Майские чтения

Прочитанное за май — второй Поттер (всё ещё с картинками), одна из классических дзуйхицу (Записки от скуки), ультра-трешовый комикс о Карателе, криминальный роман Ла Плант, третья Дюна, НФная (?) китайская трилогия получившая Хьюго (Цысинь), пятикнижие Мерлина от Желязны.

Дж. К. Роулинг «Гарри Поттер и тайная комната».

Второй том Гарри Поттера всегда был моим любимым. Мистические и загадочные нотки секретной комнаты, неизвестный голос в стенах и вот это вот всё. Люблю такое. Вот так, в детстве любишь второго Поттера, а потом вырастаешь с нежными чувствами к хоррорам.

Второй роман углубляет знание читателя не только о школьных буднях, но и о бытовой магии на примере Уизлей, и немного Малфоев. Дополнительно, в голове читателя неоднократно возникает вопрос о наличии интеллекта в голове Дамблдора. Ну, серьезно, Локонс. Локонс, Карл. Как можно было его взять на работу? Как можно не менять палочку Рона в течение года? Типа, и так сойдет? Как можно забить на открытие тайной комнаты? Типа да, подставили Хагрида, но Дамблдор типа знает что это подстава, ой уже нет, кушайте лимонные ломтики, дорогие ученики и гости Хогвартса.

Ирония в том, что, как я подозреваю, идиотизм в поведении учителей, это не выдумка, а собранные в одну книгу наиболее репрезентативные примеры обучения в английских пансионатах. Что ж. Люблю эту книгу и за эту милую идиотию. Ждите третий том в следующем месяце.

Технический аспект. Эти издания существенно увеличенного формата, с большим количеством иллюстраций от Джима Кея, который может быть известен вам еще как иллюстратор к книге Патрика Несса «Голос монстра». Кей не пытается перерисовать образы из фильма, а создает собственное видение персонажей и локаций. Ссылка на сайт Кея – воть.

Кэнко-хоси «Записки от скуки».

Если вы хотите получить очередное подтверждение того, что люди не особо изменились как вид – почитайте японскую классическую литературу. Она и доступно написана и показывает все знакомые проблемы.

Книга X-го века – «Записки у изголовья», будет ли там нытье, что раньше было лучше? Да! Книга XIV-го века – «Записки от скуки», будет ли там нытье, что раньше было лучше? Да! Что может быть более постоянным, чем нытье о том, что небо было голубее, трава – зеленее, а люди – добрее. Правильно, ничего, потому что главное – стабильность и последовательность.

Ладно, более подробно и последовательно. «Записки от скуки», это один из классических примеров дзуйхицу. Дзуйхицу – это… ну… просто записи, как чего вздумается, так и того, что придёт в голову автору. По большому счету, это личный дневник, иногда становившийся общеизвестным, и больше всего он напоминает какую-то личную страничку в соц.сети. Сегодня мы поговорим о котиках и их прекрасной пушистости. Завтра – размышления о смысле бытия. Послезавтра – список любимых алкогольных напитков. Послепослезавтра будет смешное повествование о том, как сосед упал с лошади. И нет, я не преувеличиваю, да и в этом красота этого жанра.

В отличие от «Записки у изголовья» (которые все ещё остаются одной из моих любимых книг), написанных придворной дамой, «Записки от скуки» – это вещь с автором мужчиной, да ещё и буддистского священника из священнического рода. Да, у Кэнко-хоси в анамнезе была служба в гвардии и помощником министра, но, но…

Читая подобные произведения вы можете получить не только ощущение не текучести времени, увидев мелочи, что меняют форму, но не суть, но и всяческие интересные бытовые особенности. О певцах на биве, удивительно схожих с кобзарями, и об особенностях тех же бив (есть подвид бивы, используемый именно для выполнения «Истории о доме Тайра»). Правда, такое вы можете узнать иногда из текста, а иногда из комментариев переводчика. Но в этом часть красоты таких произведений.

Несколько запомнившихся цитат. Нумерация по украинскому изданию.

