запомните их пожалуйста. И не случайно, потому что тритилодонтид мы нашли там. Где начало Юрского периода, где начало Мелового? Между ними десятки миллионов лет. И эти реликты дожили на территории Якутии.

Ура, мы дошли до динозавров.

Что там с динозаврами? Завроподы обнаружены. Были там гигантские динозавры. Похоже, что тоже их ближайшие родственники – это юрские формы, которые известны из Китая. Самое интересное – мы нашли очень маленькие зубки завроподов. Опять же, если мы находим очень маленькие зубки – они принадлежат детенышам. Нашли детенышей – значит, динозавры там размножались.

Стегозавры.

Стегозавров там много. Это и зубы, это и отдельные кости, отдельные позвонки. К сожалению черепных костей очень мало, но тем не менее. Что было сделано по этим стегозаврам на данный момент?

Первое, с чего мы начали – это зубы. Приятно зуб держать в руках, он плотный, он красивый. Вот так вот выглядят зубы стегозавров.

Когда мы начали изучать вот эту вот выборку, шестьдесят с лишним зубов. Оказалось, что не стертых, целых очень мало. В основном они жутко стертые со всех сторон. Иногда несколько поверхностей стирания на них.

Стало интересно – а сколько эти зубы формировались? На самом деле если разрезать зуб, то вы увидите вещество такое, такую ткань можно сказать, которая называется дентин. В дентине тоже есть кольца, но они не соответствуют годам, они соответствуют дням. Можно посчитать эти линии и сказать, сколько дней зуб формировался. И оказалось, что зуб у стегозавра формировался 95 дней. Это очень мало. У нормальных растительноядных динозавров – это 150, 180, 200 дней. Здесь же очень быстрое формирование зуба.

Кроме этого раз несколько поверхностей стирания, это значит, что зуб успел потереться сначала о противоположный зуб, который старый. У стегозавров постоянное зубозамещение. Потом вырос новый на его месте и снова потерся. То есть получается, что смена зубов тоже была очень быстрой. Может быть вот это и является как раз адаптацией. Жесткая пища, зубы стираются быстро, и они формируются быстро.

Если посмотреть еще раз на состав фауны раннего мела Якутии, то вырисовывается следующая картина.

Очень много примитивных групп, это и примитивные млекопитающие, и саламандры. Но и стегозавры, если вы вспомните, типичный стегозавр – это на самом деле конец Юрского периода. То есть в целом стегозавры – это в основном юрская группа. Что же получается? Получается, что на территории Якутии выжили реликтовые формы. По сути для раннего мела – это живые ископаемые.

Есть такой замечательный термин, он называется – рефугиум. Это та местность, та территория, где выжили древние реликты, в то время как на других территориях они исчезли. Получается, что вот этот парк Юрского периода просто перешел в ранний мел и сохранился на территории Якутии.

Но всегда хочется понять, а вот насколько этот рефугиум, этот парк Юрского периода был обширным. Для этого нужно сравнить с другими фаунами, тоже в Сибири.

И когда мы начали сравнивать с известными фаунами. Это фауна из Кемеровской области, тоже ранний мел. Местонахождение называется Шестаково. Оказалось что и там куча реликтов. И вообще очень фауны похожи, что в Якутии, что в Кемеровской области. Какой был сделан вывод? Что это не просто какой-то локальный рефугиум, это Великий Сибирский рефугиум. Всегда приятно такое говорить, что-то могучее за этими словами стоит.

Почему же вот эти реликты выжили? Почему они не исчезли на границе Юрского и Мелового периодов? Внимательно посмотрите на эту картинку.

Это карта нашей планеты границы Юрского и Мелового периодов. Кружками обозначены падения космических тел, всяких мелких астероидов. Треугольники – это вулканическая деятельность. Я просто подойду и ткну, где здесь Якутия, чтоб вы поняли. Здесь ничего не происходило! Получается, что ничего не падало, никаких катастроф не было и при этом климат, похоже, тоже, похоже, не менялся.

Вот второй такой символ стабильности после шаровидной лиственницы – это Великий Сибирский рефугиум. Там тоже почти ничего не происходило в течении сорока миллионов лет.

Хорошо, теперь мне хотелось бы с вами поделиться, раз уж мы поговорили про экспедиции. Это небольшой ролик – с чем приходится сталкиваться палеонтологу. Не вся Якутия находится в тундре. Место, где мы работали – это тайга. Один год был очень влажный и нас выгоняли из вездехода, чтобы вездеход проехал.

