Мнение: «Соколиный глаз» отчаянно пытается создавать рождественское настроение, но у него это не получается

Зато это самый новогодний сериал Marvel. Но только потому, что единственный.

Соколиный глаз или Клинт Бартон в команде Мстителей был как тот самый рукав, который непонятно, куда пришивать. Профессиональный убийца без суперспособностей, вооруженный палкой из палеолита («я проверял — из палеолита») даже сам иронизировал на эту тему. Но в «Эре Альтрона» режиссёр Джосс Уидон дал понять: Клинт Бартон — это неотъемлемая часть команды супергероев.

Потому что он — простой человек.

Соколиного глаза показали как того самого мужика — соседа по дачному кооперативу. Вы наверняка такого хотя бы раз встречали.

Утром он, матерясь и потирая трехдневную щетину, стоит в замызганной мазутом рубахе над культиватором и пытается понять, как заставить эту шайтан-машину работать, чтобы вспахать огород. Вечером этот же мужик играет с детворой в футбол и жарит барбекю, да так смачно, что запах сводит с ума всех соседей. А куда он пропадает на месяцы и почему возвращается то с рассеченной бровью, то с рукой на перевязи — ну, наверное, вахтовик, работа у них непростая. Зато какой человек хороший, видишь его — сразу улыбаться хочется!

Клинт Бартон стал дружелюбным соседом задолго до того, как в киновселенной Marvel Studios появился Человек-Паук.

Комиксы о Соколином глазе тоже не отличались возвышенностью. Он всегда был ближе к «уличным» героям, вроде Сорвиголовы или Железного кулака, а в Мстителей его занесло словно бы по воле какого-то абсурдного случая. Его прямые враги — это фехтовальщики-коммунисты, мафиози среднего пошиба, обнаглевшая шпана в трениках и другие личности, скорее мутные, чем вселенски опасные. Поэтому и история ему требовалась такая же — простая, приземленная, скорее душевная, чем пафосная. И с обязательным барбекю в конце в кругу родных и близких.

На первый взгляд создатели сериала, вдохновленные комиксами Мэтта Фрэкшна и Дэвида Аха, понимали это, но что-то всё равно пошло не так.

Все сцены сериала непосредственно с участием Клинта Бартона — это то, ради чего стоит смотреть «Соколиный глаз». Но составляют они в лучшем случае 40% от всего хронометража. А то и 20%.

Клинт Бартон — не единственный Соколиный глаз во вселенной Marvel. Есть и Кейт Бишоп — персонаж совершенно другого пошиба. Эта порывистая, инфантильная девочка-подросток с замашками Мэри Сью, которую в комиксах продолжительно и терпеливо обучают, как быть настоящим Соколиным глазом. Долго, мучительно и скорее безуспешно.

В сериале стремление девушки из богатой семьи стать защитником всех людей показывают развернуто и с нужной долей трагизма. Во время нападения пришельцев на Нью-Йорк (события первых «Мстителей») её отец гибнет, а она, ещё будучи совсем маленькой, видит Клинта Бартона — простого человека с палкой, который дерется с читаури не хуже бога грома Тора.

Как итог, за пять минут ребенок получает серьёзную психическую травму и заодно наглядную инструкцию, чем эту травму компенсировать. Она начинает заниматься единоборствами, фехтованием, стрельбой из лука и, судя по тому, что награды в комнате девать некуда, по-настоящему в этом преуспевает.

Что мешало богатой матери, Элеонор Бишоп, просто нанять психолога вместо потаканий воинственным увлечениям дочки — загадка. Видимо, по мнению сценаристов Marvel, осознанные люди с проработанными травмами супергероями не становятся.

Как бы там ни было, именно такой тандем главных героев представляет нам «Соколиный глаз» — стареющий, страдающий от глухоты и ПТСР Мститель и избалованная золотая молодёжь, которая знает, что матушка всё оплатит.

Это мог бы быть хороший сетап для конфликта поколений, для целого множества комедийных ситуаций и ёмких, мудрых да и попросту душевных диалогов, но что-то не сложилось — потенциал оказался раскрыт не до конца.

