Mass Effect Retrospective — Ретроспектива Mass Effect. Главы 38-39

Перевод серии статей Шеймуса Янга о трилогии Mass Effect. В этом выпуске: Гриссомская академия, Сур’Кеш, робомантическая комедия, излечение Генофага и вездесущий «Цербер».

В предыдущих сериях:

Mass Effect

Mass Effect 2

Mass Effect 3

38. «Цербер» Без Границ

Мы получаем сигнал бедствия из Гриссомской академии, военной школы Альянса для одарённых биотиков. Шепард спешит на помощь и выясняет, что школу осаждает «Цербер».

Гриссомская академия

Перед моим первым прохождением этой игры я пережил смену компьютера и при переезде потерял сохранения от Mass Effect 2. Так что мне тогда пришлось выбрать стандартизированную хронику предыдущих игр, согласно которой Джек погибла во второй части. Если предположить, что героя по умолчанию выбирают только незнакомые с данным игровым сериалом люди [1], тогда в таком раскладе есть смысл. Джек – специфический персонаж, и было бы весьма непросто объяснить новичкам, каким человеком она была раньше, чтобы они тоже смогли по достоинству оценить её волшебное преображение в Mass Effect 3.

[1. Чего, конечно, утверждать нельзя. Но лучше уж гнуть эту линию, чем исходить из предположения, что все игроки – ветераны.]

Однако, эта ретроспектива основана на полном прохождении всех трех игр. После нескольких заходов я смог оценить, как разработчики BioWare всевозможными способами управились с потенциальными последствиями того, что в Mass Effect 2 вы могли потерять большинство своих напарников. Они здорово потрудились на этом фронте. Мир третьей игры становится гораздо богаче, если вы импортируете в него свои сохранения.

Каким-то образом, Джек умудрилась присоединиться к преподавательскому составу Гриссомской академии. Она старается следить за своим языком, отказалась от бытового нигилизма и променяла полную насилия жизнь на роль наставницы юных талантов.

Кажется, что мне надо бы возмутиться по поводу этой трансформации. Учитывая, как я накинулся на сценариста Mass Effect 2 за то, что он сотворил нечто подобное с Лиарой. Но в данном случае превращение не настолько экстремально и до определённой степени обосновано событиями предыдущей игры. К финалу своей сюжетной линии в Mass Effect 2 Джек несколько смягчилась и подобрела [2]. Помогает принять Новую Джек и тот факт, что с ней так же интересно общаться, как и с Прежней Джек. Про Лиару этого нельзя было сказать [3]. Кроме того, новый образ не до конца избавил Джек от прежних замашек и привычек. Она начала меняться в прошлой игре, а в этой продолжила свою эволюцию. Так что о внезапном переписывании персонажа между играми речи не идёт. И ещё одно отличие, возможно, самое важное – диалоги не оставляют преображение Джек без внимания.

[2. Если вы выполнили её личную миссию.]

[3. Лиара из чрезвычайно самобытной героини превратилась в очередную хладнокровную авантюристку, хотя в сюжете этого добра и так было навалом.]

Джек тоже не может обойтись без традиционного упрёка «Ух ты, ну и свалял же ты дурака, доверившись «Церберу». Пару часов назад я без всякого удовольствия разговаривал на эту тему с Кэшли, и от захода на новый круг ничего не изменилось к лучшему.

В очередной раз мы упираемся в проблему доверия к сценаристу. В прошлой игре сюжет крутился вокруг сотрудничества с «Цербером», которое многие игроки сочли тематически неприемлемой, плохо обоснованной и в целом дурной затеей. На протяжении всей игры они сокрушенно качали головами, приговаривая: «Что за бред? Нельзя заставлять меня этим заниматься».

А теперь нас втягивают в такие вот споры. Как мы должны их интерпретировать? Что нам хочет сказать автор?

1) Да, сотрудничество с «Цербером» в Mass Effect 2 действительно было плохо обосновано. Мы признаем свою ошибку и хотели бы извиниться посредством этих диалогов.

ИЛИ:

2) Ха-ха! Обманули дурака! Ты думал, что поступаешь правильно, работая на «Цербер», а Призрак тебя развёл!