2. Есть люди, которые уже забыли святые древние принципы управления государством, не замечают ни страданий народа, ни угроз для страны, зато утопают в роскоши и ведут себя так, словно весь мир тесен для их прихотей. Кажется этим людям не хватает ума.

105. Снег, что так и не успел растопиться, потому что лежал с северного, теневого бока дома, покрылся ледовой коркой, и даже оглобли возов, в которые запрягают волов, блестели изморозью. Месяц этой рассветной порой сиял ясно, но его лучи уже не достигали отдалённых мест, как вот брошенного молитвенного павильона, где именно тогда пышно одетые мужчина и женщина, опёршись на перекладину внешней галереи, проводили беседу на тему неизвестную, но, казалось, неисчерпаемую.

Сам вид этих двоих зачаровывал: изысканные движения, склонённые одна к одной головы… Казалось, мужчину и женщину окружают несказанно пьянящие ароматы. И даже отрывки разговора, звуки голосов, что временами доносились с галереи, казались необычайными.

209. Один мужчина судился с другим за право собственности на поле, но проиграл суд и в сердцах сказал своим людям: «Пойдите и выкосите на том поле весь урожай!» Слуги начали косить первое попавшееся поле на своём пути. А когда он крикнул им: «Это не то поле, за которое я судился! Зачем вы его трогаете?» – то в ответ услышал: «Собственно, и то поле трогать у нас нет никаких оснований, поэтому если мы всё равно совершаем преступление, то какая разница, где именно?»

Удивительная аргументация.

Мэттью Розенберг, Симон Кудрански «Каратель. Мировая война Фрэнка. Война в Багалии».

По идее в этом издании должно быть три тома, потому что эта серия насчитывает 16 выпусков, а в двух томах дело дошло только до 11. Поэтому я жду в засаде третьего тома.

Это проходной, но довольно кхм, смешной комикс. Правда, его комичность в том, что здесь много насилия, которое часто переходит в бессодержательное ультранасилие. Нюансы, переосмысление, ещё что-то сложное – неее, это не про этот комикс. Вся суть в том, что ходит Фрэнк Кастл и с разным уровнем оригинальности и кровожадности убивает врагов. Поэтому в наличии будет Джигсо, чья крыша поехала далееееко и надооолго; чудаковатая монахиня в тюрьме бананово-гидровской страны, проповедующая ненасилие и после этого Фрэнк устраивает еще больше насилия.

Короче. Здесь нет какого-нибудь сложного психологизма, глубины сюжета, большой и мысленагружающей содержательности. Зато здесь много пиу-пиу и других идиотских штук. А еще комиксы занимают мало времени, поэтому удивительно заманчивы для подобной тупняковости.

Обложечки .

Немного примеров внутренних рисунков –

Линда Ла Плант «Вдовы. Месть».

Второ-третий криминальный роман об вдовах от Ла Плант. Почему второ-третий? Ибо хронология написания книг весьма оригинальна. Первая была написана в 1983 году, вторая, по внутренней хронологии, в 2019 году третья, по внутренней хронологии, в 1995 году. Все причудливо и запутано.

«Вдовы. Месть» продолжает историю четырех вдов грабителей с того же места, где всё закончилось в предыдущем томе. Девушки отсиделись первое время в Рио и думают, как вернуться в Лондон, чтобы легализовать награбленное. Полиция спала с хвоста по причинам, связанным со здоровьем. Господин Роулинс же ну очень хочет отомстить бывшей жене, поэтому планирует устроить новую аферу.

Несмотря на большой временной разрыв между первой и второй частью, который часто становится роковым, а тридцать шесть лет это тридцать шесть лет, так вот, несмотря на это, вторая книга ничем не хуже первой. Даже наоборот, чувствуется, что автор стала существенно более профессиональной, а некоторые недостатки дебютного романа, которым и были первые «Вдовы», исчезли в темноте веков.