Тем не менее, завязка и постановка основных сюжетных конфликтов по-настоящему интересные. Кейт Бишоп (Хейли Стенфилд) не нравится её потенциальный отчим — излишне сексуальный и изящный то ли француз, то ли канадец Джек Дюкейн (Тони Далтон), и она в порыве подростковых игр в шпиона оказывается на подпольном аукционе, где продаётся снаряжение Ронина — мрачного альтер-эго Соколиного глаза (Джереми Реннер).

Далее случается нападение русских гопников, орущих «Бро!» в конце каждой реплики (так было в комиксах, да), и девочка, чтобы остаться инкогнито, скрывает свое лицо под маской всемирно известного наёмного убийцы. Всё это по телевизору видит Клинт, понимает, что его тихая семейная жизнь под угрозой, и впутывается в передрягу.

Конфликты и мотивация персонажей органично переплетаются: Клинту Бартону нужно забрать свой костюм Ронина, подчистить хвосты и успеть к Рождеству домой, а Кейт Бишоп — узнать правду о своём будущем отчиме. Который, меж тем, успел стащить складную катану с того самого аукциона и, предположительно, убить ей своего родного дядю ради наследства.

Бывшему супергерою приходится положиться на маленькую девочку, которая едва не визжит от того, что рядом с ней кумир детства.

События в «Соколином глазе» развиваются стремительно: совсем скоро в сюжете появляется мафия, наёмные убийцы, ещё одна Чёрная Вдова Елена Белова (Флоренс Пью), глухонемой безногий антагонист Эхо (Алаква Кокс), а под конец на огонёк заглянет сам Кингпин (Винсент д’Онофрио). Первая хочет убить Клинта Бартона, вторая — убить Ронина, а третий — просто подзаработать.

Добавьте к этому ещё одну сюжетную линию про нью-йоркских ролевиков, и простая камерная история двух непохожих людей обернется катавасией, где атмосферу Рождества поддерживают только шикарные ремиксы праздничных хитов и ёлочки в каждом кадре.

Ни Чёрная Вдова, ни Кингпин, ни даже Эхо никак не двигают историю — они нужны здесь только для того, чтобы грубо примотать сериал к основной вселенной MCU, тизернуть новые проекты Disney и растянуть хронометраж.

В сериале есть сцена, где Белова на протяжении 15 минут сидит за столом и объясняет главной героине свою мотивацию.15 минут скучного, плохо написанного трёпа, лишенного юмора, саспенса, драмы, но под завязку наполненного фетишем оператора на губы Флоренс Пью. Клишированный пистолет под столом сделал бы эту сцену лучше, но создатели не добавили даже его.

«Соколиный глаз» идеально вписался бы в формат полуторачасового онлайн-фильма с ограниченным прокатом прямо на Рождество. В сериале хватает сцен с по-настоящему праздничным духом: здесь и «вечер отвратительных свитеров с оленями», и киномарафон, и душещипательные посиделки с теми самыми ролевиками.

Даже у многих экшен-сцен здесь приятный и радующий праздничный тон: одна из драк проходит на складе с игрушками, где Клинт Бартон отправляет врага в нокаут плюшевым медведем, а затем прячется в бассейне с пластмассовыми шариками. Далее следует погоня, одна из машин в которой выбывает, врезавшись в ёлочный базар. Висящий на ёлке Клинт Бартон, те самые праздничные огоньки, песни, светские приемы, пряничные домики — всё прекрасно, и ты уже готов полюбить «Соколиного глаза», но…

…на каждые 5-10 минут душевного и действительного доброго и хорошего кино создатели сверху наваливают по полчаса бесполезных диалогов с картонными статистами. Вряд ли вам будет интересен Кингпин — при всём актерском таланте Винсенту д’Онофрио просто не с чем работать. Он появляется на пятнадцать минут только для того, чтобы у настоящего закулисного злодея появилась мотивация.

Вам едва ли понравится Эхо — это очередная одержимая возмездием злодейка. Больше за ней ничего нет — Ронин убил её отца, и она воспользовалась первым же шансом, чтобы попытаться отомстить. На этом всё. Пустышка.

Вас будет бесить до зубовного скрежета Елена Белова — этот герой поставляет на экран 99% всей неловкости и глупости сериала. Будто бы съёмочная команда просто не знала, что с ней делать.