Я искренне хочу верить в первый вариант, но сценарист не идёт мне навстречу. Шепард ни разу не признаётся, что оказался тогда в безвыходном положении, или с самого начала не одобрял эту идею, или боялся, что этим всё кончится. Он может выразить сожаление по поводу наломанных дров или заносчиво отмахнуться от претензий. Но он никогда не произносит в свою защиту тех слов, которые бы совпали с тем, что чувствует по этому поводу игрок. Он не говорит, что у него не было выбора. И в этом споре последнее слово остается не за Шепардом, а за Джек. Сценарист уже упустил массу возможностей залатать прорехи в сюжете с «Цербером» [4]. Возможно, автор действительно пытался подобными диалогами возместить ущёрб, нанесённый Mass Effect 2. Но создаётся ощущение, что он дразнит игрока, который «клюнул» на совершенно очевидное очковтирательство «Цербера». Если дело действительно обстоит именно так, тогда сценарист просто показывает поклонникам игры (и особенно фанатам Mass Effect 1) огромный средний палец.

[4. Он мог бы поведать, что Альянс/Совет уже давно работают над угрозой Жнецов, но не хотели вас в это посвящать. Мог бы рассказать о добрых делах «Цербера», которые бы объяснили, откуда у организации берутся сторонники. Наконец, он мог бы удостовериться, что сюжет ME2 окажет ощутимое влияние на события ME3.]

Не уверен, насколько уместно для Альянса нанимать на работу знаменитую, опасную преступницу (не забывайте, в Mass Effect 2 мы с боем вытащили Джек из тюрьмы), в чьём резюме «Цербер» значится, как последнее место работы. Впрочем, Альянс в этой игре ведёт себя, как Бог на душу положит, и не проявляет особой последовательности в своих действиях. Существует прагматичный военный Альянс адмирала Хакета. Существует бюрократический Альянс, которому некогда было расследовать похищения колонистов, потому что не все корабли ещё были отполированы до блеска. Существует брезгливый Альянс, которому противно было общаться с человеком, который сотрудничает с «Цербером». И есть ещё Альянс, заявляющий: «Эй, ты! Едва вменяемая биотическая девица! Хочешь поучить чему-нибудь наших детей? Но только чур не ругаться!»

Одни представители Альянса сажают Шепарда под арест за взаимодействия с «Цербером». Другие предлагают бывшим сотрудника «Цербера» Джокеру и Джек занять уважаемые должности структуре Альянса. Кажется, что вся организация страдает от диссоциативного расстройства личности, в котором следовало бы как следует разобраться.

В целом, посещение Гриссомской академии во многом напоминает миссии Mass Effect 1. Здешнее диалоговое колесо всё же оставляет желать лучшего. Я бы с удовольствием разузнал об этом месте побольше. Однако, ученики академии показывают себя истинными пролетариями. В данном контексте это комплимент. Очень здорово, что мы не просто переступаем через трупы по дороге от сражения к сражению, как на Марсе, а встречаемся с интересными людьми. У местных учеников есть имена, биографии, мнения, отношения друг с другом. И обо всём этом мы узнаем естественным образом, по мере прохождения.

Ещё я благодарен этой миссии за то, что она не заставляет, а лишь предлагает игроку провести часть уровня внутри боевой машины.

Сур’Кеш

Наша следующая остановка – секретная саларианская исследовательская станция на планете Сур’Кеш. Здесь саларианские ученые сотрудничают с единственной способной к зачатию [5] кроганской самкой, которая излечилась благодаря лекарству, созданному ещё в Mass Effect 2.

[5. Игра всё никак не может решить, ведёт ли генофаг к полному бесплодию или нет.]

Квестовая цвепочка выглядит следующим образом: Шепарду нужна помощь турианцев, чтобы отбить у Жнецов Землю [6]. Турианцам нажна помощь кроганов, чтобы отбить Палавен. Кроганы хотят, чтобы саларианцы вылечили их от генофага. Слава Богу, саларианцы, кажется, ничего не хотят взамен [7].

[6. Или, по крайней мере, замедлить её завоевание Жнецами? Я понятия не имею, что творится у него в голове.]

[7. Отношение саларианцев к Шепарду замечательным образом зависит от одного из решений, принятых ещё в Mass Effect 1.]