Мы перемещаемся на много миллионов лет вперед. Это уже конец Мелового периода, фауны Канады и Аляски. Что там известно?

Оттуда известны млекопитающие, различные группы динозавров, включая утконосых динозавров, или по-другому гадрозавры. Цератопсы – это рогатые динозавры, родственники трицераптоса. Анкилозавры – панцирные динозавры. И хищные динозавры.

Обратите внимание – в этой фауне нет рептилий. Нет холоднокровных. По современным представлениям, как это многие палеонтологи объясняют, млекопитающие – понятно, мы с вами млекопитающие, мы теплокровные. А динозавры тоже были теплокровными, поэтому они могли выживать.

С другой стороны возникает вопрос. Хорошо, в раннем мелу Австралии было тепло, кстати, в Якутии тоже был умеренный климат. Здесь же, по современным представлениям диапазон 5-8 градусов Цельсия, почти как в Питере.

Мы понимаем, что зимой в Питере не очень тепло. Соответственно животные испытывали стресс, и у них должны были быть приспособления к минусовым температурам, а зимой там были минусовые температуры.

Одними из самых распространённых групп хищных динозавров в этих фаунах – это троодонтиды. Троодонтиды – это уже почти птицы. Для них известны отпечатки, у них были перья. И у троодонтид очень крупные глаза. И опять же, когда палеонтологи видят у полярных динозавров крупные глаза, они говорят – ой, ну может быть ну хоть это приспособление к обитанию в полярной ночи! Тут может быть. Троодонтиды реконструируются как ночные хищники. То есть они бегали по ночам и ели млекопитающих. И эта особенность может быть им помогла прекрасно себя чувствовать в полярных территориях.

Естественно, для того, чтобы реконструировать какие-то биологические особенности, палеонтологи взяли и порезали. Первое желание каждого уважающего себя палеонтолога – взять образец костной ткани и посмотреть, что там внутри. И тут, надо сказать, что обнаружили отличия.

Взяли кость утконосого динозавра и начали сравнивать. Этот эдмонтозавр интересен тем, что представители одного вида встречаются в полярных территориях и в умеренных. Можно сравнить, какие-то интерпретации сделать. Так вот, если мы посмотрим на гистологию динозавров в умеренном климате, то там никаких колец, никаких замедлений, ничего нет. Очень однородная костная ткань.

Слева на слайде показана гистология полярного динозавра. Мы видим там некие слои, это не кольца. Это изменения направления ориентации кровеносных сосудов, считается, что ориентация кровеносных сосудов меняется в зависимости от темпов роста. Какой результат? Что-то менялось. Какие-то были более благоприятные сезоны, и менее благоприятные. И как раз авторы этого исследования сделали вывод, что никуда эти гадрозавры не уходили, просто они испытывали больший стресс, потому там более суровый климат. Не мигрировали – основная идея.

Буквально в прошлом году были найдены новые останки, совершенно фантастическая коллекция – огромное количество зубов и костей детенышей. Причем практически для всех групп динозавров, которые на Аляске обнаружили.

И стало понятно, что все они тут размножались, во-первых. А во-вторых, скорей всего не мигрировали. Опять, почему такой вывод сделали? Ну потому что более-менее известен температурный режим для данной территории, и тут постарались палеоботаники. Они смогли реконструировать температуру для разных месяцев.

Что же сделали палеонтологи? Они подумали и сказали, но вот, например эти динозавры могли откладывать яйца, допустим, в апреле. Но он был такой крупный, что детеныши раньше сентября вряд ли у него вылупились. А сентябрь – это уже почти полярная ночь. Маленький детеныш мигрировать тоже не может. Таким образом идея, что и эти динозавры никуда не мигрировали.

Но с другой стороны, раз они там оставались, у них должны были быть какие-то специфические стратегии, какие-то биологические адаптации, которые помогали выживать в этих регионах.

Кстати, недавно было интересное исследование. Те же самые гадрозавры, но уже из умеренных широт.

По стабильным изотопам стронция палеонтологи и геологи смогли реконструировать те расстояния, на которые гадрозавры мигрировали. Это 70 километров примерно, это сопоставимо с миграциями современных слонов. Так что не любили эти утконосые динозавры мигрировать куда-то.

И последнее местонахождение, о котором мы поговорим, это местонахождение Каканаут. Это Чукотка.