Все эти филлерные подсюжеты буквально обворовывают зрителя, лишают его той самой химии между главными героями. Получается абсурдная картина — Кейт Бишоп в начале сериала впервые видит труп человека, а в конце уже бодро косит противников направо и налево, и это всего за неделю. Из-за массы других сюжетных линий объяснению её метаморфозы просто не находится места.

От этого страдает и развитие классической пары «учитель — ученик»: на все шесть серий мы увидим только две сцены, в которых боевой ветеран и профессиональный убийца чему-то учит свою едва переступившую порог совершеннолетия протеже. И вот в конце они уже бодро сражаются на равных.

Обделяют вниманием и самого персонажа Джереми Реннера — Соколиного глаза мало в его собственном сериале. По-настоящему мощная сцена, раскрывающая его как отца и верного семьянина, в сериале всего одна: когда он, утратив слуховой аппарат, пытается поговорить с сыном.

У Клинта Бартона предельно простая мотивация — сдержать слово перед семьей, защитить себя, родных и успеть домой к Рождеству. Но он почти не упоминает семью, с женой говорит по телефону всего несколько раз, и даже когда возвращается домой — делает вид, будто всё по-обычному нормально. Даже отношениям Соколиного глаза с погибшей Наташей Романофф уделяется больше внимания и чувственного заряда, чем основному сюжетному конфликту.

Ещё одна причина, по которой «Соколиный глаз» не работает как рождественский сериал — это так называемая «серая мораль». Клинт Бартон борется с болезненными флешбэками, его всё ещё угнетает смерть Наташи Романофф в «Финале», а прошлое Ронина однозначно даёт понять, что перед нами человек, который буквально с полуоборота может обратиться в хладнокровного убийцу. Возможно, это вкусовщина, но я считаю такой подход неправильным.

Праздничное кино не должно «грузить», заставлять зрителя думать, кто прав, а кто виноват, кто хороший, а кто плохой. Мы не думаем, какой Женя Лукашин из «Иронии Судьбы» ужасный, что навеселе вломился в чужую квартиру: он милый, по-забавному пьяный и круто бренчит на гитаре, — нам этого достаточно, чтобы влюбиться. Мы мало знаем о Джоне Макклейне в первом «Крепком орешке» — да, он косит врагов направо и налево, но он любит свою жену и хочет её спасти из лап однозначных злодеев.

А теперь представьте, что персонаж Андрея Мягкова сидел в тюрьме за кражу со взломом, а ещё волосатый Брюс Уиллис вдруг оказывается не просто полицейским, а ветераном Вьетнама с ПТСР, вырезавшим лично целую подземную деревню вьетконговцев. Не уверен, что мы бы смогли с таким же упоением и улыбкой наблюдать за легендарным «Yippee ki-yay, motha***ka» и так же без задней мысли смотрели бы на пьяного москвича, случайно оказавшегося в Ленинграде.

В итоге впечатление от рождественского сериала Marvel остаётся скорее гнетущее, чем приподнятое. И даже учитывая, что в конце Рождество всё-таки наступает — злодеи побеждены, подарки под ёлку доставлены, а Клинт Бартон даже разжигает барбекю, — хочется, как той самой девочке, расплакаться и сказать, что никакого праздника не было. Через «Соколиного глаза» приходится буквально продираться ради хороших и трогательных сцен, но их чертовски мало, и это определенно не стоит моральных усилий и терпения.

И это самое обидное в сольнике Клинта Бартона и Кейт Бишоп: создатели подобрались максимально близко к тому, чтобы действительно подарить зрителям новогоднее настроение с самым душевным супергероем, дать поколению Z их собственного Джона Макклейна. Но в один момент им будто сказали свыше вписать ещё пяток персонажей и полдюжины неработающих конфликтов — права же куплены, вселенная сама себя не расширит.

Наверное, в нашем подсознании стремление к простым историям о добром, понятном, вечном и однозначном перекликается с сутью этого древнего праздника, Рождества. В эти дни как никогда хочется быть уверенным, что свет победит.

#соколиныйглаз #мнения #marvel

 

Источник

Читайте также

Меню