Лучшая часть данной миссии – это напряжённая конфронтация в начале и последующее затишье перед бурей. Саларинцы принимают в штыки визит Рекса на их базу. Это штаб-квартира их версии ЦРУ и одновременно местная Зона 51. Здесь они хранят собранные разведданные и проводят свои исследования. Естественно, многих тревожит присутствие в таком месте постороннего крогана. Впрочем, конфликт удаётся уладить.

После этого вы можете послушать занятные диалоги, повидаться с майором Киррахе [8] и поболтать с Мордином [9], что не может не радовать. Левая сторона диалогового колеса раскрывается во всей красе, разговоры блещут остроумием, все замечательно проводят время.

[8. В этой ретроспективе я о нём в подробностях не рассказывал. Впервые он появился на Вермайре и сразу же стал народным любимцем.]

[9. ИЛИ с его сменщиком, если Мордин погиб в Mass Effect 2.]

А потом на вас нападает «Цербер».

Принудительный «Цербер»

Неужели «Церберу» больше нечем заняться? Что они здесь забыли? Во время миссии на Марсе Призрак пытался похитить чертежи к «Горну». Это понятно, Призрак любит всякую технику. Ладно. Но он заодно пытался стереть данные, чтобы они больше никому не достались. Какая ему от этого выгода? Что бы случилось, если бы он успел всё стереть? Кто бы тогда построил «Горн»? Никто? В этом заключался план? Или Призрак построил бы «Горн» на свои деньги, которые он печатает в неограниченных количествах? Кстати, почему он не построил свой собственный «Горн», если он так важен для его планов? И зачем он нападает на эту планету, не имеющую ни малейшего отношения к его ключевым целям?

В первой игре Призрака ещё не существовало. Он внезапно объявился во второй части, представившей его, как знаменитейшего куратора шпионской сети и руководителя тайной организации, занимающейся научными исследованиями и терроризмом. Теперь Mass Effect 3 превратил его в полоумного суперзлодея, повелевающего галактической сверхдержавой.

Почему этот персонаж играет такую важную роль в сюжете, если его цели и мотивы либо противоречат друг другу, либо не определены вовсе?

У этой игры нет четкой структуры, нет последовательных тем. А то, что от них осталось, пребывает в разобранном состоянии. Игра начинается со вторжения Жнецов и сходу настраивает аудиторию на битву против Величайшего Зла во Вселенной. Умирает Какой-то Пацан, Андерсон готовится биться до последнего, Шепарду поручают Спасти Нас Всех от Жнецов. А затем Жнецы торопливо уходят со сцены и несколько часов стараются нам не мешать, чтобы мы могли пострелять по космическим десантникам.

Сюжет Mass Effect 3 – это свалка разнообразных историй (зачастую весьма неплохих), действующих наперекор друг другу. У нас есть вторжение Жнецов, полномасштабная война с «Цербером» на нескольких фронтах, излечение генофага, кульминация конфликта гетов и кварианцев, сказ про то, как Кэшли становится спектром, строительство «Горна», рассказ о Спасении Земли, и разрешение сюжетных линий полудюжины наших напарников. Некоторые из этих повествовательных элементов игроки надеялись увидеть или даже требовали включить в игру. Некоторые вещи были попросту необходимы для завершения сюжета. А некоторые вещи… не были.

Говоря конкретнее, этой игре совершенно не нужен «Цербер». Все сражения с «Цербером» можно было бы заменить на сражения со Жнецами. Главные злодеи получили бы повышенное внимание. Исчезли бы мириады сюжетных дыр и огромные объёмы ненужной экспозиции. Если «Цербер» обязательно нужно было включить в эту игру, сценарист мог бы посвятить ему одну побочную миссию, чтобы завершить все сюжетные линии, остававшиеся в подвешенном состоянии после Mass Effect 2.

«Цербер» нападает на Марс. «Цербер» нападает на Сур’Кеш. «Цербер» нападает на Гриссомскую академию. «Цербер» похищает людей на Беннинге. «Цербер» построил злодейское логово, где они изучают технологии Жнецов. «Цербер» воюет на трех фронтах на Тучанке, пытаясь взорвать бомбу и перебить турианских солдат. «Цербер» вторгается на Цитадель. «Цербер» атакует Тессию.

