Почему большинство врагов Человека-паука основаны на животных?

Не самый предсказуемый ответ на не самый ожидаемый вопрос.

Представляю вашему вниманию авторский перевод статьи Кирка Смита с художественными дополнениями.

Человек-паук всю свою карьеру боролся со злодеями, одетыми как животные и чьи образы были позаимствованы у животных. Хотите — верьте, хотите — нет, но причина есть — и она далеко не так очевидна, как кажется на первый взгляд

Кирк Смит
Исследователь комиксовой вселенной Marvel

Статья была опубликована 18 февраля 2020 года на англоязычном новостном инфотейнмент-портале Screen Rant постоянным автором интернет-ресурса и по совместительству одним из самых ярых фанатов Человека-паука, исследователем комикс-вселенной Marvel и действующим бухгалтером по профессии — Кирком Смитом.

В своё время дедушка Кирка подарил ему выпуск комикса «Amazing Spider-Man # 408» (1996), после чего юный Смит восьми лет отроду на тот момент настолько увлёкся комикс-культурой, что уже во взрослой жизни это привело его к погружению в мир комиксов Marvel с головой и началу исследовательской деятельности на основе книжек с картинками. Оказывается, это очень даже уважаемая и нужная работа.

Одержимая увлечённость Кирка Смита комиксами, его стремление стать художником-иллюстратором и аналитический ум, воспитанный бухгалтерским делом в конечном счёте позволили разобраться в вопросе, почему образы подавляющего большинства врагов Человека-паука основаны именно на животных?

В своей работе Кирк Смит пишет, что у Человека-паука, возможно, одни из самых знаковых и неповторимых врагов во всей истории комиксов. От Хамелеона до Доктора Осьминога, очень обширный список злодеев Человека-паука постоянно пополнялся с момента появления персонажа на свет в 1962 году.

Хотя известно, что Питер Паркер имеет счёты с огромным множеством уникальных злодеев, существует одна вещь, обобщающая особенности очень многих врагов дружелюбного соседа. Более того, обобщая отличительные стороны противников и с самим Питером. Почти все они (за исключением популярных Венома, Карнажа, Мистера Негатива, Зелёного Гоблина, Надгробия, Мефисто, Фиска и пр.) произошли от животных.

Отсюда становится неудивителен тот факт, что Охотник Крэйвен проявил желание охотиться, как на противников Паука, так и на самого Паука, будто бы это самая настоящая дичь.

Действительно, развивая мысль Кирка, можно заметить, что именно Человек-паук, как никакой другой герой больше всего сражается с противниками, чьи, так скажем, сценические образы основаны исключительно на идее подражания тому или иному животному, будь то обычное млекопитающее, хладнокровное, птица или даже насекомое.

Носорог, Стервятник, Скорпион, Ящер, Хамелион, Жук, да даже тот же Охотник Крэйвен и пр. — каждый из этих персонажей заимствует в качестве основы образа своего Альтер эго живое существо, далёкое от природы человека.

Со слов Кирка получается, что ответ на вопрос, поставленный в заголовке исходит корнями к одной из сюжетных линий, которая в конечном итоге приводит к событию разрушения мультивсленной Человека-паука под названием Spider-Verse.

В сюжетной арке, начавшейся в комиксе «Edge of Spider-Verse Vol. 1 # 5» (2014) Питер Паркер встречает человека по имени Иезекииль, который обладает способностями, очень похожими на способности каждой отдельной версии Человека-паука. Будучи успешным бизнесменом в своём мире, Иезекииль объясняет Питеру, что его силы не были переданы ему «случайно», как тот предполагал до этого момента.

Оказывается, что паук, укусивший Питера много лет назад сделал это добровольно и целенаправленно, чтобы передать неуклюжему парню в очках свои способности, прежде чем умереть. Факт передачи способностей превратил Питера Паркера в Человека-паука, а также сделал его своеобразным прообразом особого «тотема».

Позже по ходу сюжетной арки комикса выясняется, что так называемый «тотем» представляет собой мост между человеком и животным, обладающий свойствами обоих. Питер не был первым, и определенно не будет последним, кто примерял на себя роль «тотема».

Более того, и в этом кроется вся суть, пусть слегка и наивная, оказывается, что похожие способности и их переход от одного носителя к другому восходит к началу времён становления мультивселенной — Питер боролся со многими из «тотемов» в своей супергеройской карьере.

Например, Капитан Америка боролся против таких злодеев, как Барон Земо и Красный Череп, а до недавнего времени Люди Икс воевали с Магнето. Тор — Бог грома — был вынужден сражаться со своим братом Локи — Богом коварства, хитрости и обмана на протяжении веков.

Из этого можно сделать вывод, что один тип персонажа всегда будет привлекать другой похожий тип. Именно исходя из понимания того, что похожее привлекает похожее, у извечных противостояний внутри массовой культуры появляется больший контекстный смысл: патриоты одной идеологии обычно сражаются против тех, кто находится на «другой стороне», мутанты выступают против мутантов, боги против богов и тд.

То же правило применимо и к Человеку-пауку с его списком противников. Питер Паркер постоянно подвергался нападениям со стороны «тотемных животных», многие из которых, вероятно, не осознавали, что являются лишь марионетками в руках их собственных судеб. Такими же марионетками, как и сам дружелюбный сосед.

Выходя на финишную прямую своего рассуждения Кирк Смит подводит нас к мысли о том, что абсолютно все противники Человека-паука, чьи образы основаны на тех или иных, теперь уже «тотемных» животных, руководствовались побуждениями необязательно прямого злодейского характера.

Наоборот, автор англоязычной статьи допускает возможность того, что совершать те или иные преступления их заставляла именно духовная привязка к тому самому «тотему», диктующему, как внешний вид, так и характер поведения.

Кирк резюмирует, что в попытке принять на себя роли «тотемов», каждый злодей, руководствуясь исключительно преступными действиями остаётся лишь неполной версией самого себя, не раскрываясь до конца, как личность и персонаж. Злодейский склад ума не позволяет герою стать героем, так и оставляя его на границе между выбранным образом животного и человека, как основы.

Однако с Питером Паркером ситуация в корне противоположна. Действуя, как настоящий герой и — что ещё важнее со слов Кирка Смита — как настоящий «тотем», он открывает для себя возможность быть больше именно человеком, а не собственным образом используемого животного.

Подводя общий итог из всего вышесказанного по поводу мыслей Кирка Смита, стоит внести ясность, что подобное объяснение вопроса имеет смысл лишь отчасти. Безусловно, с точки зрения канона и сюжетной ориентации эта теория работает, как нельзя лучше.

Однако то, почему именно создатели Человека-паука изначально решили ставить в противовес своему герою злодеев в образах животных, кроме идеи о подобном, уже не поддаётся такой лёгкости понимания.

Наверняка можно сказать лишь то, что настоящая причина превалирования злодеев-животных в списке противников Питера Паркера заключается далеко не в отсутствии оригинальности идей авторов, а просто в чуть большем углублении в лор супергеройской вселенной.

Хотя можно ли считать последнее ненавязчивым оправданием и не больше — ответ остаётся повисшим в воздухе.

P.S.: Что думаете вы по этому поводу и какие ваши самые любимые противники Человека-паука? Делитесь своими мыслями в комментариях — с удовольствием почитаю.

P.S.: Буду очень признателен вашей подписке на блог. Хорошего дня, не забывайте, что дружелюбный сосед Человек-паук всегда охраняет наше спокойствие.

 

Источник

Читайте также

Меню