Рецензия на фэнтези “Лес Мифаго” Роберта Холдстока

Признанное многими акме писателя, написавший данное произведение еще в 1984 году, но до нас дошедший в переводе только 2018-го. Моя попытка рассмотреть работу одного из мастодонтов покажется для многих смехотворной, а для других, кто решится дочитать односторонний по многим пунктам обзор обыденного любителя, будет очевидно намерение рецензента изложить в довольно странной письменной форме впечатление от прочитанного. Я попрошу с деликатной искренностью всех читателей относиться к моей синекдохе, чтобы моя наглость объять стилистику автора всего лишь одной беллетристикой не так уж и сильно отталкивало бы от «объективной» имманентности.

Незаслуженная преференция в копилку Холдстока будет прослеживаться на протяжении всего абзаца только потому, что для меня одним из самых важных факторов успешности фантаста — это вселенная. Создать в отдаленном уголке волшебное пространство(Лес Мифаго), придумать незатейливые особенности местности и, в частности, магию, — искажение времени, что не ново; отторжение всех чужаков и, как защитный механизм, возврат в первоначальную точку; вывод почти всех действующих лиц из подсознания; неестественно быстрая метаморфоза всех живых организмов, — фольклорных авторских существ: Урскумуг, болотник, Сортхалан, сучковик. Транспондер, встроенный у всех ценителей фэнтези на сигналы автора, должна достигнуть экзальтации после целостного представления в своей голове фэнтезийный мир писателя. Тем не менее…

Живописное и свежее блюдо из благообразной задумки автора про легендарных персонажей, созданными из подсознания главных героев, превращается в стандартное кавказское мацони из блеклого количества исторических личностей. Робин Гуд — средневековый английский герой баллад; Кахалин — легенда ирландских мифов; Вудвос — миф из средневековой европы(в Англии его называют диким человеком); Гвиневра — супруга Артура; сам Артур. Такое ощущение, что Роберт замахнулся на огромный фундамент для постройки своего произведения, да не хотел удаляться от легенд своей родины — Великобритании. Если семейство Хаксли не контролирует подсознание, и существа появляются, вычитывая из генетической памяти исходные коды легенд, почему же Холдсток ограничивается лишь английскими легендами? Допустим, что главные герои родились в Англии, и это оправдывает множество английских легенд. Я все же не уверен, что они не могли не слышать про греческую, скандинавскую и восточную мифологии, персонажи из сказок и еще длинный список других именитых для всего мира личностей. Виной патриотизм, пропаганда национального фольклора или всего лишь небрежность? Выбирайте сами, для меня — все сразу.

Писатель компенсирует крайне слабое подчеркивание особенностей леса детальным и весьма длинным описанием местности во время путешествия и не только. Меркантильный подход для достижения необходимого количества страниц для звания романа мешает сосредоточиться на хоть какую-то возможность раскрыть произведение для читателей. Нельзя выдергивать деревья, так как предмифаго(несформировавшиеся архитипы героев) страдают. Танатофобия всего живого леса никак не обыгрывается в дальнейшем. Растительный мир растет невероятно быстро, и он это замечает. Хотя, в какой-то момент он не замечает, что весь его дом оброс деревьями “внезапно для него”. Темная материя окружает лес сверху, чтобы с воздуха никто не смог как-то повлиять на маленький вымышленный мир. Долгое время Кристиан не замечает подобие грозового облака, но после полета с Гарри у него раскрываются глаза. Никакого объяснения. Почему он столько времени не замечал такую очевидную особенность леса, никто не решается объяснить. Нет упоротости перечислить все минусы произведения, связанное конкретно с лесом, потому что их чрезвычайное количество… Спасите занимательную концепцию, прошу вас! Не дайте “начинающему” писателю утонуть в гидросфере писанины без здравого смысла.