Все говорят про Жнецов, но мы тратим огромное количество времени на сражения с «Цербером». У нас уже есть вездесущий враг с неограниченными ресурсами, который по воле сюжета может добраться до нас где угодно. Но сценарист зачем-то решил создать ещё одного такого врага, менее значимого для сюжета. «Церберу» незачем атаковать все эти базы, станции и планеты, кроме как ради своего карикатурного мультипликационного лиходейства.

Конечно, два злодея могут ужиться в одной истории. Но эта игра не собирается тратить время и силы на балансировку злодейских группировок. Повествование перегружено событиями, и ему явно не помешало бы сосредоточить своё внимание на чём-то конкретном. Игра пытается казаться насыщенной, а выходит слишком замысловатой, и обоим злодеям не хватает экранного времени. Вместо того, чтобы благоразумно дойти до финиша, сюжет превращается в мудрёный кавардак недодуманных идей.

Всей игре пошло бы на пользу, если бы «Цербер» получил свою единственную миссию и исчез из сюжета, а Жнецы оказались бы в центре всеобщего внимания. К сожалению, я подозреваю, что ничего кроме «Цербера» сценариста по-настоящему не интересовало. Именно поэтому он потратил на свою любимую организацию столько времени и сил. Была у сценариста история, которую он обязан был написать. Была и другая, которую он хотел написать. И он решил пожертвовать первой, чтобы угодить второй.

Чего хочет «Цербер»?

События на Сур’Кеше имеют к «Церберу» самое опосредованное отношение. Вождь клана кроганов прибывает на планету, чтобы забрать домой последнюю фертильную самку своего вида и с её помощью распространить лекарство от генофага. Самая скрытная раса в галактике держит местонахождение этой самки в строжайшем секрете. Саларианцы поместили её в один из самых надёжных и защищенных комплексов на своей родной планете. План передать самку на попечение Шепарду был сформулирован всего несколько часов назад, непосредственно главой Саларианского Союза. Несомненно, силы обороны саларианцев пребывают в состоянии повышенной боеготовности из-за угрозы вторжения Жнецов. Но вот появляется «Цербер» и принимается штурмовать планету, как и полагается галактической сверхдержаве. И похоже, что Призрак опять взялся за чтение сценария.

Призрак пытается помешать объединению разных видов? Или он хочет уничтожить лекарство от генофага по прагматическим соображениям? Или он просто козёл? Можно предположить, что он боится нового восстания кроганов. Но полномасштабное военное наступление не очень хорошо вяжется с репутацией таинственной организации, которую сценарист культивировал на протяжении всей предыдущей игры. Я не призываю к расширению роли Кая Лена в сюжете [10], но гораздо логичнее для «Цербера» было бы поручить выполнение этой миссии небольшой команде шпионов.

[10. Спокойствие. Потерпите. Мы до него ещё доберёмся.]

Кроме того, главная цель Призрака – это контроль над Жнецами. В сравнении с нею всё остальное не имеет значения. В теории, если вы сможете подчинить Жнецов своей воле, вы решите и все остальные свои проблемы. Если же не сможете, тогда ничего уже не будет иметь значения. Призрак, вроде бы, стремится взять Жнецов под своей контроль, но при этом все его поступки мешают достижению этой цели. Почему бы ему просто не оставить разнообразные фракции (Альянс, Жнецов, кроганов, саларианцев) в покое? Пусть они дерутся друг с другом, а он пока займётся реализацией своего невероятного плана. Разве не разумнее было бы поберечь ресурсы и живую силу для более принципиальной работы?

Никто в игре об этом не говорит, и сценарист к этим вопросам даже не притрагивается, потому что он не пишет о личных или идеологических конфликтах. Он придумывает поводы для перестрелок. Вопрос «Почему?» он задавать себе запрещает. Невозможно объяснить, обосновать, поддержать или оправдать поведение «Цербера». Цели и мотивы этой организации меняются от эпизода к эпизоду, и персонажи не хотят даже обсуждать все эти метаморфозы.

Но главная беда в том, что всё худшее ещё впереди.

39. «Цербер» установить нас бомба

Наделённый полным самосознанием и неограниченной свободой ИИ «Нормандии» по имени СУЗИ занимается анализом мобильной платформы доктора Модуль. Неожиданно, робот оживает и пытается вырваться на свободу. СУЗИ побеждает злодейку и загружает саму себя в её тело. Она с триумфом выходит из битвы, покачивая своими новыми бёдрами и непринуждённо балансируя на встроенных… высоких каблуках?

