«Обряды Перевода»: переводчик Алина Забияка о любви к сороковнику и работе над романом «Обряды Перехода»

Алина Забияка занимается переводом художественной литературы в издательстве «Фантастика Книжный Клуб». Она работала над несколькими романами (в том числе «Обряды Перехода») и рассказами из циклов «Примархи», «Ересь Хоруса» и Warhammer 40,000. По образованию она — магистр истории и лингвист. Алина работает переводчиком, а в свободное от работы время, помимо прочего, комплектует фонд собственной Чёрной Библиотеки.

Good Old Nerpach: Алина, ты работаешь в ККФ уже больше года, но могла начать и раньше — насколько я знаю, тебе предлагали сотрудничество еще летом, во время встречи с Фехервари. Почему ты тогда отказалась? И что заставило тебя изменить решение?

Алина: Переводить для издательства я начала в декабре 2019 года. Что же касается того первого предложения… Тогда, к середине лета, я уже прочитала множество книг по сороковнику, «Ереси» и не только, но раньше сугубо художественную литературу не переводила, если не считать любительских трудов «в стол». Среди них была и старая поэма Тима Бёртона.

Моя прошлая работа была связана в том числе и с переводами, но совсем другого толка, и в работе на ККФ я поначалу сомневалась… А вскоре у меня завязалась переписка с одним из корифеев русскоязычного сообщества переводчиков — Юрием Войтко, я поучаствовала в парочке посвящённых Вархаммеру стримов (о языках и праздниках Империума), и когда мне предложили попробовать свои силы в ККФ еще раз, шанс переводить книги любимого издательства и вносить личный вклад в развитие любимой вселенной перевесили нерешительность.

В качестве проверочного задания поработала над порцией концентрированного сороковника, эпизодом о Карауле Смерти против чужаков, и как ни странно, редакторам понравилось. Всё-таки всему своё время, и что суждено, то и происходит… А интересные, качественные тексты мне нравились всегда.

На упомянутой выше встрече с Фехервари ты подарила ему какой-то красный конверт. Можешь рассказать, что находилось внутри? Или, если это секрет, расскажи, что больше всего тебе запомнилось из его визита и разговора с ним?

В конверте были открытка на память и два небольших стихотворения. Почему именно такой подарок? Истории Петера Фехервари в значительной мере сформировали мой взгляд на сороковник, а в примечании переводчика к роману «Каста Огня» утверждалось, что книгу пронизывают лавкрафтовские мотивы, вот мне и стало интересно, так ли это на самом деле.

Мои познания о Лавкрафте, кстати, раньше тоже были невелики, ограничиваясь пресловутым «Ктулху фхтагн», так что узнав, что он ещё и поэт, я нашла все его стихотворения, и в конце концов мне пришла в голову идея сочинить подражание циклу сонетов Лавкрафта в качестве своеобразной дани уважения Петеру, но на материале и образах Тёмного Клубка от лица полюбившихся мне персонажей в стихотворной форме, в основном сочинённые на трамвайной остановке после работы. Затем получилась и небольшая поэма-размышление в том же духе, посвящённая одному из самых таинственных героев цикла… нет, не Айверсону, если что.

Наряду с романами Уильяма Кинга и Дэна Абнетта произведения Фехервари — первые русские издания вахи, что мне удалось раздобыть (читать с экрана я не очень люблю). С антологией «Шас’О» вообще получилось забавно: я заинтересовалась т’ау и захотела узнать об этих ксеносах побольше, а вскоре увидела на полке в магазине новенькую книгу от ККФ, да ещё и с хорошей скидкой… «Огонь и лёд» — одна из моих любимых повестей до сих пор, в ее недосказанности идеально всё.

Ах да, ещё на той встрече в Санкт-Петербурге я удостоилась привилегии не только пообедать в кафе вместе с Петером и организаторами приезда писателя, но и одной из первых узнать о грядущем выходе нового романа Warhammer Horror под названием «The Reverie» и его кратком содержании — моей первой ассоциацией были «Тысяча Сынов» и «Сожжение Просперо», но разумеется, в Тёмном Клубке всё куда менее предсказуемо!

Как давно ты заинтересовалась Warhammer? Что в первую очередь привлекло тебя в этой вымышленной вселенной?

