Лорды в юбках, борцы с преступностью и небинарные личности: как сценаристы «Стражи» обходятся с каноном «Плоского мира»

Разбираемся в актёрском составе сериала по книгам Терри Пратчетта и в том, как его сценаристы рушат книжный канон.

В середине ноября BBC America объявила, что в грядущем сериале «Стража», вольной адаптации литературного цикла Терри Пратчетта «Плоский мир», роль патриция Ветинари, правителя города Анк-Морпорк, досталась актрисе Анне Чанселлор.

В самом факте смены пола или расы персонажа нет ничего особенного, если изменения не затрагивают суть героя. Если Ветинари останется гениальным и эффективным правителем, каким его и задумывал Терри Пратчетт, так ли важно, кто именно воплощает эту конкретную версию в жизнь? Тем более, сам Пратчетт всю жизнь оставался активным и последовательным сторонником равноправия. Почти всё его позднее творчество посвящено теме интеграции различных расовых меньшинств в разношёрстное и многонациональное общество Анк-Морпорка.

Но вот если в результате всех сценарных изменений на свет появляется совершенно новый герой, связанный с первоисточником лишь именем — это уже проблема. Настоящая беда «Стражи» кроется в том, что её создатели, похоже, сочли себя куда лучшими рассказчиками, чем Терри Пратчетт, и решили не ограничивать себя скучными книжными рамками в деле переноса реалий Плоского мира на экран.

Практически каждое обновление актёрского состава сопровождалось коротким описанием персонажа или лаконичным комментарием актёра, выражавшим свою радость от участия в столь значимом проекте. И в одних только этих описаниях и комментариях набралось с десяток расхождений с оригиналом.

Патриций в юбке

Получив роль лорда Ветинари, Анна Чанселлор назвала своего персонажа «помесью Дракулы и Элвиса».

Я рада стать частью этой необыкновенно творческой команды. От сценариста Саймона Аллена до потрясающих мастеров по спецэффектам и необычайно талантливого актёрского состава — все мы помогаем оживить на экране блестяще анархичный, но до странного реалистичный и трогательный мир Терри Пратчетта. Объединяя в себе черты Дракулы и Элвиса, лорд Ветинари оживает на экране в самой яркой манере.

Анна Чанселлор
лорд Ветинари

И вот эта характеристика должна пугать фанатов Плоского мира гораздо сильнее, чем то, какая актриса получила роль Ветинари. Конечно, патриций — очень эксцентричная личность, он предпочитает спартанский стиль в одежде и декоре офиса, но он всегда спокоен, сдержан и собран.

Лорд Ветинари никогда не говорит лишнего, не раскрывает все карты и регулярно позволяет своим не столь сообразительным подчинённым самостоятельно приходить к выводам, которые он сделал уже давно. Поэтому Ветинари — это скорее смесь Маккиавелли, Майкрофта Холмса и Путина, если его и можно принять за вампира, то исключительно за внешний вид, а на Элвиса он и вовсе никогда не смахивал.

И если уж роль досталась леди, то почему в описании персонажа он по-прежнему лорд?

Ведьмы, убийцы и сосиски

Актриса Рут Мэдли играет изворотливую Глотку (она же Клод Максимильян Овертон Транспайр Достабль) — лучшую осведомительницу в городе, имеющую в своём распоряжении целую армию подручных. Но при чем здесь милейший и добрейший Себя-Режу-Без-Ножа Достабль, самый дружелюбный, общительный и предприимчивый бизнесмен Плоского мира, продукцию которого никогда нельзя покупать?

Он никогда не был осведомителем, стукачём или доносчиком, лишь продавал сосиски в тесте, хот-доги и пироги с «мясом» и был способен продать свои сосиски даже тому, кто их уже однажды пробовал. Себя-Режу-Без-Ножа Достабль — прирождённый торговец, способный продать что угодно. Зачем превращать такого человека в стукача?

Доктора Проблемс, главу Гильдии убийц, сыграет актриса Ингрид Оливер. В книгах Проблемс был мужчиной, но поскольку правила Гильдии не запрещали вступление в её ряды женщин, здесь смена пола персонажа не должна сулить никаких проблем. Смущать может разве что относительная молодость актрисы, всё-таки главами Гильдий люди становятся чуть позже. Однако, возможно, в Гильдии убийц карьерные повышения случаются несколько иначе, чем в других гильдиях.