Робомантическая комедия

Напоминаю, что доктор Ева Модуль была роботом, замаскированным под человека. Теперь она лишилась одежды и плоти, и обнажился её металлический корпус. Можно было бы подумать, что без маскировки она станет похожа на терминатора, ведь сценаристу так нравится этот дизайн. К тому же, именно так люди и выглядят, если с них содрать всё мясо. Но нет. По счастливой случайности, мобильная платформа доктора выглядит, как демонстрационный манекен.

И это значит, что в проект тела доктора Модуль кто-то целенаправленно включил высокие каблуки. А это значит, что во время работы под прикрытием ради поддержания своей маскировки она должна была носить и никогда не снимать специальную обувь, пошитую на заказ для её необычных ступней. Её создатели приложили столько усилий, чтобы добиться стопроцентного сходства с человеком, но потом не удержались и приделали ей сексапильные встроенные робо-каблуки?

Ладно, неважно. Это типичная бульварщина. Эта героиня появилась на свет, чтобы услаждать взоры поклонников. Не задумывайтесь ни о чём. Сценарист явно не задумывался. Забудьте об ограничениях, правилах и законах, которым подчинялись ИИ в первой игре. История СУЗИ игрива и несерьёзна. По ходу игры она даже заводит роман с Джокером.

Хотя я отрицательно отношусь к такому примитивному и стереотипному изображению искусственного интеллекта, сама романтическая история мне нравится. Влюблённые очаровательно болтают. Джокер показывает себя с новой стороны. Я считаю, что любовные отношения между членами команды на порядок интереснее и гораздо здоровее, чем соблазнение игроком/капитаном своих подчинённых. В этой истории персонажи проходят через недопонимания и конфликты, глубже раскрывают свои характеры, так что я остался ею очень доволен. Лично мне хотелось бы, чтобы в будущем BioWare чуть почаще сватала друг к другу своих персонажей и чуть меньше времени уделяла симулятору свиданий [1].

[1. Исходя из моего опыта, я более чем уверен, что в этом вопросе со мной мало кто согласится.]

С другой стороны, роман СУЗИ и Джокера в значительной степени дискредитирует сюжетные откровения финала игры. Но обо всём этом мы поговорим в своё время.

Беннинг

На Бенниге «Цербер» похищает мирных жителей. Ну, на самом деле, их агенты бегают по округе и стреляют во все стороны, но игра утверждает, что они заняты похищениями. Полагаю, не так уж просто контролировать армию, целиком состоящую из безмозглых киборгов.

После миссии адмирал Хакет выглядит удивлённым и заявляет, что «Церберу» такое поведение несвойственно. Игра продолжает рассказывать, что «Цербер» – это компетентная, хотя и морально скомпрометированная группа радикально настроенных оперативников. При этом показывают нам космическую империю нацистских штурмовиков под руководством третьесортных злодеев из комиксов про Бэтмена. Сценарист упрямо выпихивает Жнецов на второй план, чтобы дать развернуться «Церберу», но при этом он всё ещё не может решить, что же «Цербер» из себя представляет и какую историю о них можно рассказать.

Не подумайте, что злодейская деятельность «Цербера» ограничивается одними только побочными миссиями. Хакет утверждает, что не в их стиле расстреливать гражданское население. Но в первой же игровой миссии, в научном комплексе на Марсе агенты «Цербера» занимались Именно Этим. И Хакет лично нас туда отправил.

Кто-то установить нас бомба

Затем Шепард летит на Тучанку, родную планету кроганов. На исходе войны, спровоцированной кроганскими восстаниями, турианцы закопали бомбу на поверхности их планеты. План заключался в том, что если в будущем кроганы опять отобьются от рук, турианцы активируют бомбу и снова поставят их на колени.

У Героического Шепарда поведение турианцев вызывает приступ праведного гнева. Ох, какие нехорошие! Вообще-то, кроганы тогда пытались разорвать галактику в клочья. Их поведение не так уж сильно отличалось от нынешней политики Жнецов. Все отчаянно пытались выжить. Восстания кроганов унесли миллиарды жизней. Я не устанавливал себе DLC «Прибытие», но готов поспорить, что даже после прохождения дополнения никто не станет напоминать Шепарду, что у человека, уничтожившего целую звездную систему, нет права на благочестивое негодование по поводу действий турианцев.