По меркам большинства фанатов — совсем недавно, а если точней — вскоре после запуска восьмой редакции с Великим Разломом, возвращением примарха Ультрамаринов, Астартес-примарис и прочими грандиозными событиями. Так что в отличие от гипотетического бородатого игрока, поддавшегося на пропаганду Games Workshop и стоящего за игровым столом с армией свежепокрашенных примарисов, я не говорила себе нечто вроде «Ну-ка посмотрим, что умеют эти новые космодесантники», а приняла их как данность (после того как разглядела отличия в росте и броне))

Я из семьи потомственных военных и с детства интересуюсь историей войн, оружием и боевой фантастикой, люблю триллеры и детективы — но читаю не всё подряд, а лишь то, что душа просит. Одно время коллекционировала наборы исторических миниатюр фирмы «Звезда», а однажды на школьных каникулах практически в одиночку собрала крепость и осадные орудия — ну чем не Вархаммер!

Но вот о сеттинге далёкого мрачного будущего я долго не ведала, что называется, ни сном ни духом и впервые с ним познакомилась осенью 2017-го, а до того путала Вархаммер с Варкрафтом, а фантастический Вархаммер — с фэнтезийным.

Так получилось, что меня сразу привлёк именно литературный и изобразительный аспекты сороковника: помню это непередаваемое ощущение, когда понимаешь, что вот это — твоё, всерьёз и надолго, и как приятно удивилась, что у нас издаются переводы книг от Black Library. Вскоре я уже раздобыла и более старые «классические» романы, и новинки, начав собирать коллекцию книг на обоих языках. А одним из первых особенно полюбившихся мне событий бэка стал Крестовый поход Махария, вдохновлённый завоеваниями Александра Македонского.

За что я люблю Вархаммер как читатель и как переводчик? Да практически за всё. За сочетание эпического размаха с камерными сюжетами. За смесь безжалостного реализма и высокой фантастики, гротеска и немыслимых контрастов. За лёгкий юмор и серьёзные моральные дилеммы (вроде тех, с которыми сталкиваются протагонистка романа «Крипты Терры. Полая Гора» Криса Райта или примарх Тысячи Сынов в «Ярости Магнуса»).

За обилие крутых персонажей и возможность придумывать собственные истории, которые однажды (чем варп не шутит) могут стать каноном. За отсылки ко всему на свете — от античной классики до русских народных сказок, от нравов Скандинавии до культа вуду. За религиозное мироощущение вселенной, ибо мир обитателей Империума образца M41/42 — и лоялистов, и еретиков — пронизан религией, у них религиозное сознание. Никто и не подозревает, что Император вообще-то усиленно насаждал атеизм… классно, да?

На мой взгляд, вселенная сороковника — нечто вроде кривого зеркала нашей действительности: что-то в нём намеренно преувеличено до поистине циклопических пропорций, а что-то умышленно преуменьшено, утрированно, и оттого он так бьёт по эмоциям. По этой замечательной вселенной можно изучать историю человечества и гадать о нашем с вами будущем.

Все эти дифирамбы вовсе не означают, что Вархаммер как сеттинг идеален, но лично для меня достоинства этой фантастической вселенной значительно перевешивают недостатки. А благодаря постоянному развитию она становится ещё увлекательнее; изобразительная часть движется в сторону всё большего реализма, пишутся книги в новых жанрах — ужасы, детективы, повести для юных читателей, и это здорово.

До «Обрядов Перехода» ты участвовала в издании четырех сборников рассказов и перевела с десяток историй. Какая из них понравилась больше всего — или, например, стала самым «крепким орешком» при переложении на русский?

Если честно, каждый рассказ, несмотря на разницу в качестве и стиле, был по-своему интересен. Что же до сложностей перевода… У любого писателя, и авторы BL не исключение, рано или поздно складывается своя манера повествования, а также любимые фразы, обороты, мотивы и темы, к которым он может возвращаться из произведения в произведение.

«Туманный путь» — первый переведённый мной рассказ и по совпадению — дебютная публикация Майка Брукса в сеттинге Вархаммера.

События следующего рассказа, «Грёзы о Единстве» Ника Кайма, происходят вскоре после нападения Альфа-Легиона на Терру и понравятся всем, кому интересна судьба Громовых Воинов.

«Покои в конце памяти» Джеймса Сваллоу слегка приоткрывает завесу над одним из самых неоднозначных эпизодов раннего Империума — загадкой потерянных примархов.

