Послушать новое: Макс Рихтер спасает человечество

Павел Борисов
журналист, автор Telegram-канала «Альбомы по пятницам»

«Мир зашел не туда. Об этом я написал музыку», — так один из самых известных современных композиторов Макс Рихтер описывает свою последнюю работу Voices. Рихтер — действительно большая величина в мире неоклассики и постминимализма, и один из немногих представителей современной сцены, который подчеркнуто политизирует свои произведения.

Самая первая большая работа Рихтера, альбом 2002 года Memoryhouse, целиком посвящена теме войны в Косово, ее задача — в музыкальной форме попытаться передать ощущения ужаса военного конфликта. Потом Рихтер не раз обращался к сложным темам, в том числе к лондонским терактам 7 июля 2005 и войне в Ираке.

Каждый раз выходило как минимум интересно: его работы казались саундтреком к неснятому кино по теме того или иного альбома. Ничего удивительного в звучании творчества Рихтера нет, он остается вместе с Хансом Циммером одним из самых заметных и плодовитых авторов музыки для блокбастеров, телесериалов и многих других произведений массового визуального искусства.

Вы можете не знать Рихтера по имени, но точно слышали его работы — например, в «Прибытии» или «Острове проклятых» с Ди Каприо

В академической среде Рихтера принято ругать и называть его протяжные композиции с обилием струнных (и отсутствием сложных композиционных ходов) музыкой для сна. Насколько Рихтера заботят такие сравнения, можно понять из одного небольшого примера: его предыдущий сольный альбом — это буквально восьмичасовой саундтрек для сна, названный Sleep.

Критика не мешает оставаться ему вместе с Циммером и несколькими другими композиторами не только ведущим авторов саундтреков, но и музыкантом, способным собирать на концертах оркестровой музыки десятки тысяч человек — и превращать их в блокбастер-шоу.

31 июля Рихтер выпустил новый сольный альбом Voices. Как и в случае со всеми остальными, это альбом-высказывание о ситуации в мире, только на этот раз максимально широкое. Мир перевернут вверх ногами, говорит Рихтер, поэтому лучше всего отразить происходящее может «перевернутый оркестр», с которым он записывал Voices. В этом оркестре — 12 контрабасов, а не один-два, как принято, он перевернут с точки зрения баланса инструментов, как и наш мир.

Альбом основан на Всеобщей декларации прав человека: ее на протяжении всей записи зачитывают голоса, мужские и женские, на самых разных языках. Встречается, естественно, и русский, первым идет, что тоже довольно очевидно, английский.

В остальном это достаточно типичный для Рихтера постминимализм, который звучит угрожающе и тревожно, но не без зерна надежды и ощущения света в конце тоннеля.

В феврале этого года Voices был закончен и представлен публике в Лондоне, но с тех пор мир только продолжил заходить не туда. Возможно, именно поэтому максимально широкий подход, который выбрал Рихтер, не срабатывает.

Проблем настолько много, что общее наблюдательное высказывание на тему всех бед мира не кажется сейчас уместным, и обращение к Всемирной декларации прав человека выглядит слабым жестом. Да, люди должны быть равны, это в декларации было написано уже 70 лет назад, но делать-то что с неравенством, хочется спросить у Рихтера.

К счастью, можно не проделывать мысленный эксперимент на тему того, как бы звучал Voices без голоса. Альбом выпущен в двух частях: с голосами, читающими декларацию, и без них. Во второй версии он работает значительно интереснее и органичнее и перестает быть похожим на студенческую работу «за все хорошее и против всего плохого».

Отсутствие лозунгов, на которые сейчас больше всего похожа декларация, только помогает восприятию и позволяет найти собственные смыслы в достаточно эмоциональной и потрясающе красиво записанной музыке Рихтера.

Получается немного абсурдная ситуация: альбом, ключевую роль в котором должны были сыграть голоса, лучше и интереснее воспринимается без них.

 

Источник

Читайте также

Меню