Посмотрите на ситуацию с такой стороны: Турианцы могли бы взорвать бомбу много столетий назад, верно? Они имели на это право. На войне как на войне. Но они не стали этого делать. Они хотели победить кроганов, а не уничтожить их. Чрезвычайно высокомерно обвинять турианцев далекого прошлого в том, что они решили принять подобные меры предосторожности. Шепард встаёт в позу, давая понять, что он бы «пошёл другим путём». Если бы какой-то другой персонаж завёл такой разговор, я был бы не против. Но в устах человека, который всю предыдущую игру работал на «Цербер» (а ещё, возможно, взорвал солнечную систему в «Прибытии») подобные заявления звучат возмутительно лицемерно. Шепард, похоже, руководствуется в жизни моральным принципом «Никто не смеет совершать преступления против человечности кроме МЕНЯ!» События предыдущей игры превратили стандартную систему Герупника в полное посмешище.

Ох, и к слову о «Цербере»… Догадываетесь, кто прислал на Тучанку войска, чтобы снова активировать бомбу?

Каким образом Призраку удалось узнать об этой бомбе – одном из самых строго засекреченных проектов турианской армии? Почему «Церебер» приволок столько народу на другой конец галактики ради взрыва бомбы? Они пытаются скомпрометировать мирный договор, который был заключен при вашем участии на «Нормандии», или они просто хотят прикончить пару миллиардов кроганов забавы ради? Как «Церберу» удалось перекинуть на эту планету такой огромный военный контингент и выкопать из под земли бомбу размером с небоскрёб, да ещё и сделать это в атмосфере полной секретности, избежав стычек с кроганами, местной фауной и Жнецами? Зачем вообще понадобилось выкапывать бомбу? Не сомневаюсь, что турианцы рассчитывали детонировать её дистанционно, без необходимости вытаскивать из-под земли. Где «Цербер» набрал всех этих людей и где взял все эти посадочные челноки?

Снова всё как на Сур’Кеше: «Цербер» организует вторжение, которое никак не способствует их целям. Они атакуют секретный объект, о котором не могли знать. И используют при этом военные ресурсы, которые им неоткуда взять.

Заметьте, вы можете решить практически все сюжетные проблемы этой миссии, заменив «Цербер» на Жнецов. Жнецы уже высадились на Тучанку. Сценарист затянул нас в этот водоворот глупостей и сюжетных дыр только потому, что вместо главных антагонистов трилогии ему захотелось использовать в этой миссии своих ручных злодеев.

Закрой рот и стреляй в космодесантников. С картиной мира пусть возятся ботаники.

Напоследок я хочу добавить, что в этой миссии мы сотрудничаем с турианцем по имени Виктус, который:

1. Имеет прямое отношение к центральному сюжету игры, так как является сыном турианского политического лидера.

2. Успевает пройти через свою собственную сюжетную линию. Очень короткую, но всё равно превосходную.

Негусто, но я брезговать не стану.

Излечение Ганофага

[Комментарий автора к скриншоту]: Превосходный ракурс. Наши герои на переднем плане. Над ними возвышается фигура Жнеца. На заднем плане, в отдалении, виднеется наша цель – «Завеса». К сожалению, какой-то вандал ИСПОГАНИЛ сцену цветным фильтром, который убил контрастность и свел количество оттенков к минимуму, сделав картинку плоской и монотонной.

Заручившись поддержкой Мордина и фертильной самки кроганов Шепард отправляется лечить генофаг. Чтобы распространить лекарство по планете им нужно использовать устройство под названием «Завеса» – колоссальную, способную воздействовать на атмосферу башню, которую сценарист внезапно наколдовал из воздуха.

Я не возражаю, что мне вдруг заявляют: «Да, кстати говоря, тут есть одна невероятно важная штуковина, о которой ты никогда раньше не слышал!» Это не страшно. Но представьте, как было бы здорово, если бы о существовании «Завесы» мы узнали еще в Mass Effect 2. Если бы в предыдущей игре сценарист обронил пару интригующих фраз, а сама башня маячила бы на горизонте во время прохождения личной миссии Грюнта, сейчас мы бы пожинали заслуженные плоды заранее взращенной интриги.