«Успение Ангелов» и «Зодчий Императора» о повелителях IX и IV легионов создали мои любимые авторы BL, Джон Френч и Гай Хейли соответственно; второй рассказ к тому же служит прекрасным дополнением к повести «Молот Олимпии».

Авторам «Ереси Хоруса» приходится вести повествование от лица сверхсуществ, которые практически во всём отличаются от обычных людей (и во многих отношениях не в лучшую сторону), а не в пример сороковнику с его потенциалом для всевозможных историй сюжет Ереси коллективно прописан до мелочей.

Все романы, повести, рассказы и аудиопостановки «Ереси» — части одного целого, что не даёт особого простора в плане творчества, и всё же писателям удаётся привносить в эти истории что-то своё. Посмотрим, как справится Майк Брукс; в недавнем рассказе про Амендеру Кендел его фирменный стиль узнаётся безошибочно, и я очень жду «Альфария»…

«Обряды Перехода» — первый в истории роман о навигаторах Империума. Тебя особенно привлекает эта фракция? Что нового о навигаторах можно узнать из произведения?

Естественно, Навис Нобилите — одни из моих любимых персонажей! Всё-таки благодаря им (и псайкерам в целом) я и увлеклась Вархаммером. О навигаторах я узнала раньше, чем обо всех остальных фракциях, что, полагаю, можно назвать уникальным. Ведь я открыла для себя Вархаммер благодаря книгам Фрэнка Герберта, о которых тоже много слышала, но всегда считала чрезмерно жестокими.

Сначала я интересовалась миром «Безумного Макса», затем открыла для себя ещё один «пустынный» сеттинг — цикл «Дюна»; однажды искала в сети что-то о навигаторах Герберта и увидела статью о навигаторах вахи. Это уже потом были Ересь Хоруса и примархи, Инквизиция и Космодесант, кустодии и Сёстры Битвы, орки и альдари… Такие вот чудеса навигации.

К сожалению, Навис Нобилите не назовёшь отдельной фракцией, да и официальных навигаторских моделек раз-два и обчёлся. Пожалуй, больше всего информации о них на данный момент содержится в дополнении «Navis Primer» для ролевой настолки «Вольный торговец». Свои первые знания о трёхглазых я почерпнула именно оттуда — в дополнение к историям Уильяма Кинга и рассказу «Лакримата», опубликованному ещё в 1990-м (!) году.

Навигаторы — уникальные для Империума личности, особая каста, искусственно выведенная много тысячелетий назад с конкретным предназначением. В отличие от их коллег из «Дюны», простой человек никогда имперским навигатором не станет.

Мне импонирует, что навигаторы Вархаммера — представители наследной аристократии, вынужденные постоянно подтверждать свою полезность очень тяжёлым и смертельно опасным не только для тела, но и для души трудом. Подобно имперским рыцарям они заслужили свои привилегии, но ремесло навигаторов не в пример труднее. Ну и ещё это самая важная сила в Империуме. Без них государство людей попросту распалось бы. Куда там разрекламированному Космодесанту))

«Обряды Перехода» — первый роман в моей переводческой карьере — я начала переводить ровно год назад; прочитала его сразу же после выхода книги в BL и сочинила подробный отзыв. К тому времени я уже знала сюжет рассказа-приквела «Общий язык» и узнав, что Брукс пишет «Обряды», думала, что это будет повесть о воспитании молодого поколения дома Бробантис. Оказалось, нет, но ведь ещё не вечер!

Не то чтобы Навис Нобилите незаслуженно обходили стороной — трёхглазые мутанты появляются во многих публикациях BL. Но именно в романе Брукса они играют главные роли, и протагонист у него получилась весьма харизматичной. Может сложиться впечатление, что навигаторы — это неприлично богатые «полезные мутанты», которые большую часть жизни безвылазно сидят в своих рубках, а в свободное время интригуют, враждуют друг с другом и качают права.

Так вот, навигаторский цикл Брукса показывает, что можно заниматься всем из вышеперечисленного и всё же умудриться не растерять своей человечности. В характере Четтамэнди Бробантис удивительным образом сочетаются типичные черты ее племени с настоящей материнской любовью к собственным детям, ради блага которых (как она его понимает) она готова пойти… практически на что угодно.