Одновозрастное местонахождение с позднемеловыми местонахождениями Аляски и Канады. И надо сказать, что там известна фауна динозавров, которая очень похожа на фауну Аляски и Канады.

Но здесь обнаружена скорлупа. А это тоже прямое свидетельство, что динозавры здесь размножались. И мы видим, что сама фауна динозавров была разнообразной. Кстати, других позвоночных там тоже не нашли, но это скорее из-за специфичности этого местонахождения.

Как же реконструировать климат? Мы понимаем, что в Аляске и Канаде было прохладно достаточно, а что же здесь? И тут на помощь приходит палеоботаника.

Разные палеонтологи, которые занимаются позвоночными, растениями, они друг другу всегда помогают. Ведь наша цель – реконструировать древнюю экосистему, а не какого-то конкретного динозавра. Есть такой анализ, который хорошо работает, начиная с позднего мела и почти до современности, потому что он основан на листьях цветковых растений. Ну а в раннем мелу либо еще раньше цветковых либо еще не было, либо их было мало.

Так вот, если проанализировать статистически форму листьев, размеры листьев, то можно пересчитать это в температуры среднегодовые. И оказалось, что в Каканауте, на Чукотке (сейчас это совершено полярные, холодные территории) среднегодовая температура была + 12 градусов. Для сравнения в тех же местах почти -18 среднегодовая. Ну, понятно, что совершенно другие условия. Но если брать какие-то современные аналоги, посмотреть – а что же на планете соответствует вот тем местообитаниям позднемеловым, чукотским? Оказалось, что современный аналог – это Япония, область Умедайра на острове Хонсю.

Где Чукотка, а где Япония. Это теплый климат, и то же самое было и на Чукотке 70 миллионов лет назад.

Конечно, когда нашей группе достался материал по динозаврам из Каканаута, ну вы уже можете догадаться, что мы с ним сделали.

Мы его порезали.

Слева вы уже видели эти колонки, это полярный динозавр из Аляски, потом из умеренных широт. Красный столбец – это из нашей Чукотки. Мы не обнаружили никаких смен направления сосудов, все было достаточно однородно и полностью соответствует гистологии костей динозавров из умеренных широт. Климат там был достаточно теплый, и такого стресса не было. Вот такой вот интересный вывод мы смогли сделать.

Подводя итог. Что же мы на данный момент знаем о полярных динозаврах?

Пока не найдено никаких однозначных специальных адаптаций. В строении скелета, по которому можно сказать – ага, вот такая штука, такой отросток есть, значит что это полярный динозавр. Может быть одно исключение – это как раз быстро истирающиеся зубы у полярных стегозавров Якутии.

Динозавры размножались в полярных областях. Свидетельств уже много. То есть они не уходили с севера на юг, чтобы сделать гнездо и вывести птенцов. Полярные динозавры не мигрировали, по крайне мере меловые.

В раннемеловых фаунах, что в Австралии, что в Якутии сохранились реликты. Не только амфибии, но и реликтовый облик фаун – это, на мой взгляд, тоже достаточно интересно.

Какие вопросы точно остались? И что мы понимаем, куда надо двигаться дальше?

Ну, во-первых, должны быть специфические адаптации. Вы должны понимать, что палеонтологи работают с костями. Мы не можем реконструировать поведение. Может утконосые динозавры Аляски вели себя как-то странно, может грелись специфическим образом или что-то еще, но по костям мы это не можем реконструировать. Так что ищем, может найдем какие-то специфические стратегии.

Теплокровность у динозавров. Эта особенность могла помогать, с другой стороны как они сохраняли тепло? Потому что для тех же самых утконосых динозавров каких-то перьев не найдено. То есть может они и были одеты в перья, но мы этого не знаем. Так что будем искать. Ну а перья у терапод… современные тераподы – это птицы. Я думаю, что по крайне мере троодонтидам перья помогали.

Много еще неизвестно, но хочется как-то закончить на позитивной ноте.

Это карта непростая, это геологическая карта. И для пород каждого периода есть свой цвет. Даже неспециалисты могут посмотреть в правую колонку. Например, Юрский период – это голубенький. Меловой – зелененький.

Если мы немного увеличим, то мы увидим, какие перспективы открываются. Какие обширные территории содержат отложения этих возрастов. Не все они континентальные, много морских. Но проблема в том, что они сложнодостижимые. Но это не значит, что невозможно туда поехать и невозможно что-то найти.