Эта миссия хороша со всех сторон, от начала до конца. В этом вопросе я согласен с Mr. Btongue. Как он верно подметил, для сценариста это задание стало серьёзным испытанием. Мордин и Рекс играют в сюжете ключевые роли. Но Мордин может погибнуть на базе Коллекционеров в Mass Effect 2, а Рекс может умереть на Вермайре в Mass Effect 1. В предыдущей игре вы выслеживали саларианского подпольного исследователя по имени Мэлон, который пытался получить лекарство от генофага при помощи неэтичных экспериментов [2]. Вы могли сохранить результаты его работы или уничтожить их. Вы могли убить Мэлона или оставить его в живых. Всего этого могло вообще не случиться, если вы не захотели связываться с личным заданием Мордина. Данная миссия на Тучанке учитывает все возможные варианты развития событий.

[2. Неэтичные, но хотя бы рациональные, по меркам макулатурной фантастики. «Цербер» в этих исследованиях не участвовал.]

А потом к старым выборам игра прибавляет новые решения. Вы можете предать кроганов, польстившись на предложенную саларианцами военную помощь. Если вы решитесь пойти на обман, вы можете как следует исхитриться и получить помощь от обоих видов. Сплошные плюсы для вас и человечества. Никаких минусов, кроме осознания, что вы предали Рекса.

Но и это ещё не всё. Существуют и другие, более изощрённые вероятности. Если Тейн пережил вторую игру, он спасёт жизнь влиятельной саларианки и позволит вам получить помощь от её вида несмотря ни на что. Если саларианский советник погиб в финале Mass Effect 1, его преемник будет настроен по отношению к вам более позитивно.

История замечательно многослойна и, вроде бы, не отдаёт предпочтения герою или отступнику. Она органично вырастает из нескольких десятков разнообразных решений и позволяет событиям развиваться естественным образом.

[Комментарий автора к скриншоту]: Серьезно? Даже после распространения лекарства мы будем смотреть на мир сквозь бежевый фильтр? По меньшей мере, мы могли бы переключиться на какой-нибудь другой фильтр, который бы отразил и подчеркнул радикальность произведенных нами перемен. Чувак, ты вообще понимаешь ЗАЧЕМ нужны светофильтры?

И наконец, сценарист подводит миссию к превосходной драматичной кульминации. Вы становитесь свидетелями битвы Жнеца и молотильщика [3]. Саларианский ученый (либо Мордин, либо подготовленный на скорую руку сменщик) вынужден взобраться на башню, чтобы гарантировать распространение лекарства. Грандиозные сражения, могучая оркестровая музыка, интеллигентные диалоги и, под конец, чудесное зрелище волшебного «лекарственного снегопада».

[3. Потому что глупый Жнец забывает, что он умеет летать. О том, как радикально Жнецы глупеют в кат-сценах мы поговорим в ближайшем будущем.]

Чересчур высокопарно и экстравагантно? Ещё бы. Может, к дательной фантастике Mass Effect 1 всё это имеет мало отношения, но по меркам приключенческих боевиков данная история работает отлично. Повествование не приходится извинять или оправдывать, оно течёт по естественному руслу. Ваши решения имеют значение, диалоги звучат искренне, а сюжетная линия, которая всегда была неразрывно связана с миром игры и набирала обороты с начала Mass Effect 1, завершается замечательным образом. В качестве бонуса, агенты «Цербера» не вмешиваются в происходящее и не прокручивают новые дырки в сюжете. Мы сражаемся исключительно со Жнецами.

Цитадель

Что ж, хорошенького понемножку. После Тучанки мы возвращаемся на Цитадель, чтобы поговорить с саларианской советницей. По прилёту мы обнаруживаем, что «Цербер» захватил контроль над всей космической станцией. Сарену в Mass Effect 1 для достижения этой цели понадобилась армия гетов. После этого были приняты дополнительные меры безопасности. Я уж не говорю о том, до какой степени была усилена охрана после начала вторжения Жнецов.

Ах да. Свой человек. У «Цербера» был на станции «свой человек». Которого они немедленно казнили после начала вторжения, потому что ну а как же иначе? Это же «Цербер». Они не оберегают своих драгоценных двойных агентов на руководящих должностях. Они их расстреливают.