Также в книге Брукса дом навигаторов Бробантис — конгломерат ряда меньших семейств, а вражда внутри навигаторских кланов уж точно не слабее, а то и ожесточённее, чем их междоусобные разборки. К этим господам и к самому роману отлично подходит присловье: «Один деверь да золовка хуже тысячи чертей!»

Да и псайкер-антагонист в романе весьма и весьма занятный — мечтает переплюнуть самого Абаддона Разорителя, а это, как можно догадаться, задачка не из лёгких.

Кроме того, интересно было узнать больше о Ворлезе, уже мелькавшем в недавних романах Криса Райта и Гая Хейли — одном из важнейших бастионных миров эпохи Неодолимого крестового похода.

А ещё у книги превосходная обложка, выполненная в стиле парадного портрета, чей создатель искусно польстил своим натурщикам. Русские художники GW — одни из лучших!

Был какой-то трудный момент, решение которого принесло особое удовлетворение?

Трудности время от времени бывают, но благодаря помощи редакторов, коллег и моей собственной фантазии они вполне преодолимы. В основном это специфические названия и термины, придуманные автором, или фразы с несколькими вариантами перевода. Особо сложные моменты… В «Обрядах» таких не припомню.

«Обряды Перехода» — первая и пока единственная книга BL, которую я прочла ещё и на немецком. Весьма интересный опыт, надо сказать, и кое-какие находки штатных переводчиков британского издательства я использовала при работе над книгой. К примеру, название первой главы, «Варпотрясение» — довольно удачный, как по мне, вариант.

Если же вспомнить другие истории, то любопытный пример трудного момента — подбор хорошего «славянского» эквивалента для одного титула из рассказа «Милосердие Дракона», в котором Императору и двум Его сынам противостоят люди, сохранившие остатки смертоносных изобретений прошлого и управляемые кровожадными жрецами. Уклад противостоящей Императору цивилизации в буквальном смысле «замешан на крови», но признаюсь, в случае с именованием этих самых жрецов я не сразу разглядела отсылку (спасибо коллеге Юре Войтко за подсказку).

Невозможно обойти тему того, что Майк Брукс, будучи слабослышащим бисексуалом, уделил в романе не то чтобы много, но достаточно внимания небинарным людям или лицам с ограниченными возможностями. Как ты думаешь, в реалиях Вархаммера это выглядит неестественно или, напротив, подчеркивает, что КАЖДЫЙ человек в Империуме должен служить Императору, а все прочее совершенно неважно, как утверждает АДБ?

Вообще-то в этом отношении Брукс не первопроходец. В Империуме вряд ли существует понятие «ограниченные возможности»: каждый обязан трудиться для Бога-Императора в меру своих сил.

Тот же Гидеон Рейвенор превосходно использует единственное оставшееся у него оружие — свой разум. А как насчёт бездумных рабов-сервиторов: можно считать их людьми или нет?

Несмотря на провозглашаемую святость человеческого облика, высокопоставленные имперцы улучшают и изменяют себя посредством аугментики с ювенатом, чтобы как можно дольше и эффективнее выполнять свои обязанности. Про Астартес я вообще молчу, ведь общего с «настоящими» людьми у них маловато, но никого в Империуме это не смущает, а в большинстве имперских организаций фактически царит равенство полов. У Фехервари, Абнетта, Стёрнса есть персонажи с серьёзными нарушениями психики, а в безумном мире, как мы хорошо знаем, преуспевают лишь безумцы.

Что же касается небинарных персонажей… Многие современные авторы, в том числе из BL, пытаются идти в ногу со временем, а GW стремится привлекать в хобби всё новых фанатов. Думаю, такой расклад выглядит неестественно лишь когда ориентация и гендер персонажа намеренно подчёркиваются и выставляются на первый план, а сам этот персонаж не играет никакой роли в произведении.

Но хотя Империум консервативен настолько, что нам и не снилось, это консерватизм совершенно иного порядка. Warhammer 40,000 — не просто средневековье с космолётами; общество далёкого мрачного будущего гораздо сложнее и противоречивее, чем кажется на первый взгляд, и пока в одних мирах безжалостно преследуют всё, что хоть в малейшей степени противоречит догматам Имперского Кредо, жители других мирно живут бок о бок с чужаками. Главные враги общества, внушается имперским гражданам — это мутанты, ксеносы и еретики, но при этом целостность Империума зависит от навигаторов, а какой-нибудь инквизитор берёт себе на службу ксеносов и бывших культистов.

