Перенос сознания недостижим?

Поговорим о самом перспективном направлении радикального продления жизни — переносе сознания на другой носитель. А также на примере одной специфической науки выясним, какие препятствия стоят перед так называемым «цифровым бессмертием».

О создателе науки «сеттлеретики»

«Практически каждый имморталист, который произвел на свет хотя бы один текст по тематике, считает, что только он один знает, как действовать правильно. Другие же трансгуманисты, по его мнению, немного или в достаточной степени идиоты»

Михаил Батин, имморталист

Ян Корчмарюк родился 12 сентября 1963 года в Волгограде. У него три высших образования: инженер-экономист, инженер-программист, инженер-системотехник САПР. Он был ведущим научным сотрудником в Нижегородском НИИ, преподавал программирование, сейчас он работает в Волгоградском Техническом Университете специалистом вычислительного центра.

Ян занимается задачей цифрового бессмертия с начала девяностых. Найденное им решение оформилось в концепцию новой науки, разрешающей одновременно личные и всеобщие экзистенциальные риски. Науки, которую он назвал сеттлеретикой, от слова settle — переселять.
Во время зарождения и активного развития ТГ-движения в России (2001-2014 годы) он принимал участие, как сеттлеретик, во всех значимых проектах, включая РТД, «Россия 2045», различные семинары и конференции по иммортализму и трансгуманизму; также в кооперации с болгарским философом Таню Колевым Ян провел конференцию по сеттлеретике в Болгарии. Все это время он безуспешно ищет финансирование на эксперименты по переносу сознания: на какие-то из них ему нужно 2 миллиона рублей, на иные 10 млн., а полную стоимость цифрового бессмертия он оценивает в 30 миллионов долларов. Та часть сеттлеретики, которую можно непосредственно увидеть и осознать, находится на его сайте — settleretics.ru.

Ян не миллиардер, не предприниматель, не профессор, не руководитель лаборатории и не популярный видеоблогер, он не лидер никакой трансгуманистической организации и он никогда, насколько мне известно, не публиковался на английском языке в международных научных журналах типа Nature. Я бы сказал, что он обычный парень 57 лет (тем не менее, достаточно известный в трансгуманистических и не только кругах) с техническим образованием, который уже 20 с лишним лет практически в одиночку развивает, возможно, одно из самых важных направлений современной науки.

Я бы хотел предупредить неосведомленного читателя, что не без помощи самого Корчмарюка слово «сеттлеретика» у многих людей стало ассоциироваться с классическим случаем лженауки. Корчмарюк в свою очередь превратился в научного фрика, — не для всех, но для многих, в том числе для таких людей как Данила Медведев и Алексей Турчин, известных футурологов и трансгуманистов.

Вот один из примеров обвинений в лженаучности. Эту страницу поисковики выдают в первом десятке по запросу «сеттлеретика».

Скажу, что логически доказать, является или не является ли что-то наукой — чрезвычайно сложно и не всегда рационально. Наука — это что угодно, что позволяет эффективно управлять миром и делать верные предсказания. Понятия вроде критерия Поппера, верифицируемости, воспроизводимости являются частью метанауки — такой штуки по управлению другими науками. Наличие публикаций, рецензируемость, индекс Хирша и т. п. (на них как раз ссылается автор блога) относятся к современным правилам диалога среди ученых и между учеными и обществом. Поэтому предлагаю здесь и далее вопрос о принципиальной «научности» сеттлеретики игнорировать.

Что такое сеттлеретика?

Сеттлеретика — это инструментальная и прикладная наука, в основе которой лежат теория и практика таких дисциплин как вычислительная нейробиология, нейроинформатика, нейрокибернетика и нейроинженерия. Существенно то, что, даже если вы уже обучились любому из перечисленных направлений — понять сеттлеретику сразу и целиком вы не сможете. Дело в том, что Ян Корчмарюк идентифицирует себя, помимо прочего, как синергетик. Сама синергетика как наука точно не определена, в школе и в большинстве институтов ее не проходят, а области ее исследований распространяются буквально на все существующие системы и объекты; понятиями и математикой синергетики пронизаны все главные тексты Корчмарюка, что сильно усложняет их восприятие. Интересующиеся могут прочесть доступный ввод в синергетику, например, здесь.