Второй роман получает полноценное логическое завершение, в разных смыслах этого слова. Но если вы смотрели фильм, то кое-что вы могли себе заспойлерить, хотя книга не столь радужна. Довольно интересно, о чем будет третья книга – «She’s Out», потому что я как-то не очень могу придумать, что будет дальше. Тем не менее, жду третью книгу, и еще предстоит где-то взять первый роман другого цикла Ла Плант – «Вне подозрений».

Теперь о маленьком минусе. Рисунок на обложке первого романа был оригинальным и неплохим. Рисунок на обложке второго романа… пришёл в наше время с каких-то 90-х. В чём-то это хорошо, потому что настраивает на правильный лад. В чём-то плохо, потому что книга лучше обложки. Немного жаль, что у нас не использовали оригинальные обложки.

Фрэнк Герберт «Дети Дюны».

Третья Дюна. Арка Пола окончательно и безоговорочно завершена. Арка Лето показывает наброски формы и будущего величия. Очередные смерти (в этой формулировке есть спойлеры) и неожиданные возвращения (я действительно забыла, а потом случайно спойлернула Википедией, когда вспоминала технические детали).

Второй роман был эмоциональной затычкой, показывающей моральные страдания и переживания Пола. Третий – триедин. Это одновременно конец (старшего Атрида), начало (младшего) и логическая связка между двумя арками, начинающая новые подсюжеты и закрывающая ряд старых.

У Дюны, как цикла, есть интересная особенность. При этом, учитывая, что этой особенности нет в рассказах Герберта, есть подозрение, что это была спланированная фича, а не баг. Итак. В Дюне есть прекрасная, восхитительная и всеобъемлющая неэмпатийность. Большинство действий персонажи совершают основываясь основываясь только на рациональных и логических идеях. Даже при декларировании эмоциональности творимого всё ещё остается лёгкая зловещая долина за счет выверенности действий, планов внутри планов и общей, почти сюрреалистически невозможной, параноидальности всего что происходит.

Собственно, эта проблемность с эмоциями и является одной из причин того, почему действия леди Джессики с самоустранением выглядят немного нетипично и нестандартно. Человек, который, внезапно, действует импульсивно, а не взвешенно, как всегда, и действия которой приводят к довольно-таки паршивеньким последствиям (да, мерзость?) выглядит крайне неординарно и неожиданно.

Обобщая (хотя формально весь этот текст является обобщением). Этот роман менее меланхоличен, чем «Мессия Дюны» и менее драйвовый, чем собственно «Дюна», что логично, учитывая объем. Периоды непонимания того, что показывают сменяющимися молниеносными озарениями от сборки пазла воедино. А результатом становится краткая вспышка, в которой можно увидеть масштаб будущих продолжений, до которых я дойду в следующем месяце/ах.

Лю Цысинь «Воспоминания о прошлом Земли».

Это был довольно… необычный экспириенс. Пожалуй лучше всего его опишет примечание переводчика по поводу «панорамы неизведанного мира за Великой стеной». Итак.

«В китайской философии за пределами Великой китайской стены находится неизведанный, малоизученный мир, не испытавший влияния культуры в китайском понимании.»

Мелочь номер раз. Переводчик Кена Лю и Лю Цысиня на украинский язык – это один человек. И, Цысинь был переведен именно с китайского, а не с английского перевода Кена Лю.

Пустячок номер два. Я была обречена на максимально возможно положительное отношение к этому циклу. Здесь Яна Вейли из «Легенды о героях Галактики» цитируют. Яна, представляете?!

Что ж. Перейдем поближе к делу. Это НФная трилогия, наверное. Это философская трилогия, что вероятнее, чем предыдущий тезис. Это история о любви, местами, третий том так точно характерная для китайцев мелодрама. А вообще, это история об инопланетянах, написанная инопланетянином, ибо китайцы-то точно не люди, а какие-то странные создания.

Трилогия «Воспоминания о прошлом Земли» (кстати, забавный момент, на украинском цикл называется «В память о прошлом Земли») полностью соответствует своему названию, и об этом следует помнить, даже когда сюжет заходит в будущее. Со времен культурной революции и до полного и окончательного конца Цысинь показывает историю человечества в целом, иногда выбирая недолговременных и картонных персонифицированных аватаров.