Так что в ближайшее время, я думаю, будут открыты многие новые фауны полярных динозавров.

Ну и не только динозавров. Уже есть статьи про полярных морских рептилий. Но это отдельная тема. Так что перспективы большие.

На этом я заканчиваю. Спасибо за внимание.

ВедущийИ вам больше спасибо за прекрасную лекцию.

Видео:

Вопросы

Зритель: Вы говорили, что были найдены динозавры в Арктике и за полярным кругом в Якутии. И мы рассуждали всю вашу лекцию о том, как эти динозавры приспосабливались к полярным температурам. Но ведь материки не стояли на месте, и эти динозавры могли жить не в приполярных местах.

Павел Скучас: Спасибо за вопрос. Когда мы говорим о полярных динозаврах, мы ориентируемся не на современные координаты. Геология не стоит на месте и более-менее известно как эти материки двигались. И мы можем понять положение конкретной точки в пространстве 70 миллионов лет назад. То что я вам показывал и говорил – вот полярные динозавры, понятно дело что Австралия сейчас не на полюсе. Но тогда она была ближе к полюсу. Поэтому все, что я говорил, касается древних широт. Якутия тоже тогда была северней.

Зритель: Во-первых, я хочу сказать спасибо, увлекательно было. И вопрос такой: раз на границе полярного круга было настолько теплее, чем сейчас, то, что было на экваторе? По всей планете было теплее или просто ровнее были температуры?

Павел Скучас: Скорее ровнее.

Зритель: То есть там не то, чтобы было до невозможности жарко?

Павел Скучас: Нет, это не значит, что там была такая марсианская выжженная… нет, там были экваториальные тропические леса.

Зритель: И сразу второй вопрос. Вы говорили про дентин и про дневные слои. Это говорит о том, что все-таки это было не за полярным кругом? То есть была смена дня и ночи?

Павел Скучас: Нет, это ни о чем не говорит. Просто у нас, у вас позвоночных есть циклы дневные. Вот мы поспали, встали и так далее. И дентин у нас формировался в зависимости от этих циклов. В общем-то эти циклы примерно совпадают с днем. И были порезаны зубы людей, кстати, разных млекопитающих, крокодилов, и везде количество вот этих колец совпадает с количеством дней. Соответственно сделали вывод, что и для динозавров это тоже должно работать. Если мы находим у тиранозавра практически триста линий, значит, триста дней формировался зуб.

Зритель: А есть методика применяемая к зубам современных животных северных оленей?

Да, конечно. Ну, вот я, например, данных по северным оленям, по зубам не встречал. Вообще в какой-то момент была парадоксальная ситуация. Вот я много сегодня говорил, вот палеонтологи режут там, кости, кости, кости. И в какой-то момент оказалось, что гистология костей динозавров известна лучше, чем у современных млекопитающих. Такой парадокс. А потом любую статью по гистологии костей современных млекопитающих берешь, и там есть ссылки на гистологию динозавров.

Зрительница: Спасибо большое за лекцию. Такой вопрос. Если в районе Аляски и Канады зимой были минусовые температуры, можно ли предположить, что там более сложные условия были для травоядных динозавров и что там преимущественно хищники обитали?

Павел Скучас: Нет, все-таки пропорция соблюдалась. Если б там обитали в основном хищники, то они бы всех сожрали. Поэтому вот эта пирамида все равно сохранялась, даже по количеству остатков. Проблемы были. И вот весь вопрос – что они делали зимой? Вот этим вот утконосые динозавры.

Понятное дело, что вот у них замедление роста происходило, но вот детали по костям не видны. Может они как пингвины императорские стояли и грелись. Я не знаю. Если мы найдем скелеты в странных позах, то попробуем что-нибудь придумать.

(Неразборчивый вопрос из зала про рыбоядных динозавров на севере)

Павел Скучас: Нет, рыбоядных динозавров там нет. Рыбоядные одна группа такая стопроцентная, это спинозавриды и они из более умеренных широт.

(еще один неразборчивый вопрос про северных рыб)

Павел Скучас: Нет, рыба там тоже была, но там было и много чего еще. Понятное дело, что животные, которые жили в тех экосистемах, они использовали ту базу пищевую, которая там была. Именно поэтому, скорей всего, у стегозавров очень стертые зубы. Грубая пища, грубая растительность. Они практически ёлки ели. Какой-нибудь стегозавр из умеренных широт ел более мягкую растительность. А тут хочешь выживать – ешь ёлку.

