«Рок-звезда», которая не засияла. История одного из самых популярных фильмов о рок-музыке

Работа над музыкой, вхождение Марка Уолберга в образ, негатив в адрес создателей от Judas Priest и возможные причины кассового провала

В 2001 году на экраны вышел фильм «Рок-Звезда» — буквально манифест, провозглашающий необходимость мечтать, мечтать и ещё раз мечтать (ну и работать для достижения мечты, разумеется). Потому что мечты сбываются – и если вчера ты пел в клубах и даже на заводах для отдыхающих после смены работяг, то сегодня ты займёшь место вокалиста в своей любимой группе.

На фильм создателей вдохновила история, произошедшая с Тимом Оуэнсом, певшим в трибьют-группе Judas Priest под названием «British Steel», после чего ставшим реальным вокалистом JP в 1996 году.

Критики и сами музыканты Priest могут сколько угодно отрицать сходство – «механика попадания» Криса Коула в исполнении Марка Уолберга в группу Steel Dragon, которую он боготворит, одна и та же. Про пасхалки в виде кожаного прикида на манекене в особняке группы и про неожиданный каминг-аут Бобби Бирса (фронтмена, свидетелем изгнания из группы которого невольно становится Крис), можно умолчать.

Экранизацией попадания Оуэнса в группу киношники заинтересовались буквально сразу же. Сам Оуэнс рассказывает, что «все началось со статьи в The New York Times, первой полосы раздела развлечений». «Это было в воскресенье. В понедельник я играл в гольф, и мои родители звонили мне и говорили: «Звонят кинокомпании, интересующиеся этой историей». Затем они позвонили снова и сказали: «Привет, только что звонили из Robert Lawrence Productions (продюсерская компания Джорджа Клуни) и Warner Bros».

Статья в NY Times называлась Metal-Head becomes Metal-God за авторством Эндрю Ривкина от 1997 года. Сам того не ведая, журналист запустил всю карусель с фильмом. Вскоре после выхода статьи с ним связался продюсер Роберт Лоуренс и сказал, что эта история просто обязана быть на экране. Сам же Эндрю стал креативным консультантом проекта.

А как вообще Оэунс оказался в группе?

Об этом повествуется не только в NY Times, но и, например, тут. Жил в Акроне обычный парень по имени Тим, работал продавцом принтеров. А так как любил хэви-метал, то пел в трибьют-группе Judas Priest. И как-то запись его выступления вдруг попала к настоящим «Пристам», искавшим вокалиста на замену.

JP Тим полюбил под влиянием старшего брата, когда тот принес домой диск Screaming for Vengeance – альбом 1984 года. И в том же 1984 году брат взял Тима на концерт Judas Priest и Great White в Кливленде.

В фильме, кстати, это тоже будет: по сюжету Крису отдаст альбомы Steel Dragon его старший брат, который перестанет слушать такую музыку. Будут и принтеры – только экранный Оэунс в исполнении Уолберга будет их заправлять в офисе.

Выступление Тима тоже снимали на видео две девушки, передавшие запись Скотту Трэвису, ударнику Priest.

И даже приём Криса Коула в группу в фильме схож с реальным предложением оффера для Оуэнса. Как только Тим пропел два куплета знаменитого пристовского эпика Victim of Changes, ему сразу же сказали, что он принят.

Однако о том, почему Judas Priest открестились от своего «байопика», будет позже. Пока что непосредственно про сам фильм.

Как зажигали «Звезду»

Первоначально фильм должен был называться Metal God – по одной из песен Judas Priest с великого альбома British Steel. Однако режиссёр фильма Стивен Херек рассказал, что люди из Warner Brothers устроили фокус-группу и выбрали для фильма другое название – So, You Wanna Be a Rock Star, от которого затем остались последние 2 слова. Причина: ответы на вопрос о том, пошли бы вы в кино на фильм Metal God, были в основном отрицательными. И если кто-то думает, что фильм переименовали из-за того, что Роб Хэлфорд впоследствии запатентовал словосочетание Metal God в качестве личной трейдмарки, то это не так – впоследствии вернувшийся в Priest Хэлфорд сделал это гораздо позже.

Музыкой в фильме рулил басист Dokken Джефф Пилсон.