Джордж Хаксли — отец Стивена и Кристиана. Он умер в возрасте пятидесяти пяти лет от легочной болезни. Изучая Райхоупский лес, он вел дневник и составил подробную карту. Холдсток при помощи этого персонажа объясняет основные идеи формата вселенной Стивену, Кристиану и читателям. Чтобы отомстить сыну, он заставляет свое подсознание превратить его в существо с головой вепря вместо человеческой. Дженнифер Хаксли — жена Джорджа и мать Стивена и Кристиана. Никак не раскрывает ее на протяжении всего романа, поэтому на этом с ней и закончим. Кристиан Хаксли — старший брат Стивена Хаксли. В райхоупском лесу становится «Изгнанником» и вызывает хаос в лесной стране. Украл у отца ее возлюбленную, стал причиной его гибели и почти прикончил своего младшего брата. Благородный персонаж. Стивен Хаксли — главный герой романа. Он родился в 1927 или 1928 году; во время событий романа ему едва исполнилось двадцать лет. Схизмогенез условного протагониста ничем не подкрепляется, что мы разберем в одном из абзацев ниже. Осознает, что старший брат любит Гвиннет и без нее жить не может, но все равно пытается завоевать и в итоге вступает с ней в акт репродукции. Просит брата оставить их в покое, когда Кристиан их застает вместе. Отвратительный прототип личности. Семейство колоритное; судите сами, а я уже.
Виновница конфликта в произведении появляется в самом начале, когда холодный отец и злые сыновья были апогеем преамбулы сюжета. Дико прекрасная, рыжеволосая дикарка со своей темной историей завоевывает всеобщее внимание семейства Хаксли, в основном, представителей мужского пола. Она успела умереть разок и возродиться, полюбить троих мужчин и в конце доверить свою жизнь монстру. Она выбирает старшего сына, вместо старого отца, ее завиральная смерть на первых страницах прекращает любовные отношения с Кристианом. Внезапное оживление способствует к близости с младшим братом. Холдсток заполняет ее многими особенностями личности: она любит свой зловонный запах и не понимает необходимость ванных процедур, является прототипом воительниц, которые с легкостью могут постоять за себя. Она очень сильная физически и настолько же хрупкая психологически, так как в ее жизни очень много потерь любимых. Я ожидал, что взаимодействие с главным героем произойдет в виде пиджина, но, к сожалению, создатель наделил Гвиннет изумительными способностями к изучению языков. Сколько штампов вы заметили в архетипе?
Бутафория. Она сплошь и рядом. Некоторые персонажи появляются и сразу же исчезают. Про Артура, как я помню, лишь одно предложение. Робин Гуд вообще воспринимается нами лишь со слов семейства Хаксли, затем никак не упоминается. Кахалина кормят и умерщвляют тотчас же. Такое чувство, что во время написания Роберт решил через пантомиму передать свое видение данных второстепенных лиц, но у него, к сожалению, не получилось. Доскональное описание экипировки, вплоть до незатейливого упоминания пихора да сковороды, когда Кристиан собирается в лес за своей возлюбленной, в общем плане кажется смехотворной, когда злодеи и жители леса появляются и очень быстро забываются. Так происходило с ястребами, пироманами и защитниками квазипринцессы. Замки, кладбища и крепости походят на обычные слова, а не воссоздание пространства действия.
Протагониста обожает Холдсток. Главный герой не работает и ему нечего есть? Создадим добрых соседей, которые будут его обеспечивать продовольствием. Его брат силен и он ему не по зубам в честной схватке? Сделаем так, чтобы во время путешествия он необъяснимым образом начнет хорошо владеть мечом и копьем, и чтобы этого не заметили читатели, его умение отметит твой верный спутник. Трудно подступиться к лесу? Запишем в легенды его имя, чтобы лесные обитатели его встречали как героя, хотя он еще не успел ничего толком сделать. И, чтобы до конца неповадно было адекватному читателю, в ключевой битве противник будет ранен. Смертельно.
Надеюсь, вы не обманулись моей диатрибой. Если хотите искупаться в дифирамбах Холдстоку после моего резкого отклонения от проложенного очень многими пути фанфаронства и лести, то можете ознакомиться с кроткой рецензией данного автора. Мой декантер оценивания обычно беснуется только в моем telegram-канале. Серендипность — вот мой ответ на стилистику моего письма в рецензии.

 

Источник

Читайте также

Меню