По всей видимости, игра не собирается объяснять, как «Церберу» удаётся постоянно вербовать новых двойных агентов, несмотря на то, что эти отморозки пускают в расход всех подряд, включая тех, кто на них работает. Нет, особенно тех, кто на них работает.

Но Шеймус! Двойных агентов можно вербовать с помощью шантажа! С помощью одурманивания! С помощью манипулирования сознанием! А может, он был космическим расистом и ненавистником инопланетных видов!

Да, вполне возможно. Любой из этих вариантов без проблем мог стать частью сюжета. Но ни один из них не стал. Объяснение происходящих событий – это в буквальном смысле суть работы любого рассказчика. Ваши персонажи принимают решения и действуют в соответствии с ними, разыгрывая драму, которую мы называем «историей». Но этот сценарист не хочет писать историю. Он хочет, чтобы вы смотрели, как он играет со своими фигурками из коллекции «Цербера».

В любом случае, наличие «двойного агента» даже близко не объясняет, как «Церберу» удалось забросить на станцию сотни вооруженных до зубов солдат заодно с парочкой громадных механических монстров. Что их двойной агент такое сотворил? Подпёр заднюю дверь Цитадели кирпичом, чтобы армия «Цербера» проскользнула внутрь поздно ночью?

В разгар большой войны престол высшей власти в галактике захватывает «террористическая организация». Сама идея просто абсурдна. Кажется что сценарист реализует её назло аудитории. «Ах, так тебе нравятся вселенные, подчиняющиеся внутренним правилам? НУ И ГДЕ ТЕПЕРЬ ТВОИ БОГИ ЭКСПОЗИЦИИ, БОТАНИК?» Я уверен, что у меня ушло больше времени на разбор этих необъятных завалов белиберды, чем у сценариста – на их создание. Кажется, будто перед нами проходит бессвязный лихорадочный сон.

1.Вторжение на Цитадель не способствует достижению главной цели «Цербера» – получению контроля над Жнецами.

2. Мы можем попробовать оправдать их действия. Дескать, они хотят помочь человечеству, перебив членов Совета. Вот только смерти советников ни чему хорошему нас не приведут.

3. Даже если не обращать внимание на причины вторжения, совершенно непонятно, как «Цербер» смог скопить достаточно военных ресурсов для нападения на столицу галактики в разгар войны.

4. Даже если «Цербер» умудрился каким-то образом снарядить армию, он не мог протащить такую толпу людей на Цитадель.

5. Можно вообще ни на что не обращать внимание, но молодчики «Цербера» даже не пытаются достичь заявленных целей! Они бегают по станции, взрывают всё подряд и стреляют по людям. Они даже напали на торговый центр. ТОРГОВЫЙ ЦЕНТР. Просто… почему?

Шеймус, ты невнимательно слушаешь? Игра же ясно сказала, что «Цербера» есть Технологии Жнецов™.

Да, сценарист твердо уверен, что «Технологии Жнецов» избавят его от необходимости писать последовательную историю. Истолковав события игры самым великодушным образом мы можем прийти к следующим выводам относительно «Цербера»: Призрак одурманен Жнецами, он контролирует разум всех своих подчиненных, шпионская сеть «Цербера» эффективнее даже саларианской, и поэтому они знают обо всём, чем занимаются другие фракции. И еще «Цербер» располагает волшебными технологиями, которые позволяют ему производить что угодно, когда угодно и абсолютно бесплатно.

Иначе говоря, у нас есть всемогущий и всезнающий злодей, который делает с сюжетом всё, что ему взбредёт в голову.

Сценарист выбрасывает белый флаг и признает, что понятия не имеет, как делать свою работу. Поэтому он отказывается выстраивать последовательное повествование и отдаёт историю на откуп своему несчастному Марти Стью (Призраку).

В следующем выпуске мы отвлечёмся ненадолго от Mass Effect и поговорим о том, как строятся вымышленные миры. Я хочу наглядно продемонстрировать, что даже заряд из четырех ленивых оправданий, – «они сумасшедшие», «он лучший шпион в истории», «все одурманены» и «Технологии Жнецов™», – не способен реабилитировать дилетантский бред, коим является экстремистская организация «Цербер».

Оригиналы статей:

 

Источник

Читайте также

Меню