Он же сыграл и басиста группы Steel Dragon, по которой так убивается главный герой фильма. Его напарниками по группе стали двое профессиональных музыкантов:

Закк Уайлд – лидер-гитара

Джейсон Бонэм – ударные

…а также двое актёров:

Джейсон Флеминг – вокал

Доминик Уэст – ритм-гитара.

Пилсон не просто подбирал музыкальный материал к фильму, но и был главным в группе, оттачивая саунд «под 80-е». Так что, как видите, дело Лемми Килмистера, Кроноса (Venom) и Джина Симмонса процветает – басисты частенько становятся теневыми лидерами.

Были определенные вещи, от которых вы уходили в 80-х, или что-то, что не делалось в 70-х, но активно использовалось в 80-е. Я говорю о структуре песни, я говорю об аранжировках.

Джефф Пилсон

Работу над музыкой Пилсон сотоварищи начали за несколько недель до съёмок, засев вместе с Уайлдом и Бонэмом в студии. Часть песен была написана специально для фильма, часть – известные рок-хиты 80-х (Kiss, Rainbow, Bon Jovi, Motley Crue).

Пилсон говорил: «Наша работа заключалась в том, чтобы отшлифовать звучание абсолютно разного по стилистике материала так, чтобы он напоминал репертуар одной группы». Иными словами, музыканты в фильме должны выглядеть и звучать как единый коллектив. А в любом коллективе – особенно, в рок-группе – всегда есть трения. Бонэм и Закк поначалу сильно грызлись, а Джефф Пилсон выступал третейским судьёй. В конце концов эти двое нашли общий язык.

Марк Уолберг: погружение в тусовку

Главную роль в фильме мог сыграть вовсе не Марк Уолберг, а Брэд Питт. И это не потому, что Марк имел опыт «не в той» музыке – в 1991 году он пел в хип-хоп группе Marky Mark and the Funky Bunch. Впрочем, рэповое прошлое Марку пригодилось – в фильме есть момент, когда он вместо «обычного» пения начинает читку под тяжёлые риффы, выдавая музло, а-ля Rage Against the Machine.

Для этого же фильма Марк, как настоящий профессионал, окунулся в соответствующую среду. В интервью от 2001 года он рассказывает, что тусовался с Винсом Нилом из Motley Crue и активно ходил на рок-концерты. Он даже полгода посвятил занятиям с педагогом по вокалу, однако в фильме за него поют другие люди: Мильенко Матиевич (Steelheart) – песня Steel Dragon Songs и Брайан Вандер Арк из The Verve Pipe. «Вокальный дублёр» был и у Джейсона Флеминга, исполнителя роли Бобби Бирса – им стал Джефф Скотт Сото из Talisman , Yngwie Malmsteen, Soul SirkUS и Journey.

Но несмотря на это настоящий голос Уолберга в фильме тоже звучит. Его «смешали» с голосом всех остальных певцов, чтобы создать некий «уникальный голос Криса Коула» как персонажа, а не просто записав для аудиодорожки голоса известных вокалистов.

Зато длинные волосы у Уолберга в фильме были настоящие, его. Но по его словам это было не очень удобно – приходилось и одежду носить соответствующую, под длинные волосы, чтобы быть в образе. Хотя сценарист Джон Стоквелл поначалу хотел, чтобы Марк был лысым – как, собственно, Роб Хэлфорд, с которого Уолберг писал свой сценический образ.

Марк начал врубаться и в соответствующий музон. Правда, немного не тот, который он играет в фильме в составе Steel Dragon…

Для этого фильма я начал пытаться слушать всякий тяжеляк, но мне это не зашло. И я решил начать слушать больше классического рока – такого, как Led Zeppelin, Джимми Хендрикс, Blue Oyster Cult и тому подобное.

Марк Уолберг

Общением с одним только Винсом Нилом дело не ограничилось – уже на съёмках Закк Уайлд продолжил подтягивать Уолберга к рок-культуре. Уайлд вообще стал душой компании – чего стоит только его определение, данное фильму: «Самый весёлый фильм о гейском роке»!

Уайлд с радостью согласился сниматься в фильме, когда к нему с такой просьбой обратились создатели картины.

Они сказали, Закк, ты хочешь сняться в кино? Я такой: а делать то там я что буду? Пиво пить, штангу тягать, стрелять из дробовика. Я такой: И вы мне ещё за это платить, что ли, будете?

