Культ” – Часть 2 – “Фамильяр

"Cult" - Глава 2 - "Фамильяр"

Ярко светит солнце, небо безоблачно голубое. Воздух пропитан ароматом цветов и пряностей. Легкий ветерок колышет листву на деревьях. Жужжат жучки, слышно как бегут лесные ручьи. В глубине леса, на лугу гуляет пара молодых оленей. Неподалеку в пушистом кусте ч красивыми красными цветами, уютное гнёздышко кроликов с крольчатами. Сегодня особенный день, сегодня день весеннего равноденствия, самый магически мощный день в году.Мне предстоит провести мой первый в жизни ритуал, я буду призывать фамильяра. Обычно к чародейкам фамильяры приходят сами, к дню их 16-ти летия, но в моем случае, мне нужен компаньон сейчас, когда я осталась одна.

Я буду призывать компаньона из сущностей и духов леса, ту которая захочет стать моим партнёром. Фамильяр в первую очередь помощник, а значит он должен быть со мной по своей воле. Компаньон нужен чародейке, чтобы помогать ей в телесном и астральном мире. Таким образом, у моей мамы это был ворон, который летал на разведку и приносил новости. Также с помощью маминого компаньона, она общалась с бабушкой не встречаясь при этом лично.

Фамильяры связаны с чародеем ментально и живут до тех пор, пока жив их чародей. После смерти мамы, её ворон умер под крышей нашего лесного дома. Его даже не сразу удалось найти. С бабушкиным фамильяром было также, я похоронила их вместе. Я выбрала небольшую полянку, между пятью деревьями. Начертила небольшой круг, который разделила пополам линией. Одна половина будет означать меня, вторая моего компаньона. И начала говорить заклинание:

– Духи леса, я обращаюсь к вам с просьбой. Направьте мне хранителя. Чтобы быть с ним на равных , оберегать друг друга. Защищать и оберегать от любого зла. От любой опасности знак давать. Теперь остаётся только ждать. Чародейки не знают точно, какой дух откликнется и в каком обличии придёт. Это может быть маленькое животное или птица, или же наоборот что-то большое и грозное. В любом случае, это будет мой компаньон, с которым мы будем связаны навечно. После ритуала, я отправилась в дом, нужно было разобрать свои вещи, а также убрать вещи которые принадлежали бабушке. Я всегда задавалась вопросом, как она одна поддерживала порядок в таком большом доме, к слову да, дом наш был не простой избушкой посреди леса. Это был полноценный особняк. Территория у него была окружена высоким забором из металлических прутьев. Вдоль забора росли деревья и кусты, из-за чего особняк не было видно через него. Территория возле дома была огромная, у нас были даже стриженные кусты, большая оранжерея и множество кустов с красными розами. Я не понимаю, как всё это укрывается в лесу и не было найдено охотниками. Сам особняк был высотой в три этажа, причем с высокими потолками. Наш дом больше напоминал поместье какой-то богатой семьи, где должно было быть очень много прислуги и домочадцев. У нас было 6 спален, 2 гостиные, 3 столовые, 6 уборных. Бабушка никогда не рассказывала, почему дом такой большой, была ли у нас раньше большая семья или много гостей. Особняк просто стоял, а в нём жила только я и бабушка.

Не смотря на размеры дома, в нём было очень уютно. С помощью магии которой меня научила бабушка, я разжигала вечером все камины в доме, чтобы придать ему живости. В большой центральной комнате стоял орган, на котором я любила играть. И вот ещё один интересный факт, я все детство играла музыку в доме, но её никогда не было слышно на улице, возможно на доме стоят какие-то чары, которые делают его незаметным для людей. В оранжерее за особняком у меня было место для написания картин, я писала цветы, деревья, сам особняк, а готовые картины вешала на третьем этаже дома в коридоре. Особенно я любила писать особняк с восточной стороны, эта сторона дома была покрыта густым плющом с алыми розами, я раньше никогда не видела ничего подобного, чтобы роза плелась, обтекая углы дома как вода. Думаю это ещё один магический трюк моей бабули. Входные двери в особняк были практически полностью из стекла, украшенным потрясающими витражами, на первом этаже был высокий потолок, что доходил аж до третьего этажа, двойная полукруглая лестница справа и слева, в центре стоит небольшой фонтан в котором плавают рыбки, а за ним выход в оранжерею.