«Задача трёх тел» рассказывает о проблеме/задаче, но не трёх тел, а контакта инопланетян с людьми. Этот контакт начинается неожиданно для всех сторон и приводит к неожиданным и нежелательным, но неотвратимым последствиям. Несмотря на факт первого контакта, эта книга переполнена людьми. Протагонисты, антагонисты, те кому безразлично и те, кто волнуется о каждой мелочи – это все люди. Главных героев двое – более идеалистичный ученый Ван Мяо, и практичный и скептичный Да Ши. За счет классического персонажного баланса книга читается довольно хорошо и для меня она была лучшей. Да Ши так вообще лучший персонаж. Практичность + грубоватое очарование = 10 из 10.

Первый роман балансирует на тоненьком лезвии философского романа и НФки, и… если честно, не удерживается, регулярно падая в область философии. Отдельные разделы, сменяющиеся то потоком исторических реминисценций, то игро-философскими разделами. Довольно специфическая книжечка.

«Тёмный лес» – это история контакта с уже известными инопланетянами в более близких формах, что, как и в случае предыдущей книги, приводит к крайне неожиданным последствиям. Это одна из характерных особенностей этого цикла – неожиданность и еще, пожалуй, тревожность. Ничто не идет по плану, ничто не радует, ничто не становится лучше. Ну, разве что вы инопланетяне, в смысле китайцы, тогда вы, наверное, сможете найти что-то положительное.

Попытки людей защититься от инопланетян приводят к созданию главного героя второго романа – Ло Цзи, человека, чьим смыслом жизни должно стать создание хитрых планов. Он в этом успешен, но в весьма (да, я повторяюсь) неожиданный способ. Да Ши стал важным второстепенным персонажем и продолжал радовать мои душу и сердце. Главная особенность этого романа – четкое разделение на две хроно-части, которые разделяет почти двести лет. Сначала идет долгая подготовка к сумрачному будущему, а затем собственно наступает это будущее. Ураа (нет)~~~ Догадайтесь, что это напоминает? Правильно – исторический роман. Здесь есть его зачатки, а вот в третьей части… но об этом позже.

Если вы спросите куда же девался Ван Мяо, то знайте, там будет полторы фразы о его жизни, ближе к концу книги.

«Вечная жизнь Смерти». Ну, шоб не спойлерить совсем сильно, это прям такой совсем конец. Вот конечно оконченный конец. Из персонажей предыдущего романа здесь будет пробегать Ло Цзи, но очень второ, и даже третьестепенно. А что с Да Ши вы так и не узнаете. Главным героем, на весь здоровенный роман, становится Чен Синь – девушка с коротко-длинной (гибернация, не спрашивайте) жизнью, насыщенной её факапами, на которые были обречены и она и человечество. Да-да, нотки неотвратимости судьбы и Кламповских криков «садаме!!!» однозначно будут здесь.

Поскольку этот роман буквально охватывает период от 1453-го до 18906416-го и еще чуть дальше лет, то книга решила, что форма исторического романа – лучшее, что может произойти в жизни. И любовного романа. И философского. И космогоничного. И депрессивно-реалистического. И НФного, так и быть, надо и немного научных теорий. Короче, «Вечная жизнь Смерти» – это все и сразу.

Интересный момент. Поскольку автор, или издатель, понимает специфичность китайских имён для неподготовленных людей, в начале первых двух книг есть список действующих персонажей, как в пьесе. А вот в «Вечной жизни Смерти» дают не список персонажей, а список исторических эпох.

Понравился ли мне этот цикл? Хммм. Это было интересно, потому что, повторяю то, что уже говорила, интересно читать роман об инопланетянах, написанный инопланетянином. Удивительность и нестандартность призмы китайского мышления даёт очень интересные последствия для этой истории. Она написана о странных созданиях, некоторые из которых называют себя людьми и написана странным созданием, блики разума которого интересно видеть в тексте. Цысинь не совсем мой автор, однако я не могу сказать, что это плохой автор. Он просто очень-очень странный и в этом – львиная судьба его интересности.