Закк Уайлд

Ещё Уайлд делится впечатлениями о работе с Марком:

Марк забавный, чувак. Он сказал мне: «Закк, я в рок-н-ролл особо то и не врубался никогда». Он ничего не знал о Black Sabbath или Led Zeppelin, о The Rolling Stones, The Beatles и других именах. Он мне: «Все, на чем я вырос, это рэп-группы, и как же я должен быть теперь рок-певцом? Что я должен делать, с какой стороны зайти?»

Ну и вот я сижу с ним в трейлере, смотрим мы старые лайвы Aerosmith, Judas Priest, и он мне: «Закк, со Стивеном Тайлером вряд ли прокатит, но вот с Робом… что-то в нём есть…знаешь, например, где он просто стоит, а не прыгает, как осёл. В общем, думаю, его то я в этом фильме и сыграю».

Закк Уайлд

Но не только Марк полностью погружался в роль. Сценарист фильма Джон Стоквелл специально поехал в тур с Pantera. А уж эти парни умели отжигать…

«Это были самые длинные три дня в моей жизни. После этих трёх дней я три месяца здоровье в порядок приводил».

Джон Стоквелл

Интересно, что Стоквелл изобразил из себя псевдорепортёра и проник за кулисы к Judas Priest, проведя с ними ряд фальшивых интервью. «Я понятия не имею, почему он это сделал», — говорит Оуэнс.

Выход фильма совпал (специально или непреднамеренно?) с выходом второго (и последнего) альбома Judas Priest с Тимом Оэунсом – Demolition. Только вот самому Тиму фильм вообще не понравился. Равно как не понравился и самой группе. С этого то всё и началось…

А Judas Priest – против!

Фильм изначально задумывался как официальная биография определённого временного отрезка Judas Priest – самого неудачного в их истории. Называться кино должно было Metal God (по названию трека из альбома British Steel). Саундтреком к фильму должны были тоже заняться «Присты». Но вот тут-то и не срослось…

С группой действительно разговаривали о будущем фильме, однако музыкантам не понравился ряд вещей: в смысле – ракурс, в котором они были поданы. Например, съёмочная группа, якобы, хотела показать, что между ушедшим Хэлфордом и остальными музыкантами было куда больше проблем, чем на самом деле.

Эндрю Ривкин вспоминает, что группа сразу же затребовала сценарий. «[Но] если бы вы были Warner Bros и собирались вложить 30 миллионов долларов в создание фильма, хотели бы вы, чтобы кучка бывших звезд хэви-метала среднего возраста имела над вашим проектом творческий контроль? Нет, конечно». Как это не тяжело признать, но новоиспеченный консультант фильма был прав – JP в те годы болтались на дне и рисковали окончательно утонуть (равно как их бывший фронтмен, нашедший в себе силы выплыть на поверхность самостоятельно).

Когда группа, наконец получила первый вариант сценария, она были подавлена. «Мы сказали «нет» — мы не хотели иметь с этим ничего общего», — говорит Оуэнс.

Сценарий был настолько пропитан сексом, наркотиками и рок-н-ролльными клише, что даже фильм про Spinal Tap на его фоне выглядел слезливой драмой. Judas Priest превратили в Cinderella. «На самом деле все это казалось безумным», — говорит КК Даунинг. «Чем больше мы узнавали об этом проекте, тем больше мы отдалялись от него. Это должно было стать очень голливудским. Но это не для нас».

Группа запретила использовать в фильме название «Judas Priest» и полностью отстранилась от участия в работе над проектом. О фильме умалчивают в своих автобиографиях гитарист К.К. Даунинг (главный инициатор приглашения Оуэнса) и сам Роб Хэлфорд. Оэунс же говорит, что «ребятам просто нужно было точное воспроизведение событий, а не очередная вариация Spinal Tap (популярный сатирический фильм, наполненный штампами о жизни рок-группы)».

Джейн Эндрюс, менеджер Judas Priest, не поскупилась на жесткую оценку: «Это не фильм, а куча мусора. Всё, что там показали, я сочла оскорбительным».

Однако пожар музыканты и их менеджер раздули на пустом месте. Ниже я попытаюсь объяснить, почему Judas Priest, мягко говоря, не совсем правы и напоминают выпускницу Смольного института, падающую в обморок от слова «пиписька».