Я прошла на кухню чтобы налить себе чаю и собиралась отправиться на второй этаж в спальню бабули, как услышала скрип входной двери. Я поставила кружку на стол и пошла проверить кто мог пробраться в дом. Дикие животные из леса обычно не подходят к дому, они гуляют у пруда, да и дверь они открыть не могут. Я взяла с собой из угла кухни швабру и вышла в холл. Дверь была приоткрыта, а на полу небольшие следы лап. Судя по размерам это были лисьи лапы, но как она открыла дверь. Следы были сухие и оборвались сразу при входе в дом, поэтому я не понимала куда она направилась, но что-то мне подсказывало пойти на второй этаж. Поднявшись по лестнице я увидела в конце коридора приоткрытую дверь, это была моя спальня. Животное точно знало куда ему нужно и меня это настораживало ещё сильнее. Я подошла к двери и посмотрела в щель, которая образовалась из-за открытой двери, в комнате было пусто. Я медленно шагнула в спальню, поставила швабру у стены и подошла к окну, чтобы посмотреть, не ушёл ли незваный гость уже в лес, но на улице никого не было. В тот момент когда я поняла, что слишком стремительно зашла в комнату, не осмотрев ту часть что мне была не видна со входа, я услышала как дверь захлопнулась. Я резко обернулась.

Перед дверью сидела чёрная как смоль лисица. Она смотрела на меня, внимательно, изучая. Она встала, сделала несколько шагов по комнате, не отводя от меня взгляд, затем, видимо почувствовав мое недоумение и страх, нырнула за своим хвостом и обратилась в девушку. у девушки были длинные до пояса черные, гладкие волосы. Лицо было очень милым, женственным, украшенными черными полосками, глаза были подведены чёрными стрелками из-за чего хорошо узнавались лисьи глаза. Она была одета в длинное лёгкое чёрное платье с прозрачным подолом из легкой ткани, на плечах был чёрный мех, судя по всему лисий. Руки и ноги у неё были испачканы во что-то чёрное. Она стояла перетаптываясь с ноги на ногу и с интересом смотрела как я её изучаю.

Наконец девушка лиса заговорила:
– Привет, меня зовут Анда, я пришла на твой зов.

Я была в ещё большей растерянности чем ранее:
– Привет, я Эмма. На какой зов?

Анда прошлась по комнате, её черные глаза пугали меня, но и одновременно вызывали интерес:
– Сегодня утром, в лесу, ты призывала фамильяра, я пришла.

Я села на край кровати:
– Да, я звала духов, но не думала что придёт….

Она перебила меня:
– Человек? – она звонко засмеялась, – Я не человек, точнее когда то была им, вернее чародейкой как и ты. Но позже я решила что моё предназначение нечто большее.

Я смотрела на неё с непониманием:
– Разве чародейки могут становиться фамильярами? Это же задача духов.

Анда села на противоположный край кровати:
– А кто такие духи, Эмма? Духи, это ушедшие из жизни люди, чародеи, маги и животные.

– То есть ты, когда-то умерла? Как так вышло что ты стала животным?

Анда снова звонко засмеялась, её смех был настолько громким что был по ушам, но при этом он был тёплым и уютным:
– Это длинная история, которую я тебе поведаю когда нибудь потом. Сейчас я здесь чтобы быть твоим компаньоном. Большую часть времени я пребываю в облике человека, но когда покидаю дом становлюсь лисицей, такие вот у меня особенности.

Я посмотрела на неё, внешность у нее была необычная, как и наряд, такой девушке сложно затеряться в толпе, а что самое важное, даже в образе лисицы ей не смешаться с толпой, она ведь черная. Много ли на свете черных лисиц. В любом случае, она пришла, пришла по моему зову, значит ли это, что именно она должна быть рядом со мной? Я подошла к окну:
– Почему ты не пришла к дверям в образе человека и просто не постучалась?

Анда встала:
– И стала бы ты открывать дверь девушке, стоящей у тебя на пороге посреди леса, учитывая что ранее никто к вам не приходил. Никто вообще не знает про то, что посреди леса стоит такой большой дом чародейки.

В этом Анда была права, открывать дверь я бы точно не стала, а что хуже, я бы скорее всего испугалась:
– Ты давно знаешь про наш дом?

– Я часто гуляла здесь раньше, когда твоя бабушка была жива, она подкармливала меня, когда я голодала и мне некуда было идти, она приютила меня, а потом я ушла в леса.

– Она не знала что ты человек, да?

– Я и сама не знала что смогу когда-то снова обрести человеческий вид. Я много лет ходила по лесам в виде лисицы, пряталась от охотников и искала место где переждать зиму.

Я начала чувствовать в голосе Анды что-то трагичное и тяжёлое для неё, история которую она не рассказала явно не имела розовых красок, я решила пока на нее не давить. Если уж бабушка столько лет за ней приглядывали, то я тоже должна это сделать, тем более если бы она была опасна, это бы вскрылось уже давно. Я выдохнула и с улыбкой сказала:
– Может быть горячую ванну и чаю?