Ещё одна из особенностей цикла это то, что «Задача трёх тел» стала первым переводным романом (в переводе Кена Лю), получившим Хьюго в 2015 году. Из интересного, в 2016 году Хьюго в разделе коротких повестей также получило переводное произведение и также в переводе Кена Лю.

Роджер Желязны «Хроники Амбера. Пятикнижие Мерлина».

Вступление о Желязны будет копипастой с предыдущей заметки о «Хрониках Амбера». Ибо кто ленивая жопка? Я ленивая жопка!

Дядя Желязны был одним из лиц нью-вейва и умер на год позже моего рождения. На самом деле это очень важная информация, потому что это была первая чья-то дата смерти, которую я запомнила. Сборник «Не приходи ко мне зимою снежной» был любимым в моём детстве. Наверное, где-то с тех пор лезет моя любовь к Харлану Эллисону, потому что рассказ в соавторстве с ним был в том же сборнике. Поговорила о своём, теперь давайте собственно о книге. Хотя кого я обманываю, где там не о своём.

Важнейшая инфа. Словосочетание «something wicked» которое так набило мне оскомину в текстах дарк канри (обожаю дарк кантри, из-за чего у меня весьма специфический английский словарный запас, надо бы над ним поработать) – это цитата из, кого бы вы подумали? Шекспира! «Макбет» 4-й акт, фраза 2-й ведьмы. Так дядя с XVI-XVII века влияет на нашу с вами современность.

Да пошёл ты к черту! В поединке не всегда побеждает сильнейший; хорошие ребята должны одержать верх хотя бы потому, что им ещё нужно писать мемуары.

Помню, ту проклятую автомобильную катастрофу, потому что она напоминала «В прошлом году в Мариенбаде». Но, если сравнить с тем, что творилось и творится вокруг меня, это все были цветочки. По крайней мере, он большинство времени знал, что должно делать. Может, я унаследовал родовое проклятие, связанное с запутанными фабулами?

Да и опять же, гомоэротическая переработка истории Нимуэ и Мерлина, в которой Нимуэ стала Люком, это прям услада для моих глаз. Про гомоэротичность теперь уже я шучу. У чуваков просто идеальный броманс, только дружба и занятия сексом с одними и теми же девушками. Неоднократные занятия сексом с одними и теми же девушками. Совершенно не гомоэротично. Ага. (все еще шучу) Из грустных вещей, в цикле было несправедливо мало Мандора. Любимый персонаж из когорты адекватных. Да, я знаю, что его было много, но это всё ещё мало.

По сравнению с Корвином, Мерлин не пытается быть рыцарем печального образа, а является тем, кем он является – программистом. Так что героической фигней он не занимается (ну почти), зато легко порождает весьма оригинального ребёнка. И умеет в логику. Это всегда бонус.

Хорошо иметь способности к логическому обоснованию. Всегда можешь почувствовать, что поступаешь благородно, а не, скажем, скрываешь какую-нибудь вину

Однако тяга к цитатам из пацанских пабликов и последствия папины генов иногда дают о себе знать.

Я не люблю, когда мной манипулируют или заставляют меня что-либо делать. Это вызывает у меня рефлективное желание поступить не так, как от меня ожидают.

С другой стороны, хорошо, что он не пошел в матушку, вот это был бы ужас…

Теперь об очень важных деталях. Флора по идее смотрится как-то так. По меньшей мере, это самая популярная картина Россетти, а в тексте говорилось, что он пытался упросить её побыть его натурщицей.

Вот так-то. И теперь я сижу и думаю, надо бы взять другие романы Желязны, вышедшие на украинском. По меньшей мере это будет весело, хотя «Ночь в одиноком октябре» я уже читала, а вот «Долина проклятий» и «Джек-из-Тени» будут новым и интересным чтением.

 

Источник

Читайте также