«Оленья кожа» — фламандский Джокер

Комедийный триллер о куртке, убивающей людей.

Жорж, слегка потрепанный и блуждающий по пятому десятку мужчина в вельветовом пиджаке, мчится по безлюдным задворкам Европы. Приземистые холмы, покрытые мелкой травой и чахнущими на холоде деревьями, кажутся крохотными на фоне гор, чьи снежные макушки скрыты за облаками. Этот тоскливый и выцветший пейзаж одновременно напоминает и сельскую Францию, и крохотную Бельгию, и зажиточную Германию.

Вскоре утомленный дорогой герой останавливается на обветшавшей заправке и заталкивает свой дрянной пиджак в тамошний унитаз. Старая «кожа» Жоржа перекрывает сток и вода, с бульканьем льющаяся через край, ровным слоем устилает пол туалета. Тем самым герой, о котором абсолютно ничего неизвестно, кроме того, что он недавно разошелся с женой, отрекается от прошлого и начинает поиски нового себя.

Первым шагом на пути к желанной метаморфозе становится покупка дорогущей куртки. Ее цену в почти 8 тысяч евро не искупают ни идеальное состояние, ни чистая оленья кожа, ни шедшая в придачу видеокамера. Даже диковинный винтажный вид, граничащий с откровенной безвкусицей, выглядит сомнительным оправданием. Тем не менее герой, щеголяя перед зеркалом, довольно восклицает — «Стиль убийцы!».

Начало истории сопровождают некоторый трагизм, таинственное напряжение и стремительно нарастающее ощущение абсурда — явно эмоционально-нестабильный Жорж отправляется в глушь, чтобы обновить гардероб за баснословную сумму. Но вдруг происходящее обретает смысл. Расставание с женой, долгая поездка сквозь заунывный осенний пейзаж и нелепая расточительность теряют всякое значение, ведь куртка из оленьей кожи оказывается говорящей.

Вслед за вожделенной покупкой Жорж останавливается в пустующем отеле близ маленького городка, чтобы передохнуть и собраться с мыслями. При этом он скрывает от новых знакомых свое прошлое и настоящее, представляясь малоизвестным режиссером. Тем более, что у него все для этого есть — и экстравагантный внешний вид, и устаревшая на пару десятилетий видеокамера.

Что любопытно, время занимает особое место в «Оленьей коже» Квентина Дюпье. На то, что события происходят в современности, указывает одна-единственная сцена, которая длится не более минуты. Все остальное — старомодный наряд и ветхая машина главного героя, играющая на фоне музыка и желтизна кадра, напоминающая выцветшие дагерротипы, — в лучшем случае отсылают к 90-м. Это создает преломление эпох, благодаря которому события кажутся еще страннее.

А странность, точнее освежающая неординарность, проявляется не только в говорящем предмете, но и в образе главного героя. Ложь о режиссуре, в которой он ничего не смыслит, и общение с неодушевленной собеседницей приводят к тому, что оленья кожа оглашает свою мечту — в мире слишком много курток, а ей бы хотелось остаться одной на всем белом свете.

В результате Жорж идет на поводу у новой «знакомой» и решает снять фильм о том, как люди отказываются от ношения курток. Проблема в том, что желающие сменить гардероб быстро заканчиваются, поэтому горе-режиссеру приходится идти на радикальные меры — ведь стоит расщепить человека на 2 половинки, как он мгновенно забудет о болезненной привязанности к вещам.

Главный герой «Оленьей кожи» — самый настоящий маньяк, чья особенность заключается в том, что он лишен какой бы то ни было предыстории. Фильм даже не пытается намекнуть на события, которые привели его к подобному состоянию. Он попросту неуравновешенный и слегка нелепый мужчина средних лет, который дает волю своим скрытым желаниям. И отсутствие логики в поведении Жоржа делает его более жутким и естественным.

Тенденции в современном массовом кино косвенно указывают на то, что герой, лишенный четкой мотивации и осмысленной позиции, едва ли удержит на своих плечах целый фильм. Так, в недавнем «Джокере» раскрытию образа Хоакина Феникса отводится большая часть хронометража, лишь для того, чтобы в финале он устроил скоротечный «фейерверк». Но Квентин Дюпье и Жан Дюжарден, исполнивший роль Жоржа, доказали, что кристально-чистый герой, утопающий в своем безумии, способен быть не менее убедительным, чем полный нюансов персонаж.

На первых порах складывается впечатление, что посыл картины сводится к простой мысли — людям пора избавиться от ракушек, в которых они скрываются, и открыться миру. Иными словами, Квентин Дюпье предлагает не смущаться и быть собой, даже если хочется поговорить с собственными кедами. Но когда эту мысль проговаривает одна из героинь, становится очевидно — фильм не пытается что-то донести, это чистой воды фарс. И фарс прекрасный.

По настроению и подаче «Оленья кожа» напоминает «Дом, который построил Джек» Ларса фон Триера. Жорж, подобно слетевшему с катушек Джеку, убивает предельно непринужденно и абсурдно, с той лишь разницей, что его жестокость лишена шокирующего налета. Окружающая героя смерть выступает кульминацией удачной шутки, походящей на треск пиньяты, из которой вот-вот посыпятся сладости.

«Оленья кожа» — это неординарная комедия, которая не только относится к себе с должной иронией, но и смешивает самые разные жанры. В ней нашлось место и пугающему напряжению, и линчевской таинственности и безумствам одинокого героя, граничащим с явным баловством. И все это богатство уместилось в насыщенные 80 минут. Иными словами, этой кровожадной куртке определенно стоило заговорить.

PS. Если понравился текст — ищите нас в VK и Telegram.

 

Источник

Читайте также

Меню