Анда облегченно улыбнулась и кивнула в знак согласия. На часах было уже девять вечера, Анда после ванны и чая уснула свернувшись, видимо по привычке, в клубок на диване возле камина. Я же сидела в другом конце комнаты и размышляла о том, что моим компаньоном стал не енот, не собака, а лиса еще и обращающаяся в девушку. В живую девушку из крови и плоти.

Я не знала как быть в такой ситуации, но страха или волнения у меня не было, наоборот, было ощущение, что всё складывается как нужно, что у меня будет не просто помощник и защитник, а ещё и друг, ведь общение с живым человеком это совершенно другое. Я взяла плед с кресла, которое стояло возле дивана со спящей Андой. Легким движением я накинула на неё плед, он укрыл её практически с головой, она тихонько что-то промурлыкала и продолжила спать. А я отправилась наверх в свою спальню, спать совсем не хотелось, но была усталость из-за событий этого дня, очень хотелось принять горячую ванну с травами и лечь. Я уснула ближе к полуночи.

В час ночи я проснулась от громкого мужского крика. Я резко вскочила с кровати и побежала вниз по лестнице, я переживала что что-то могло случиться с Андой. С Андой вс было в порядке, но она сидела около дверей в облике лисы и ждала меня. Я взяла со стола лампу и вышла на улицу, ярко светила луна и было достаточно светло чтобы видеть куда идти. Крик мужчины был где-то на севере от дома, совсем близко, словно он был на территории. Я побежала на звуки, Анда следом за мной. На границы территории дома, в заборе была дыра, видимо кто-то из животных когда-то проломил. Рядом лежал мужчина, из его ноги торчал штырь и брызгала кровь. Увидев меня он закричал ещё сильнее:
– Помогите, здесь кто-то есть!

Я поднесла фонарь к своему лицу и шикнула на него:
– Тссс, не кричи. Я тебе помогу, только скажи что случилось.

Он был в ужасе, не мог связать и двух слов, кричал и корчился от боли. Я выдохнула и произнесла успокаивающее заклинание, которое обычно использую на животных, когда те попадают в ловушки охотников. С этим человеком случилось то-же самое, он попал в одну из ловушек охотников, но почему так близко к моему дому, да ещё и ночью:
– Что ты здесь делаешь? Ты один?

Мужчина уже успокоился после истерик и стал говорить более внятно: – Я искал свою собаку, она сбежала, я подумал что она убежала в лес за зайцем, но вместо этого я угодил в одну из ловушек расставленную охотниками.

Он снова закричал от боли. Я поднесла руку к его голове, прошептала заклинание и мужчина отключился, затем я выдернула штырь, и заговорила место раны. Она затянулась в одни миг. Анда заговорила не человеческим голосом, было что-то мурлыкающе – рычащее, она издавала звуки не открывая при этом лисьего рта:
– Что нам с ним делать? Он нас видел, тебя точно запомнил. Придет в сознание и начнёт вопить про лесную нимфу, сама понимаешь сколько внимания это привлечет.

Я придвинулась ближе к лежащему мужчине:
– Я заговорю его, он придёт домой, ляжет спать, а утром и не вспомнит что видел нас и что был в лесу, а рана на ноге, он будет думать что зацепился за гвоздь в амбаре.

Я совершила ряд магических действий, мужчина как лунатик побрел в город. Я была очень слаба, так как не использовала ранее столько магии за раз, но мне хватило сил отремонтировать дыру в заборе и вырастить несколько новых кустов чтобы закрыть брешь. Лишние глаза нам здесь точно не нужны.

На следующее утро я проснулась позже обычного, уже высоко стояло солнце, как обычно приятно, по-домашнему шумел лес. Птицы пели друг другу свои песни, Анда уже проснулась и куда-то ушла. Я спустилась в кухню, налила горячего чаю и взяла пару кусочков пирога. На улице стоял летний зной, я открыла дверь дома которая вела на задний двор и увидела что Анда купается в пруду. Очень много лет на заднем дворе был изящный пруд с лилиями, но я никогда не испытывала к нему особой любви, но увидев в нем рязвящуюся Анду, мне захотелось подойти ближе. Я поставила кружку с недопитым чаем и медленно, осторожно, словно боялась спугнуть зверя, двинулась в сторону пруда. Из-за безоблачного неба, вода в озере казалась небесно голубой, я даже не обращала ранее внимание какой водоем красивый. В воде плавали рыбки различных окрасов, каких даже не было в природе. На поверхности росли розовые лилии, их очень любила моя бабушка. По краям пруда росли ивы, опускающие свои длинные ветки прямо в воду. Над поверхностью воды летали различные насекомые: стрекозы, бабочки. Их не пугало присутствие человека. Посередине пруда плескалась Анда. Она плавала так уверенно, ловко, то погружаясь в воду, то выныривая, при этом звонко хихикая.