Однако, несмотря на вышесказанное, цель, предмет и методы сеттлеретики от этого нисколько не изменяются.

Сеттлеретика — это единственная и наиболее разумная возможность для людей расселиться в пестрящем безграничными возможностями космосе через обретение ими физического бессмертия.

Сеттлеретика описывает принципы, законы и общие технологические аспекты переноса сознания на иной (желательно, небиологический) носитель. Более строгое определение: сеттлеретика — это технология горячего резервирования нейроинформации. Это и отличает ее от проектов по созданию искусственного мозга с нуля:

Сеттлеретика предлагает создать искусственный мозг путем постоянной синхронизации когнитивных функций мозга живого человека с компьютером на нейроморфной архитектуре и постепенного «перетекания» сознания в него.

Англоязычное название этого метода — Gradual in-place replacement; оно хорошо отображает суть сеттлеретики и смысл слова «перетекание»: перенос сознания на иной носитель должен решиться путем постепенной замены функциональных элементов мозга (нейронов) на их искусственные аналоги.

Взгляните на этот случайно найденный в сети роадмап. Этот алгоритм действий похож на сеттлеретику, с той лишь разницей, что сеттлеретика уточняет 10-14 пункты; также она уточняет, что именно означает выражение «creating a model». Это значит создание постоянно обновляемой модели мозга, неотличимой от него в информационном смысле; это немного похоже на концепцию зеркалирующего RAID-массива. Здесь и далее понятие «модели» в контексте сеттлеретики будет употребляться именно в этом смысле.

Сеттлеретику не следует путать с концепцией Whole Brain Emulation, потому что последняя только очерчивает концептуальную научную область; сеттлеретика же дополняет эту область конкретными принципами решения задачи эмуляции. На до сих пор не отвеченный вопрос «Что именно следует считать успешным созданием модели мозга?» она дает такой ответ: «Успешная модель мозга — это та модель, которую мозг создает почти самостоятельно при участии вспомогательных вычислительных устройств и встроенных в них алгоритмов обучения». Отчасти, человек, чья модель мозга создается, сможет сам определять успешность процедуры. С другой стороны, ему в этом поможет универсальный язык нейрокодирования и ПО на его основе.

Прежде чем идти дальше, хочу сделать небольшую ремарку. Большинство ученых давно склоняются к тому, что сознание — результат взаимодействия миллиардов нейронов. Нейрону в сущности все равно, куда отправлять и откуда принимать информацию, а значит, мы можем стимулировать его искусственно, фиксировать его ответ и дублировать этот процесс стимуляции-ответа в компьютере. Например, так и сделали ученые из Великобритании, Германии, Италии и Швейцарии, соединив биологические и искусственные нейроны через мемристор. Ничего принципиально нового в этом нет — это уже знакомая специалистам по интерфейсам «мозг-компьютер» методология, в основе которой лежат универсальные принципы связи.

Я часто встречаю расхожую мысль, что перемещение собственной личности на иной носитель произведет только копию этой личности. Эта мысль часто через избыточные философские силлогизмы доходит до крайней стадии измышлений — квантовой природы сознания, панпсихизма или же квалии вместе с ее «красностью красного», являющихся гипотетическими доводами в пользу невычислимости сознания, не говоря уже о показанных где только можно в научной фантастике последствиях «проблемы двойников».

Возможно, Данила Медведев также внес свой вклад в это предубеждение, говоря о копии себя как о самом себе, ведь это всего лишь «вопрос договоренности». Но лично для меня моя «копия» только тогда является мной, когда я чувствую все, что она делает, и своим разумом влияю на ее действия — и все то же самое справедливо для нее. То есть мы с ней находимся в постоянной синхронизации и фактически расширяем друг друга. Таким образом, можно вообще уйти от слова «копия», ведь мы оба можем быть соединены через некий интерфейс с двухсторонней связью, фактически образовывая друг для друга третье полушарие мозга, так же интегрированное в нас, как одно полушарие интегрировано во второе, с той лишь разницей, что это третье полушарие лишь зеркалирует и постепенно замещает наши полушария. Именно в подобном ключе и поступила сеттлеретика. Она предлагает уйти от вышеописанных проблем через два ключевых фактора:

  1. последовательное и прижизненное замещение отмирающих нейронов нейронанороботами (далее — нанороботы)
  2. ряды и ядра Винера-Вольтерра

Если с первым все достаточно понятно — искусственный наноробот дублирует естественный нейрон при жизни, а после его гибели берет на себя все функции естественного нейрона, и ничего в восприятии идентичности для человека не меняется, — то со вторым заинтересованному обывателю, который может являться еще и не имеющим достаточно свободного времени потенциальным инвестором, придется попотеть. По какой-то причине Ян решил не объяснять своим будущим потенциальным партнерам математическую сторону сеттлеретики, оставив им стезю проходить сквозь темные леса самостоятельно.

Ну хорошо, давайте откроем профиль Яна на Хабре и зайдем в список его комментариев. Побродив там, мы увидим несколько слов про ряды-ядра Винера-Вольтерра. Ниже небольшой список цитат, попробуем их осознать.

1. “Используется математический метод «ряды и ядра Винера-Вольтерра», который восстанавливает переходную или передаточную функцию нейрона, как черного ящика, по входу и выходу. То есть, решает обратную задачу. Если информация от коммуникации субъекта управления (мозга) с объектом управления (телом) по каналам прямой и обратной связи (нервно-гуморальной системе, центральной и периферийной) хоть как-то отразилась на переходной или передаточной функции нейрона, она обязательно будет восстановлена, с любой заданной точностью”

2. “Обучение [нанороботов-дубликатов — прим.] идет путем восстановления переходной или передаточной функции нейрона, рядами и ядрами Винера-Вольтерра, по входу и выходу. Пока их (оригинала и дубликата) различие не станет сколь угодно малым. Такой квазистатический перенос снимает все проблемы идентичности, как и морально-этические и психологические проблемы”

3. “Как раз анализ сигнала, методом рядов и ядер Винера-Вольтерра — и позволяет установить корреляционную зависимость в сигнале. Это похоже на метод наименьших квадратов, который аппроксимирует ряд точек подходящей кривой. Только здесь функции — аппроксимируются функционалами. Интегральными свертками энного порядка.”

4. “Если обработка данных будет идти по иерархической сети, сжимаясь в коэффициенты рядов и ядер Винера-Вольтерра, на вживленных узловых микросхемах, то наружу передавать придется относительно небольшой поток информации”

5. “Собственно, именно эти корреляционные коэффициенты, для всех нейронов, и составят уникальную индвидуальность для психики переселяемого. И именно их и формируют ядра Винера-Вольтерра”

Я думаю, немногим из вас удавалось использовать метод рядов-ядер на практике, а кто-то вообще сейчас слышит об этом впервые. Лично мне понять их необходимость для сеттлеретики помогли видеоролики про ряды Тейлора-Маклорена с YouTube (например, этот), где при визуализации отрисовки функций на графике становится понятно, что весь этот математический оркестр нужен лишь для того, чтобы максимально точно снимать нейронные спайки и дублировать их в компьютер. То есть вся их суть состоит в точности съема нейросигнала: математическая функция как бы с каждым бесконечно малым шагом делает поправку на саму себя и стремится к идеальному дублированию в компьютер оригинального биологического нейроимпульса.


Идеальное приближение к кривой как демонстрация генетического алгоритма

Просто если в рядах Тейлора-Маклорена есть связка “точка-функция”, то в рядах-ядрах Винера-Вольтерра связка уже “функция-функционал”.

Есть еще и такая вещь, как коэффициенты (h) рядов-ядер Винера-Вольтерра, и их суть состоит уже в емкости передаваемых на внешний компьютер данных:

Как говорит сам Ян, «передавать всего 3 значения вместо „много-много“ для каждого нейрона существенно (на порядки величин) разгружает канал связи».

Поискав информацию в сети (в основном в зарубежном сегменте), можно увидеть немалое количество научных работ и понять: сжатие данных через коэффициенты рядов-ядер Винера-Вольтерра в ряде областей действительно практикуется. Скорее всего, здесь специалистам будет полезно ознакомиться с работой Мармарелисов по анализу физиологических (нелинейных) систем, к которым также относится и единичный нейрон: Мармарелис П., Мармарелис В. Анализ физиологических систем. Метод белого шума. / Пер. с англ. д-ра биол. наук Е. А. Умрюхина. — М.: Мир, 1981. — 481 с.