Зрительница: Вопрос вот в чем, как климатические изменения, таяние ледников, будут влиять на новые экспедиции, новые возможности, новые открытия? Что это предоставит?

Павел Скучас: Вам оптимистичный сценарий или пессимистичный? Реалистичный? Ну, я надеюсь, что мы не доживем до серьезных таких глобальных изменений. А оптимистичный, ура, растает мерзлота, появятся пустыни и в пустынях искать динозавров легче. И добираться станет легче. Ну а пессимистичный, уже в Арктике всякая такая противность происходит, и может быть добираться будет не так хорошо. То есть, я не могу предугадать, по какому сценарию это качнется. И даже климатологи не могут друг с другом договориться. Я думаю, что на наш век должно хватить вот тех условий, что есть сейчас.

Но все растает, рано или поздно. Были эпизоды в истории Земли, когда все замерзало, когда оттаивало, это все циклично. Еще в докембрии, до фанерозоя была ситуация, когда планета практически замерзла. Но только вулканы, вулканическая деятельность все подогрела и мы выжили. Тогда был реальный шанс, чтобы все прекратилось.

Зритель: Вы карту показали, там были территории с отложениями Юрского периода или другие территории с отложениями там Мелового периода. А как так получилось, что на одних территориях одни отложения, а на других территориях другие отложения?

Павел Скучас: Сейчас попытаюсь объяснить. Есть два фактора, не везде отложения формируются. Они формируются там, где есть реки, моря, озера. Это первое. У нас тоже на территории Ленинградской области ходили динозавры, но вот этих отложений не осталось. Они должны были быть, здесь был континент. Отложения не сформировались, а если какие-то тонкие и сформировались, их уничтожил ледник, они разрушились за 70 миллионов лет.

Есть второй момент. Ничего в геологии нормального не бывает. Там слои идеально горизонтально нигде не лежат. Они лежат под углом. И это лоскутное такое одеяло. И если вы возьмете торт или пирог и под углом рассмотрите, то вы увидите эти слои. Тоже самое здесь.

Зритель: Вы подняли вопрос, что не хватало еды для плотоядных динозавров, и соответственно была конкуренция за пищу. И тогда возникает вопрос, а как могли сохраняться останки динозавров, кости, скелет если их должны были по идее съесть плотоядные динозавры?

Павел Скучас: Смотрите, во-первых, совершенно не очевидно, что там был недостаток в еде. Опять же, для того, чтобы хищнику даже в Канаде наесться, ну достаточно было съесть утконосого динозавра. Пищевая база была. Проблем я не вижу. Если бы там были проблемы, то динозавров там бы просто не было, они бы там не выживали. Соответственно те, которые там жили, попадали в палеонтологическую летопись. И мы можем найти кости как растительноядных, так и хищных, и можем примерно прикинуть по соотношению. Если нормальная ситуация, то много костей растительноядных и мало хищников. И везде примерно такая ситуация и есть.

Даниил, Москва: Добрый день. Как известно труд и суровые условия облагораживают человека. И человек, продвигаясь на север, изобретал какие-то приспособленческие способы для улучшения выживаемости. Так вот, миллионы лет эволюции приполярных динозавров сделали их как-то умнее, более приспособленными по сравнению с их родственниками того же периода?

Павел Скучас: Нет. Единственное, что можно сказать, что у них, ну по крайне мере у стегозавров стирались сильнее зубы. Я не думаю, что это признак большого ума.

Зритель: Спасибо большое за лекцию. У меня вопрос. Вы описали исследование, что у стегозавра стираются зубы и заменяются быстрее, так как они питались более жесткой растительностью. А могла ли быть характерна более быстрая замена зубов для, например, зауропод?

Павел Скучас: Для некоторых зауропод, если не ошибаюсь, африканских, известна как раз очень быстрая смена зубов. У них вот эти вот «карандашики» быстро стирались и быстро заменялись. Это совершенно другая ситуация, но вот по темпам смены зубов они близки.

Зритель: В общем, в Сибири же там не только динозавры были, там и мамонтов постоянно достают. И с ними такая ситуация была, что многие месторождения находили в том числе благодаря некоторым легендам о всяких там костях, которые доставали местные. А подобные ситуации с костями динозавров вообще происходила или нет?