Я долго смотрела как она плавает и только спустя некоторое время заметила что она была полностью обнаженной. Ее кожа была изумительно приятного оттенка, она переливалась на солнце, словно была покрыта очень короткой золотой шерсткой. Хотелось прикоснуться, попробовать на ощупь ее мягкость. От игр в воде она разгорячилась и на лице появился румянец. На её изящной, тонкой, осиновой талии, блестели капли воды, отражая лучи солнца. Я опустила взгляд ниже, на пояснице, ближе к копчику, виднелось черное пятнышко, такое же как было у Анды на руках и ногах. Мой взгляд скользнул ниже и меня обдал жар, я нервно сглотнула и быстро перевела взгляд к её волосам. Они были густые, черные как смоль, они расстилались по поверхности воды, создавая узоры, словно осьминог рисовал их своими чернилами. Плечи были узкими, руки тонкими и изящными. Она повернулась боком и перед моим взором оказались ее груди. Они были пышными, среднего размера, упругими. Они сверкали на солнце как тысяча алмазов. Я смотрела на нее и не могла дышать. В какой-то момент Анда увидела что я наблюдаю за ней, я покраснела и резко отвернулась:

– Прости, я не хотела тебя смущать, я не увидела тебя в доме и пошла поискать.

За моей спиной послышались всплески, между лопаток побежали мурашки, я подумала что Анда расстроена моим визитом, но она заговорила нежным, звонким голосом:

– Все хорошо, я решила освежиться, присоединишься ко мне?

Меня снова обдал жар, мурашки побежали ниже по телу, лицо бросило в краску. Для меня все эти ощущения были чем то новым, ранее не знакомым, я не знала куда от них деться и как реагировать. Я была рада что стою спиной к ней и она не видит моего смущения, я нервно начала теребить руки:

– Эм, нет, спасибо, мне сейчас совсем не хочется в воду, я подожду тебя в доме.

Анда не стала ничего отвечать, но я понимала что он почувствовала мои эмоции, мое смущение и слышала как я тяжело дышу. Мне было особенно не по себе от этого. Я быстрым шагом зашагала в сторону дома, повторяя про себя ЧЕРТ, ЧЕРТ, ЧЕРТ. Я решила вернуться к уборке старых спален и кладовой, так как в прошлый раз меня отвлекло появление Анды в доме. Я разбирала старые книги, нашла несколько коробок с пустыми склянками и отнесла их на кухню, чтобы они были под рукой на случай если я соберусь варить какой нибудь эликсир. Бабушка не многом успела меня научить, я знала какие травы нужны чтобы сделать противоядие, какие чтобы сделать тонизирующий напиток. Но сейчас я понимала, что этого будет недостаточно, нужно найти книгу по зельеварениям и начать плотно изучать. Жизнь начала течь очень стремительно с появлением Анды. Меня радовало её присутствие и одновременно настораживало. Почему я не знала о ней от бабушки? Почему она превращается в лису и почему пришла на зов фамильяра? Для меня было странным считать её полноценным компаньоном, ведь она была человеком, с такими же потребностями и правом голоса как и у меня. Обычно колдуны и колдуньи заводили птиц, кошек, маленьких животных для слежки и прочих небольших поручений. А я и Анда это совсем другое. Мне нужно привыкнуть к этому.

Я спустилась в гостинную и увидела как Анда сидит на диване и жуёт – птицу. Я была в ужасе от данной картины:
– Анда, что ты делаешь?!

Анда прервала свою трапезу, рот её был в крови и перьях:
– Эм, обедаю!

Вспомнив что Анда большую часть времени провела в теле животного, я смягчила тон:
– Ты не обязана питаться так. Ты живешь со мной и ходишь на двух ногах, позволь мне накормить тебя приготовленной едой?

Анда посмотрела на птицу в своих руках, а затем на меня:
– Прости, я забываю о том, что ты рядом со мной и что всё это для тебя ужасно. Я слишком долго ходила на четырех лапах. Этого больше не повториться.