Бьянка Симон Мэнни сыграет Волч Воунз, секретаря Ветинари и по совместительству начинающую волшебницу с большими амбициями, которую частенько недооценивают.

В первоисточнике Воунз появляется всего один раз, в самом первом романе о Ночной страже «Стража! Стража!» По книге он пытается захватить власть в городе с помощью ритуала призыва дракона и погибает в самом конце — после того, как Моркоу кидает в него экземпляром «Законов и Пастановлений городов Анка и Морпорка».

Но главное отличие сериального Воунза от книжного заключается в том, что в книгах этот персонаж никак не мог быть одновременно и волшебником, и женщиной. Магия на Плоском мире имеет строгое гендерное разделение.

Все мужчины становятся волшебниками, все женщины — ведьмами.

Эта традиция существует едва ли не с сотворения мира, и история знает лишь два исключения из этого правила. В «Творцах заклинаний» Эскарина Смит, восьмой ребёнок восьмого сына становится волшебником после того, как умирающий маг по ошибке передаёт ей свой посох, а в «Пастушьей короне», последнем романе Пратчетта, опубликованном уже после его смерти, появляется способный юноша по имени Джеффри Вертлюг.

Джеффри намеревается стать именно ведьмой (ведьмом? ведьмаком?), а не более ограниченным волшебником, осваивает полёты на метле и показывает такие таланты в деле понимания людской психологии, что обычно консервативные ведьмы сразу принимают паренька в свой круг.

Но оба этих случаях были скорее исключениями из правил, и в книгах отдельно приговаривалось, что ни до, ни после Эск Смит женщины не обучались в стенах Незримого университета.

Правда, ещё в «Цвете волшебства» Пратчетт упоминал, что женщины легко могут выучится на волшебника в магическом университете в Крулле. Но тогда писатель ещё только устанавливал каноны Плоского мира, и к теме магических университетов в Крулле он никогда больше не возвращался.

Наставники и враги

Хаким Кай-Казим сыграет капитана Джона Киля, бывшего лидера Стражи и наставника Сэма Ваймса, человека сурового и полного решимости спасти коррумпированный и полный хаоса город.

Книжный Киль никогда не был капитаном. Он был всего лишь сержантом при оружии Ночной Стражи, и не дожил до наших дней, поскольку погиб во время Революции 25 мая — лет эдак за тридцать до начала событий первой книги о Страже. Киль действительно натаскивал молодого Сэма Ваймса, но он никогда не руководил всей Стражей и уж точно не стремился спасти город, прежде всего его заботила лишь сохранность вверенных ему людей.

Выбор Хакима Кай-Казима открыто показывает, что сценаристы «Стражи» даже не планируют следовать книгам. По сюжету романа «Ночная стража» Ваймс попадает в прошлое вместе с убийцей по имени Карцер. Карцер убивает настоящего Киля, и Ваймс — ради того, чтобы ход истории не нарушился — вынужден занять место Киля, который только приехал в город и ещё не успел ни с кем познакомиться.

И хотя никто не знал настоящего Киля в лицо, Ваймс, глядя в зеркало, отмечал определённую схожесть между ними, достаточную, чтобы одного можно было принять за второго.

Перепутать Ричарда Дормера с Хакимом Кай-Казимом нельзя совсем никак. И пусть даже внешность настоящего Киля не так уж и важна — в конце концов, из-за временных парадоксов Ваймс из будущего всегда мог быть учителем Ваймса из прошлого, и Ваймс мог запомнить именно своё лицо. Однако назначение Киля бывшим капитаном Стражи намекает на то, что о сюжетной линии с прошлым и о Революции 25 мая можно в принципе забыть.

Убийца Карцер (Сэм Адевунми) тоже попал в список действующих лиц «Стражи», и ему тоже переписали мотивацию. Книжный Карцер был страшным человеком, который убивал просто так, ради удовольствия, без каких-либо причин или мотивов. Именно поэтому его было сложно поймать — маньяк был слишком непредсказуем. В сериале же Карцер хочет захватить власть над городом, чтобы отомстить реальности, которая его каким-то образом обидела.

Как и Киль, Карцер на экране сменит цвет кожи, но в его случае мотивация значит куда больше внешности. Поэтому превращение Карцера из хаотичного зла в очередного обиженного окружающим миром действительно вызывает вопросы.