Неудобные вопросы

Но как бы ни была интуитивно ощутима технология, к ней есть ряд серьезных вопросов. До сих пор сеттлеретика была достаточно прозрачной наукой, многие компоненты которой так или иначе тиражируются в сети и не идут ни в какое противоречие с существующими наработками или технологическими тенденциями в нейронауках. Но это верхний, абстрактный уровень сеттлеретики. У нее также есть темная и нераскрытая сторона, с которой вы неизбежно столкнетесь в попытке понять низкоуровневое, конкретно-техническое содержание предложений Яна. Ряд этих проблем может быть решен теоретически, но это требует участия квалифицированных нейробиологов и нейроинженеров.
Решить их нужно обязательно (и, по-хорошему, дополнить неучтенными проблемами), как предварительную проверку концепции, которая позволит создать настоящий сеттлеретический роадмап, открытый и прозрачный для всего сообщества имморталистов.

Перво-наперво, любой из тех, кто читал статьи Яна Корчмарюка на его официальном сайте, видел, что одних нанороботов недостаточно — потребуется еще и имплантируемый в голову чип, который будет сжимать все нейронные данные перед отправкой на внешний компьютер. Но как этот чип будет способен принимать на себя столь огромную армаду сигналов от 80-100 млрд. нанороботов, да еще и понимать из конкретно какого места поступил сигнал? Неужели потребуется «впаивать» в каждую из этих крохотулек собственный уникальный ID, а в самом чипе вести еще и огромную базу данных о них? А как наладить синхронизацию всех процессов? Сеттлеретика не предполагает проводного матричного интерфейса, в котором проблема идентификации источника сигнала решается самой архитектурой системы. Здесь чип на вход получает огромный массив данных, для обработки и структуризации которого сеттлеретика сейчас не предлагает решений.

Мозг не ведет базы данных о каждом своем нейроне и всех связей между ними, он прекрасно обходится без этого. Но для дублирования функций мозга в реальном времени в нейроморфной системе мы должны учесть следующее:

  1. Каждый наноробот фиксирует сигнал своего нейрона и отправляет его на чип.
  2. Чип сжимает весь полученный массив сигналов рядами-ядрами Винера-Вольтерра и отправляет данные на нейрокомпьютер.
  3. В нейрокомпьютере содержатся нейроны — дубликаты естественных нейронов.
  4. Каждый из этих дубликатов должен принять в себя соответствующий ему сигнал и, если потребуется, отправить сигнал-стимул обратно нанороботу на естественном нейроне. То есть каждый наноробот неизбежно должен быть как-то локализован и прочно связан со своим двойником. Необходимость подобной обратной связи регламентирована тем, что при постепенном отмирании нейронов нейрокомпьютер будет брать на себя утраченные мозгом функции, и именно в этот момент система превратится в «третье полушарие».

Здесь может возникнуть закономерное возражение: необязательно просчитывать утраченные нейроны на внешнем компьютере, ведь нанороботы могут взять на себя эту работу. Но построение достаточно маленького полнофункционального кибер-нейрона, способного встроиться в нервную систему, не повредив ее — задача намного более отдаленного будущего, на которую сейчас нет времени.

Ян уже пробовал ответить на описанную выше проблему здесь же, на Хабре, но его ответ не прояснил ситуацию. На вполне логичный вопрос:

“Как вы будете эти сигналы от каждого датчика передавать на чип через биологические ткани?”

Ян отвечает:

“До вживленного чипа с передатчиком, сигнал может передаваться по естественным каналам связи — возбудимым образованиям, от датчика к датчику, как от узла к узлу. Для этого я рассмотрел простейшую модель возбудимого образования, как длинной линии из емкостей и резисторов, предложенную еще Нобелевскими лауреатами Ходжкиным и Хаксли в 1963 г, но дополненную оценкой индуктивности линии L…”

То есть, получается, что чип будет принимать сигналы от какой-то определенной подсоединенной к нему группы конечных нейронов (группы, которая наиболее близка к чипу), а те огромные множества нейронов, сигналы которых не достигли этой группы, будут просто игнорироваться? А если, допустим, к чипу привязать не отдельную группу нейронов, а только один нейрон — тоже можно было бы осуществлять снятие всего сознания сразу? Очень нечетко описывается общая схема всей этой связи. Даже если мы превращаем каждое нервное волокно в микро-антенну (о чем он действительно пишет на своем сайте), это не избавит нас от проблем пространственной идентификации источников сигналов. Поставлю себя на место инвестора и скажу, что меня бы все это сильно смутило перед принятием решения о финансировании.