Она встала с дивана и вышла на улицу. Она ещё долго была в саду, судя по всему она закопала птицу под одним из кустов. Ближе к вечеру я накрыла на стол и пригласила к ужину Анду. Я приготовила рыбу и овощи, сделала салаты из выращенных в оранжерее овощей и испекла тыквенный пирог. По глазам моей новой подруги было видно, что готовую еду она не видела давно. Мы молча поужинали и отправились к камину. Я укуталась в плед и села на диван, Анда расположилась на кресле напротив меня. Я нежно посмотрела на неё: – Расскажи, как ты стала лисой, что случилось с тобой?

Анда свесила свои чёрные ноги через подлокотник кресла и начала свой рассказ:

– Видишь мои ноги и руки? Кисти и стопы покрыты чернотой, это зола. Но эта зола лишь след на мне, который я никогда не смогу смыть. Когда я была маленькой, в месте где я росла случился пожар. Загорелась деревня, а позже и лес. Я как и ты любила местных животных, у меня была даже подружка среди лесных жительниц, чёрная лисица. Когда пожар перебросился на лес, я выбежала из горящего дома и бросилась в лес, оставив всю свою семью, которая собирала ценности и выбегала помогать жителям. Когда я добежала до норы моей лисицы, она уже полностью сгорела, оставив тела её и лисят бездыханными. Я упала на колени и начала рыдать, я плакала и не замечала как огонь полыхал по всему лесу. Неожиданно одно из тельц зашевелилось. Один лисёнок был еще жив, но очень слаб. Я взяла его на руки в попытках оживить, но было поздно. Тогда я прошептала заклинание, не отдавая отчёт тому что именно я прошу у духов. И моя душа, покинула моё тело и заняла тело этого лисёнка. Я видела лес в огне глазами маленького чёрного, напуганного малыша, видела как упало рядом моё безжизненное тело. Спустя несколько часов, мое тело нашли и признали умершим. Мои родители были в ужасном горе, они похоронили меня не зная, что я на самом деле жива, но пересилила свою душу в тело лисёнка. Я хотела спасти его от смерти, но я была не опытна в магии и неверно сформулировала свое желание. Духи спасли лишь тело лисёнка, ценой моей жизни. С тех пор, я хожу по земле уже больше пяти лет в теле черной лисицы. На моих глазах выступили слёзы, я много гадала почему и как Анда стала лисицей, но не ожидала что история окажется настолько трагичной.

Я вздохнула и прохрипела:
– Мне очень жаль, что такое произошло.

Анда смотрела на огонь в камине:
– Всё хорошо, я справилась с этим. Справилась с утратой близких мне людей. Смогла адаптироваться к новой жизни. Единственное к чему мне не привыкнуть, – она засмеялась, – это к тому, что возраст мой идёт по разному в зависимости от того в чьем теле я прибываю. Когда я в теле лисицы, то один год для меня идёт как 5 человеческих. Поэтому я пережила уже всю свою семью. По сути пока я бегаю на четырёх лапах, я медленнее взрослею.

Я Вопросительно на неё посмотрела:
– И сколько же тебе сейчас лет?

Она подняла глаза к потолку, считая в уме:
– Когда случился пожар, мне было как тебе 13 лет. Около пяти лет я бегала по лесу в виде лисицы, то есть внешне мне 18, но прошло с тех пор уже 25 человеческих лет.

Я посмотрела на неё:
– То есть ты знала мою семью ещё до моего рождения?

Она усмехнулась:
– Получается так.

Мне сложно давалась новая информация о моей новой подруге, ведь она оказалась сильно старше меня. Мало того что она выглядела сильно более зрело чем я, так ещё и была старше меня на много лет. Когда я родилась она уже не один год была лесной лисицей, которая видела меня маленькую. Анда видела мою потерянность:

– Считай я всегда за тобой присматривала. Когда ты гуляла в лесу, я всегда была неподалеку, смотрела чтобы с тобой ничего не случилось. Именно потому что я видела, как ты росла и какие решения принимала, я и откликнулась на твой зов. Я хотела быть рядом с тобой.

Анда была очень милой и источала уют и спокойствие, однако я не воспринимала её как мать или старшую сестру. Она вызывала у меня другие чувства, другие ощущения, внутри все закипало с того момента как я видела её в пруду, я не могла забыть ту картину, ту красоту, те ощущения. По телу пробегали мурашки от этих воспоминаний. Она это видела, но не говорила со мной об этом, думаю потому что я была еще юна и она не хотела меня отпугнуть.

Остаток вечера мы просидели молча, а ближе к полуночи разошлись по спальням. Я долго не могла уснуть, думая об Анде, о ее коже, о ее теле. мне было неловко за такие мысли, но я не могла остановиться. В какой то момент я всё же уснула, и мне снился пруд, вода, и обнаженная Анда.

 

Источник

Читайте также