Из драконоводов в уличные мстители

Лара Росси сыграет роль леди Сибиллы Овнец, последней представительницы древнего аристократического рода и народного мстителя, пытающегося очистить улицы города от разной швали.

От леди Сибиллы в телесериале, по всей видимости, останется только имя и аристократическое происхождение. Книжная героиня была выдающимся человеком, смелым, умным, добрым, благородным и увлекающимся, но она и не думала бороться с преступностью лично.

В книгах леди Сибилла исследовала, разводила и защищала болотных драконов, занималась благотворительностью, писала книги, не шибко интересовалась модой и ещё меньше — светской жизнью, в открытую называя представителей высшего света Анк-Морпорка идиотами. А ещё она была достаточно крупной женщиной, но сценаристы, видимо, сочли что полные женщины не могут скакать по крышам и бороться с преступностью.

А стража где?

Самый первый, оригинальный состав Стражи состоял всего из четырёх человек (а точнее, двух человек, одного человека, считавшего себя гномом и одного Шнобби Шноббса, утверждавшего, что у него есть справка о том, что он человек): Ваймса, Моркоу, а также сержанта Фреда Колона и капрала Шнобби Шноббса.

Последние — чисто комедийный дуэт, воплощавший в себе все самые плохие стереотипы о стражниках: эта парочка была некомпетентна, нечиста на руку и труслива, могла подобрать то, что плохо лежит (а ещё лучше то, что хорошо лежит). И вот эти-то двое отсутствуют во всех анонсах сериала, как будто бы на экране их и вовсе не будет.

Дальше состав Стражи пополнился очень разношёрстными рекрутами, среди которых выделяются сержант Детрит, капрал Ангва и капрал Шельма Задранец. И если Ангва и Задранец попали в число персонажей сериала, то вот для Детрита, надёжного, сильного и очень недалёкого (как все тролли) стражника на экране места, по всей видимости, не нашлось.

Капрала Ангву играет Марама Корлетт. По книгам у Ангвы начинается роман с Моркоу, дослужившимся к тому моменту до капитана. Роман с непосредственным начальником в наши времена почти что табу. И пусть книжный Моркоу был слишком наивен и благороден, чтобы хотя бы подумать о том, что можно воспользоваться своим положением, сценаристы сериала всё равно решили поменять их местами, и теперь опытная Ангва будет присматривать за новобранцем Моркоу.

Джо Итон-Кент исполнит роль Шельмы Задранец. По книгам Шельма была гномом и открытой женщиной, что до недавних пор было просто неслыханно в гномьем обществе. Гномы-женщины ничем не отличались от гномов-мужчин, и все гномы предпочитали делать вид, будто гномих в принципе не существует в природе, пусть даже их существование — необходимое условие выживания всей расы.

Шельма одной из первых гномих начала носить юбки, косметику и платья, и во многом благодаря ей все больше и больше юных гномьих женщин стали открыто признавать свой пол.

Сериальный анонс не говорит ни слова о том, что Шельма гном или женщина. Напротив, в анонсе сказано, что Шельма — изобретательный небинарный судмедэксперт, изгнанный своим родным народом и нашедший новый дом и признание в Анк-Морпорке.

По следам парижских мушкетёров

В принципе, создатели «Стражи» и не скрывают, что сериал лишь вдохновлён, а вовсе не основан на книгах Пратчетта. Какой именно будет «панк-рок драма о группе копов-отщепенцев» пока неясно, но, пожалуй, можно составить об этом чёткое впечатление, если взглянуть на предыдущие работы шоураннера сериала, сценариста Саймона Аллена.

Несколько лет назад Аллен работал над сериалом «Мушкетеры» производства всё той же BBC America. Создатели «Мушкетёров» (Аллен был одним из шоураннеров третьего сезона) также лишь вдохновлялись «Тремя мушкетёрами» Дюма. В результате, от первоисточника остались одни имена, да крайне размытые биографии персонажей и история их взаимоотношений. Всё остальное сценаристы придумали с нуля.

При этом «Мушкетёры» продержались на телевидении три сезона, и в год премьеры стали одним из самых рейтинговых новых шоу на BBC. Сериал хвалили за динамичное повествование, харизматичных героев и авантюрно-приключенческий дух.

Трейлер к первому сезону «Мушкетёров»

Легко представить, что «Стража» выйдет у Аллена ровно в таком же духе — бодрый приключенческий сериал, унаследовавший от первоисточника лишь имена и названия, да и то не все.