Идем далее по его ответу:

“… Так же мною рассматривалась возможность ультразвуковой волноводной передачи (гипотеза о молекулярной выч. машине в трубочках цитоскелета по Либерману, упомянутая в моей работе 1998 г), и гипотеза о возбудимом образовании, как оптическом волноводе…”.

Либерман – ученый XX века, область интересов которого простиралась от нейробиологии до физических теорий о способах связи между человеческой душой и Богом. По современным меркам это сомнительный авторитет, но как бы там ни было, все еще остается неясным, как именно чип будет считывать все элементы цепи, будь они нанороботами, нейронами-волноводами или даже квантовыми точками.

Далее:

“… Так же, в выступлениях, расматривалась возможность использовать внутреннюю среду возбудимых образований, прокладкой в них проводящих нанокабелей, сформированных из частиц нанопорошка”.

Трудно даже представить, что внутри нейронов можно как-то прокладывать нанопровода, не повредив при этом сами нервные клетки. По сравнению с этим идея с присвоением каждому нанороботу уникального ID и созданием базы данных на чипе кажется не такой уж и трудноосуществимой.

Чтобы доказать работоспособность своей науки, Корчмарюк собирается опробовать методологию сеттлеретики на червях-нематодах, о чем прямо указывает:

“Первым шагом я предлагаю 100% реализуемый и крайне дешевый проект. 2 года работы, коллектив из 5 человек, 10 млн рублей бюджет. Что предлагается? Берем нематоду. Во все ее 300 нейронов втыкаем даже не нано. а микроэлектроды. Тренируем ей условный рефлекс. Восстанавливаем нейронку по Винеру-Вольтерру в компе. Потом, понейронно, анестезируем все 300 нейронов, подключая вместо них искусственные и уже обученные. И если полностью замененная нейросистема червя будет вести себя, как естественный червь и с тем же рефлексом, управляя адекватно тем же биологическим телом, — значит, переселение произошло успешно! Для контроля берем уже известную, картированную нейросеть этого червя”

Посмотреть более детальное описание проекта можно здесь.

На минуточку, анестезия подразумевает блокирование передачи нервного испульса. То есть сначала Корчмарюк говорит, что собирается использовать естественные каналы связи (а не беспроводную передачу светом, ультразвуком или радиоволнами), а потом говорит, что эти же каналы он будет блокировать? Как же нанороботы будут передавать сигналы через естественные биоканалы? Как мы можем проверить нематоду на уникальный рефлекс, если условно «мозг» и «тело» червя ничем не соединены и фактически оторваны друг от друга?

Нанороботы, по словам Яна, будут нужны «только на модельных животных с небольшим числом нейронов» (червь-нематода, мышь и т.п.). Для обезьяны и человека Ян собирается использовать более современную технологию т.н. «квантовых точек» — «они меньше и дешевле» нанороботов. Да, интернет пестрит подобными обнадеживающими новостями, но все мы помним из школьных учебников по физике, что свет в плотную среду не проникает. Поэтому снятие сигналов с мерцающих точек в мозге — тем более в его глубинных зонах — немного бессмысленное занятие.

Внутренняя несогласованность информации в высказываниях Яна встречается регулярно. С одной стороны Ян предлагает рассматривать нейрон как черный ящик, а с другой стороны — в этой статье приводит описание молекулярной вычислительной машины внутри нейрона. “Внутринейронная переработка происходит, по-видимому, на системе молекулярных квантовых голографических компьютеров. Серьезно? Если нейрон — всего лишь «черный ящик», то зачем нам углубляться в кибернетические аналогии на уровне клеточного ядра, межмолекулярных и межклеточных связей? Я уже начинаю ломаться.