Павел Скучас: В Сибири точно нет. Потому что для того чтобы родилась легенда, все должно лежать на поверхности. Тут нет. Кстати, есть у нас такая присказка. Мы, когда работаем в Сибири, там типичная ситуация – идут мезозойские отложения с динозаврами, а сверху четверичные отложения с мамонтами. И вот у нас возникла такая присказка – мамонты всегда сверху

Вера из Кузбасса: Здравствуйте, у меня маленький вопрос по поводу триадонтид. Вы говорили… я правильно их назвала?

Павел Скучас: Нет.

Вера: Ну, я не биолог, я программист. Вы говорили о том, что у них были большие глаза и при условии, что это были взрослые особи, это могло быть адаптацией к полярной ночи. Но мне бы хотелось услышать, были ли какие-то предпосылки для спекуляций на тему их адаптации в период увеличения светового дня? То есть, большие глаза, их надо как-то защищать. Но были ли какие-то находки на эту тему?

Павел Скучас: Нет. Как они могли защищать? Ну как сова защищает. Она просто спит днем. Вот может быть если они были ночные реально, в сумерках были активны. В принципе теплокровность плюс перья позволяли такой образ жизни. Но вот есть такой термин в палеонтологии, он звучит очень страшно и как приговор – остологический коррелят. Остологический – означает костный, коррелят – имеющий связь. Когда мы на костях находим какую-то структуру, она однозначно говорит о чем-то, о какой-то биологической особенности.

Например, у нас было исследование черепа панцирных динозавров, анкилозавра. И там при компьютерной томографии обнаружили совершенно фантастическую сеть кровеносных сосудов. Для чего она нужна? Они охлаждали так мозг. У них была проблема перегрева. Но это остологический коррелят, сосуды проходили в костях и мы можем это как-то интерпретировать. Здесь ничего такого нет. Мы не можем сказать об образе их жизни по костям.

Зритель: Вот по вашему комментарию, который вы только что дали, вопрос. Вот скажите, вы же академик.

Павел Скучас: Не дай бог!

Зритель: У вас академическое образование палеонтологическое, вы не любитель.

Павел Скучас: Да.

Зритель: Вы ученый. Вот как к ученому вопрос, что там по кадрам? И забегая вперед, почему так плохо и что надо делать, чтобы было хорошо?

Павел Скучас: Знаете, все хорошо. Вам глобально или локально? Локально, в Санкт-Петербурге, по крайне мере в университете создалась такая уникальная ситуация, сейчас нас вместе со студентами на кафедре почти семнадцать человек. Палеонтологов. Это уникальное явление, выживет ли наш рефугиум или нет, я не знаю. Но в целом, если брать по России. В чем проблема России кроме дураков, дорог и вечной мерзлоты? То что мало выходят мезозойские отложения.

Проблема в том, что палеонтологов действительно мало. Соответственно в целом как бы не очень хорошо, но палеонтологов становится больше. Так что давайте будем оптимистами. Есть прямая зависимость, много палеонтологов – много находок. Количество палеонтологов увеличивается, количество находок тоже. Все будет хорошо.

(Неразборчивый вопрос из зала)

В Санкт Петербурге раньше было ноль палеонтологов в какой-то момент. Вы просто можете поинтересоваться сколько палеонтологов, которые занимаются позвоночными на кафедре МГУ. Их там немного, к сожалению. Будет больше — будет большое находок.

Зрительница: Вопрос, наверное, наивный. Вы назвали детенышей динозавров птенцами, они все называются птенцами?

Павел Скучас: Давайте называть их птенцами. Я могу объяснить, потому что птицы – это по современным представлениям просто выжившие хищные динозавры. Мы же называем детенышей современных птичьих динозавров птенцами. Вот и этих можем. Можно, конечно, их ласково называть котятками, но такое нельзя публиковать. А птенцы, термин который можно и в научной статье использовать. А дальше уже выяснять, это выводковые птенцы, или птенцовые – это разные стратегии современных птиц. Посмотрите на цыпленка, он уже весь в перьях и может сразу есть. Или дрозды – это вот розовое нечто, которое неспособно ни к чему. Так что птенцы используются, и для летающих птерозавров тоже, а вот для крокодилов – уже нет.

Макар Дромкин, Москва: Спасибо за лекцию. Меня в последнее время интересует такой вопрос, такая бедная на находки территория, как Гренландия. Тоже полярная тематика. Там триасовые предки зауропод были, зубы млекопитающих, какие-то горные биологические породы. И очень бы хотелось вкратце чтобы вы пробежались по тому, что там имеется из находок. Спасибо.