Но всё-таки соглашусь с Аароном: служение Императору первостепенно. И судит Он человека не по его происхождению и заслугам, а по количеству полученных шрамов. Каждый гражданин Империума, независимо от его статуса, возможностей, гендера и цвета кожи, имеет минимум одно право — вкалывать и умереть за Императора. «Блажен, кто служит Ему телом и душой», и верная служба — награда сама по себе.

Судя по десяткам твоих рецензий на сайте Goodreads, ты прекрасно выучила английский и не только уверенно читаешь, но и пишешь на нем. Как ты считаешь, для переводчика важнее всего безупречное владение родным или иностранным языком?

Стараюсь) Оригинал текста для переводчика — то же, что исторический источник для историка, то есть всё, и поскольку в процессе перевода ты досконально вникаешь в текст, мой ответ очевиден: знание иностранного для меня на первом месте, а родного (желательно совсем с небольшим отрывом, конечно) на втором.

Вархаммер — вселенная с обширнейшим глоссарием, идёт ли речь о сороковнике или «Ереси Хоруса». Переводчик должен не только хорошо разбираться в сеттинге, приспосабливаться к стилю и образу мышления автора и привязываться душой к героям (ну хотя бы к некоторым — всё-таки проводишь немало времени в их компании!), но и знать содержание других публикаций по теме, в том числе не переведённых на русский. В историях многих авторов BL зачастую есть отсылки не только к произведениям коллег по цеху, но и ко множеству реальных вещей из всех областей знаний.

А в остальном подход к переводам Вархамера ничем не отличается от любого другого, благо что в последнее время достойные произведения литературы, имеющие самостоятельную ценность, начинают вытеснять сопроводительное чтиво. Бывает, что итог трудов переводчика и редакторов обогащает перевод, а бывает, увы, что и обедняет. Но не владеющему языком оригинала читателю это невдомёк, ведь ему просто не с чем сравнивать!

От переводчика требуется досконально следовать замыслу автора, понимая свою ответственность перед ним и читателями — это и есть критерий успеха. Независимо от личного отношения к переводимым текстам надо соблюдать баланс между стремлением к сотворчеству и осознанием того, что переводчик — всего лишь тень автора; о его-то мастерстве и будут судить по переводу.

Для проверки того, насколько хорош перевод, можно попросить человека, пока ещё незнакомого с автором и сеттингом, ознакомиться с получившимся текстом. Если такому неискушённому в Вархаммере читателю понятно, о чём идёт речь, ему интересно следить за сюжетом и он даже не подозревает, что перед ним не оригинал — значит, переводчик не подвёл. И ещё одним фанатом вселенной может стать больше.

Как мне говорили, в рамках вселенной тебе интересны не только художественные книги, но и кодексы, и издания вроде White Dwarf. По твоему мнению, что из этого наилучшим образом передает «дух» Warhammer? Или каждая ветвь публикаций GW выполняет свою функцию, подкрепляя остальные?

Моим начальным источником знаний о сороковнике — а соответственно, первым и самым стойким представлением о его «духе» — были статьи в сетевых энциклопедиях и материалы игр от Fantasy Flight Games («Вольный торговец», «Только война», «Тёмная Ересь», «Караул Смерти» и «Чёрный крестовый поход» — именно в таком порядке).

Кодексы, книги правил, артбуки, издания Forge World по «Ереси Хоруса» — настоящий кладезь бэка Вархаммера и конкретных фракций, а ещё подобные издания приятно и просто рассматривать, наслаждаясь оформлением страниц и визуальным воплощением вселенной.

Ну а «Белый карлик» — сборная солянка из всех игровых систем GW, ориентированная прежде всего на любителей настолок с миниатюрами, но содержащая много интересной редкой информации и плоды фанатских трудов.

Я не собираю миниатюры Citadel или Forge World, но фотографии мастерски раскрашенных фигурок, чего греха таить, вдохновляют. Если получится, обзаведусь однажды собственным капитулом космодесантников-примарис. А может, и одним из потерянных легионов… с навигаторами конечно, как же без них! В общем, поживём — увидим.

 

Источник

Читайте также

Меню