Чтобы закрыть вопросы, возникающие при прочтении сайта, я заходил в социальные сети и искал комментарии Яна в профильных группах. В определенном смысле это нормально — подобные топики и создаются как раз для того, чтобы чайники могли переварить сложную информацию простыми аналогиями. Но в результате у меня появилось больше вопросов чем ответов.

Некое подобие открытого форума по обсуждению сеттлеретики и переноса сознания было создано в группе «Партия научно-технического прогресса». Форум недолго был активен, но среди появившихся там вопросов можно увидеть один действительно важный:

Вопрос в формулировке подписчика:

На что Ян ответил так:

Если здесь вы почувствовали некоторое несоответствие тому, что о сеттлеретике писалось в самом начале, вы не одиноки: следуя этому комментарию, физическое замещение нейрона не требуется, потому что отмерший био-нейрон «замещается» исключительно виртуальным клоном и дальше мозг целиком просчитывается в компьютере. Но здесь возникает серьезное противоречие.

Суть в том, что отмерший био-нейрон перестроит локальную конфигурацию нейросети вокруг себя. Если сеттлеретическая система без наличия у нейронов физических нанороботов резервирует этот конкретный мозг, то любые изменения его электрохимической активности, включая отмирание нейронов, будут автоматически синхронизироваться с нейрокомпьютером — причем, в одностороннем порядке. А это значит, что кибер-мозг будет получать те же повреждения, что и био-мозг. Синхронизируя повреждения, в результате мы получим виртуального пациента с букетом нейродегенеративных заболеваний, которого можно использовать разве что для изучения студентами-медиками в практических целях.

Поскольку виртуальному нейрону в естественном мозге нечего стимулировать (био-нейрон умер, наноробота-дубликата нет), то ни о какой обратной связи с мозгом не может идти и речи. Без обратной связи с мозгом мы получаем не перенос личности, а ее копирование и только.

Сам этот момент с виртуальными нейронами слишком расплывчато описан на сайте, а Ян то говорит, что это можно сделать, то говорит, что нельзя. Но любое из этих решений требует серьезной теории в основе. Мы пока не знаем, можем ли мы интерпретировать «отмирание» любого нейрона как событие, которое нужно предотвратить или как часть нормального гомеостаза нервной системы.

Это вопросы к теории, которые возникают у меня и у других. По-хорошему, сайт settleretics.ru, как единственный на данный момент источник информации по сеттлеретике, должен отвечать на эти вопросы, в том числе и популярным языком, то есть должен быть максимально исчерпывающим. Даже если есть проблемы и белые пятна — он также должен о них указывать и, в идеале, предлагать теоретические ответы или способствовать диалогу — например, через создание форума. Пока этот сайт представлен исключительно речью Корчмарюка — но эта речь не дает всех ответов и, как мы уже увидели, часто противоречива.

Замечу также, что примерные ответы на свои вопросы я нашел не на сайте Корчмарюка, а в комментариях к одной из тысяч статей на Хабре и на других ресурсах, найти которые можно только при особом желании. Это как если бы ознакомиться с FAQ с сайта Humanity+ можно было бы только путем долгого поиска в интернете на самых разных форумах вопросов по поводу трансгуманизма и ответов Ника Бострома под ними — на ознакомление с таким FAQ могла бы уйти неделя.

Наиболее свежее обновление текстов по сеттлеретике от Корчмарюка представлено статьей-дайджестом “Нанонейротехнологии-2018”. Это одна из наиболее полноценных работ Корчмарюка, из которой и можно вывести весь массив предлагаемых им актуальных решений. Кроме того, из статьи можно понять, что отдельные технологии, необходимые для переноса сознания, уже существуют. Cтатья завершается анонсом второй части, где Ян обещает описать средства доставки нанороботов в мозг. Однако с 2018 года вторая часть так и не появилась на сайте…

Вывод

Как видно, значительная часть сеттлеретики является не такой прозрачной, как хотелось бы. До тех пор, пока к теоретической части науки можно задавать такие вопросы, как выше, сеттлеретике не следует надеяться на финансирование проверочных экспериментов ни на людях, ни на обезьянах, ни даже на червях.

 

Источник

, , , , ,

Читайте также

Меню