Начну с того, что в конце фильма Крис Коул обнаруживает, что он уже как бы и не он, а только оболочка, пусть и яркая, на которую многие хотят быть похожими. Оболочка, лишённая всего.

Если кто-то не смотрел фильм и не понимает, о чём идёт речь, то имеется в виду финальная сцена – когда Коул вытаскивает на сцену своего одержимого поклонника и даёт ему в руки микрофон.

С одной стороны – чистая фантазия. С другой – реальный случай. Как-то раз на концерте The Who Кит Мун потерял сознание. Музыканты спросили зал, умеет ли кто играть на ударных. Поднял руку какой-то парень и тотчас был вытащен на сцену и усажен за установку. Так что, если покопаться, любое преувеличение на чём-нибудь, да основано. И Оэунс с Типтоном, жалующиеся на «голливудские приукрашивания», выставляют себя далеко не с лучшей стороны.

То же самое и про разврат (в США, кстати, фильму дали рейтинг R – дети только в сопровождении взрослых). Сцена, в которой Крис и его подруга в исполнении Дженнифер Энистон устраивают тройничок с транссексуалом – менеджершей Steel Dragon – особенно задела Тима Оуэнса. «Я никогда не спал с транссексуалами и меня никогда не приглашали участвовать в оргиях. (звучит, словно крик обиды)». Но учитывая образ жизни рок-звезд 80-х это всё настолько высосанная из пальца претензия, что за музыкантов просто испытываешь испанский стыд. Пенелопа Сфирис со своей документалкой «Падение западной цивилизации» не даст соврать.

Джефф Пилсон тоже высказался на этот счёт, мол, сцена, где Крис просыпается среди обнажённых тел, конечно была преувеличением, но…камон, это же Голливуд! Поярче надо, поинтереснее! Если у тебя есть шанс показать сиськи, то ты должен это сделать!.

Но это всё цветочки.

Ягодки – это признания Оуэнса о своём статусе в Judas Priest. Оуэнс в интервью признаёт, что в группе он никто и звать его никак (экранный персонаж Уолберга был таким же, если что, так что выходит не такая уж это и клевета?). Просто нанятый исполнитель. Оказалось, что Judas Priest платят ему голый фикс, а заработать больше получается только в турах. Но если учесть, что большие арены «Пристам» с Риппером на микрофоне только снились, доход у Тима не особо и большой. В свободное от работы в JP время Оэунс подрабатывал у своего тестя в строительной фирме, а его жена, по словам самого Тима, зарабатывает больше него.

Это доказывало то, что Judas Priest в то время находились в глубочайшей заднице. Сам Оуэнс говорит, что в фильме Steel Dragon собирает стадионы, тогда как в реале Priest тогда играли по клубам. И это логично – группа в те годы потеряла своё лицо, выпустив в 1997 году Jugulator (дебютный альбом с Оэунсом). Заигравшие микс из Pantera и Machine Head JP напоминали нелепого батю, отрывающегося на вечеринке у сына. Ну, или Стива Бушеми со скейтом в руках с популярного мема.

Дебютный альбом с Тимом Оуэнсом

Контрольный в голову – на альбоме Demolition нет песен авторства Оэунса. Как и в фильме, где радостного Криса мягко заворачивают старожилы, объясняющие ему, что песни будут писать они, а его дело их петь.

Кто-то ещё будет говорить о клевете? Вот цитата из книги КК Даунинга, взявшего на себя бразды правления в группе во время отсутствия Роба Хэлфорда.

В личном плане Риппер был идеальным парнем, с которым можно было бы спокойно работать. Лучше него просто никого не было. Более того, у него не было никакого завышенного эго, он себя оценивал максимально адекватно, равно как и остальных, и, что вообще замечательно, он играл в гольф (Даунинг – страстный фанат гольфа – прим. авт.)!

КК Даунинг

Читаем между строк. «Молчит, делает то, что скажем, да ещё и напарником на зелёном поле может побыть. Подарок судьбы».

Оуэнс даже не получил гонораров за альбомы, записанные с его участием. «Я ничего не писал, поэтому денег не было», — говорит он. «Но группа подарила мне мою карьеру в музыке, что бесценно».

Клевета, говорите? Ну-ну.