А что сказал бы сэр Терри?

Остаётся один интересный вопрос — а как бы отреагировал на происходящее сам Терри Пратчетт?

С одной стороны, демиург Плоского мира в своих книгах последовательно выступал за равные права и равные возможности для всех, отстаивал идеи феминизма, равноправия и инклюзивности, и романы о Страже были самым ярким тому примером. К последним книгам в Страже служили представители, кажется, всех без исключения рас Плоского мира.

С другой стороны, Терри Пратчетт до самого конца оставался сатириком и был невысокого мнения о современном обществе и его перспективах, и потому последние книги автора получились весьма жёсткими и мрачными. Надо думать, современные тренды удостоились бы от него усталой улыбки и пары-тройки едких комментариев.

Но есть и ещё один нюанс — Пратчетт крайне болезненно относился к экранизациям своих книг. В 2005 году одна из голливудских студий приобрела права на адаптацию «Маленького свободного народца». Постановщиком проекта, по слухам, значился Сэм Рэйми, который должен был приступить к работе после завершения съёмок третьего «Человека-Паука». Однако Пратчетт оставил за собой право утверждать сценарий, и на следующий день после получения копии сценария Терри отозвал права обратно.

Сценарий содержал всё, против чего выступал «Маленький свободный народец». Моя книга была прямой противоположностью диснеевских мультфильмов, а студия зачем-то диснеефицировала её, видимо, чтобы сделать понятной для американского зрителя.

Терри Пратчетт, 2010 год

Признаюсь честно, сценарий был ужасен. Кажется, единственным напоминанием о книге служило только название. У сценария были все признаки чего-то хорошего, а затем вмешалась студия и всё испортила.

Терри Пратчетт, 2008 год

Впрочем, к телевизионным адаптациям Пратчетт всегда был гораздо снисходительнее, считая, что в условиях меньших бюджетов телевизионщики проявляют больше изобретательности и куда чётче следуют первоисточнику.

Телевидение сильно отличается от Голливуда. Здесь замешано гораздо меньше денег, и боссы гораздо меньше вмешиваются в процесс, не мешая съёмочной группе проявлять больше изобретательности. Берёте группу хороших людей и небольшой бюджет, и если декорации трясутся, то значит, они и должны трястись.

Терри Пратчетт, 2010 год

Но даже телевизионные экранизации, которые весьма бережно обращались с первоисточником, порой сильно нервировали автора. Хотя Пратчетт и признавал, что телевидение — это другой медиум, и иногда изменения просто необходимы.

Иногда, находясь на съёмочной площадке, я не мог удержаться от комментария «Это неправильно!» Но нужно понимать, что иногда при адаптации смена формы неизбежна. Я знаю, что читатели в целом не будут возражать против небольших нововведений.

Терри Пратчетт, 2010 год

Что касается «Стражи», то здесь ситуация обстоит крайне запутанно. Комментируя анонс сериала, многолетний ассистент Пратчетта Роб Уилкинс заявил, что решение снимать шоу лишь по мотивам книг благословил ещё сам Терри незадолго до смерти.

Много лет назад Терри принял смелое решение позволить рассказывать новые истории о Страже с участием существующих персонажей. Всё это происходит очень медленно, потому что мы оберегаем героев Терри ценой собственных жизней!

Сегодня всё больше идей Терри кажутся всё более актуальными и важными чем когда-либо, и я просто в восторге от сотрудничества с Саймоном Алленом и его необычайно талантливой командой, которая понимает всю уникальность гения создателя Плоского мира. Они действительно смогли передать голос Терри и они действительно обожают Плоский Мир так же, как я и миллионы фанатов по всему миру!

Роб Уилкинс

бывший ассистент Пратчетта, ныне исполнительный продюсер и управляющий директор Narrativia

Слухи о съёмках сериала по Страже действительно ходят ещё с 2011 года, но сейчас никто уже и не признается, какая доля оригинальной, одобренной Пратчеттом идеи уцелела и дожила (если вообще дожила) до наших дней.

Судя по страничке сериала на «Википедии», за это время сериал успел сменить с десяток сценаристов, и даже Рианна Пратчетт, которая одно время вроде как была привязана к проекту, заявила в твиттере, что сейчас никакого отношения к «Страже» не имеет (сейчас этот твит удален).

Так что остаётся лишь затаить дыхание и с опаской ждать премьеру.


 

Источник

Похожие

Меню