Павел Скучас: Насколько я понимаю, это не совсем тогда было в полярных широтах. Что оттуда известно? Оттуда известны, вот насколько я помню, кое-какие динозавры. Оттуда известны, например, млекопитающие древние. Вот это я помню. Детали я сейчас сходу не скажу. Потому что когда обсуждается именно полярная фауна, фауны Гренландии выпадают.

Макар Дромкин: Ну, вот буквально недавно, несколько месяцев назад выходила статья о предке зауроподов.

Павел Скучас: Предок зауропод? В позднемеловом?

Макар Дромкин: Ой, извините меня, это было в Триасе еще. А вот из позднего мела там были зубы млекопитающего.

Павел Скучас: Не с позднего мела, это был Юрский период. Это харамийиды – группа такая, очень примитивная. Но если говорить о Гренландии, то у меня сразу другой совершенно образ – это первые тетраподы девонские. Вот там фантастическая фауна всяких ихтиостег, акантостег. А с полярными фаунами именно динозавров, ну вот как-то там нехорошо. На Шпицбергене следы, вроде как, нашли. Но это тоже не фауна. Какие-то единичные находки. Это не встраивается в картину, с этим сложно сравнивать. Но я надеюсь, что там тоже что-то найдут.

Макар Дромкин: Ну, там и сложно искать из-за ледников. Спасибо.

Иван: Здравствуйте, спасибо за лекцию. У меня вот такой вопрос. Вот эта фауна, которая в Каканауте на Чукотке, она больше похожа на ту фауну, которая была в этом рефугиуме или на монгольские фауны того же периода?

Павел Скучас: Она один в один с тем, что известно из Аляски и Канады. По группам. То есть не Монголия, хотя в Монголии тоже были многие группы, которые находят и в Аляске и Канаде. Но монгольские фауны разновозрастные, есть более близкие к точке вымирания, есть более древние. В целом оно похожее было — Азия, Северная Америка. Тем более рядом беренгийский мостик. Там фауны были похожи. Но в первую очередь Чукотка и Северная Америка. И Дальний восток наш туда очень хорошо ложится.

Зритель: Здравствуйте, такой вопрос: летающим динозаврам не холодно было летать?

Павел Скучас: Знаете, им и сейчас не холодно летать. Это птицы. На самом деле сейчас вот холодно на улице достаточно. Я вот был неделю назад за городом, на даче, был такой приятный мартовский снегопад. И летели лебеди, и они так грустно летели. И было видно, что им изнутри тепло, а вот снаружи не очень.

Зритель: Ну, они уже достаточно эволюционировали.

Павел Скучас: Те тоже были приспособлены. Кто не приспособлен – тот сдох.

Зритель: Здравствуйте, Павел Петрович, я хотел спросить. Первый вопрос, работали ли вы с полярной морской фауной? И следующий вопрос, как сильно отличается морская полярная фауна этого периода от общепланетарной? Вы сильно делали акцент, что отличается полярная от того, что было в других. И были ли рефугиумы морские? И как много у нас костей по отношению с другими, с экваториальными водами.

Павел Скучас: Я сразу готов ответить на этот вопрос. У нас все было неплохо. В той же Якутии находят полярных ихтиозавров, часть из них уже опубликована, часть лежит на кафедре, и мы ждем, пока появятся люди, которые будут это изучать. Что касается рефугиумов – нет, похоже что не было. Ихтиозавры как современные киты могли плавать достаточно далеко, на многие тысячи километров. Так что те же самые таксоны, или близкие таксоны, виды могли быть и близко к экватору и на полюсах.

Правда, вот опять же не дают глаза покоя палеонтологам. У ихтиозавров гигантские глаза, и все опять же говорят: ну вот они могли в полярную ночь близко к полюсу плавать и своими большими грустными глазами смотреть вокруг и все видеть. Может быть, так оно и было.

Ведущий: Большее всем спасибо. А у нас выбор лучшего вопроса.

Павел Скучас: Я все помню. Я считаю молодому человеку, потому что это был самый убойный вопрос, который обычно задают рецензенты – а вы уверены, что именно это было тогда полярным? Я даже аж вздрогнул от этой формулировки. Правильный вопрос.

 

Источник

Читайте также