Гитарист Priest Гленн Типтон тоже высказался по поводу фильма. Старая песня. Ему не понравилось, что «фильм зажил собственной жизнью» и история приобрела «голливудский» облик. Соответственно, это не про них. И тут снова рефлекс «рука-лицо» от пещерных взглядов группы на экранизацию их истории. Наконец, в 2000 году Типтон намекнул на то, что группа, возможно, подаст в суд на создателей фильма за клевету и переворачивание всего с ног на голову.

Суда не случилось. Позицию группы озвучил Оэунс – мол, у них куда больше админресурс, чем у нас, и нам заткнут рты. Это как Давид против Голиафа, только с исходом в пользу последнего.

Отчасти признают свои ошибки и сами создатели. Джон Стоквелл говорит, что не хотел бы, чтобы фильм вышел глупым, просто фильмы о роке часто такими получаются. Но спустя некоторое время после премьеры своё творение он воспринимает именно таким. Глуповатым. Но это не значит, что совсем плохим.

Тим Оуэнс говорит, что в руках создателей была отличная возможность рассказать историю на тему «из грязи в князи», без излишнего погружения в «гламурную мифологию» волосатого металла. Такого же мнения и Роб Хэлфорд, который мнения о фильме невысокого, но при этом надеется на куда более качественную экранизацию истории группы.

Премьера фильма состоялась 7 сентября 2001 года. В первый уик-энд «Рок-Звезда» стала четвёртой по кассовым сборам, собрав более 6 миллионов долларов. Но почему же дальше последовал провал?

Версий много. Неактуальная тематика — на дворе вот-вот миллениум, а тут всем предлагают вспомнить хэйр-метал 80-х. Может быть. Но есть и кое-что ещё…

Через 4 дня три самолёта изменили будущее США. Что там до какого-то фильма… Оуэнс, а также Нил Злозовер, рок-фотограф, сыгравший в эпизоде, рассказывают, что всё просто встало. Что после 11 сентября о «Рок-Звезде» уже никто не вспоминал. Все сидели дома и боялись.

Джон Стоквелл, сценарист, болел за дальнейшую судьбу фильма всей душой. Но тщетно – в итоге фильм собрал чуть меньше 17 миллионов долларов, что составило меньше половины его бюджета в 38 миллионов долларов (начальная цифра).

А вскоре остановилась и сказка Тима Оэунса. С возвращением Роба всё решили за него. КК Даунинг, по его словам, постепенно стал соглашаться с теорией «1 группа – 1 голос», где Хэлфорд был таким же незаменимым, как Фредди Меркюри в Queen, а Брюс Дикинсон в Iron Maiden. И в 2003 году Тима выставили за дверь, написав ему об увольнении по электронной почте.

«Они могли бы позвонить мне», — говорит он. «Но, впрочем, уже неважно».

Послесловие. «Я не рок-звезда!»

Спустя год с ним вышло немного печальное интервью. В нём говорится, что «Тим Оуэнс недавно подал заявку на членство своей семьи в загородном клубе его родного города Акрон, в Огайо. Но боится, что не возьмут – мол, у него пирсинг и тату. Дочь уговаривает не волноваться: «Пап, ну ты же рок-звезда, возьмут!».

«Я не рок-звезда», — отвечает Оуэнс. После ухода из Judas Priest он присоединился к Iced Earth («диктатор» группы Джон Шаффер быстро выставит Тима и оттуда). Скоро концерт. А на нём Тима попросят расписаться на DVD с «Рок-звездой».

Оуэнс по-прежнему критикует этот фильм. За огромное количество передёргиваний и мифов. Но критиковать «Рок-Звезду» можно сколько угодно. Ведь даже несмотря на негатив от критиков и провал по сборам этот фильм дарит очень ценное чувство – тёплую ностальгию по гедонистическим временам хэйр-метала 80-х. О фильме хорошего мнения Закк Уайлд и Джефф Пилсон – а уж их то мнению можно доверять.

Самому же Оуэнсу, по его словам, иногда суют диски с фильмом для автографов. Вот она, слава. Пусть и в таком оригинальном виде. «Есть люди, которые знают меня только по Rock Star , но даже не по Judas Priest. … то что это, если не признание того, что фильм получился отличным?»

#кино

 

Источник

Читайте также

Меню