Ковид: истоки (часть 1)

В ноябре 2021 года в некоторых пабликах социальных сетей проскальзывала новость о том, что ковиду-19 уже исполнилось 2 года. Достаточно солидный срок – некоторые детишки в это время уже вовсю бегают и лопочут на своем малышином языке. Ковид же за это время, если так можно выразиться, не просто встал на свои ножки, но заматерел и превратился в настоящего монстра, перед которым трепещет вся планета. Причем чудище это не просто «обло, озорно, огромно», но и почти стозевно… Как у мифического чудовища на месте одной его отрубленной головы возникает две новых – уже все смирились с т. н. уханьской версией беспощадного вируса, как появился его индийский вариант «дельта». Не успело человечество бустером ударить по «дельте», как возник «омикрон». И это еще не конец – на горизонте маячит новая помесь заразы «дельтакрон». И конца краю этому процессу мутации не видно, как и пока не вырисовывается на в обозримой перспективе чудо-богатырь, способный одним махом срубить все головы и прижечь гидре все ее обрубки, дабы предотвратить распространение нового бича человечества. 

Решив, все же, выяснить, откуда растут ноги у приведенных новостей, автор данного материала решил погрузиться в изучение соцсетей. К сожалению, в соцсетях не было найдено никакой зацепки, указывающей на то, что ковид-19 появился на свет в ноябре 2019 года. Найти нужную новость от ноября 21 года именно в соцсетях не представилось возможным. Но неожиданно выручил сайт «Вестей». 17 ноября 2021 года на нем была опубликована статья под заголовком «Ковиду исполнилось два года». Значит, можно предположить, что контентмейкеры в соцсетях ориентировались именно на этот материал.

После этого было решено продолжить поиск по материалам за 2020 год. Что удивительно, в 20-м году, но уже «Первый канал» 17 ноября в выпуске программы «Время» сообщил, что первый случай COVID-19 был зафиксирован 19 ноября 2019 года. Закономерность явно прослеживается. Что же – надо идти дальше и переместиться еще на год назад, чтобы посмотреть, что же происходило в момент так называемых «именин».

По странному и довольно неожиданному стечению обстоятельств 19 ноября 2019 года в утреннем выпуске новостей на «Первом канале» выходит материал «Вспышка пневмонии зафиксирована в Оренбургской области».  Причем в материале упоминается и Челябинск, и Ростов-на-Дону, и Москва – то есть, географическая выборка была представлена очень широко. Здесь уже имеется весь набор атрибутов, с которым у каждого человека прочно ассоциируется словосочетание «COVID-19» — искусственное легкое, пневмония, бессимптомное заболевание и, конечно же, прививка. Только на тот момент это была прививка не от ковида, а вакцинация от пневмококковой инфекции. Этот же сюжет, правда в несколько видоизменённом виде и с более остроумной подачей от ведущего был продемонстрирован в выпуске программы «Время» от этого же числа, но уже под заголовком «Тяжелейшее поражение легких может развиться после обычной простуды: как распознать опасность?».

Итак, что мы имеем на данный момент? Неужели именно указанные сообщения «Первого канала» от 2019 года и есть та самая констатация факта рождения нового типа коронавируса? Совпадение, конечно, довольно интригующее, но сами выводы уже относятся к чистейшей конспирологии, но не к самой теме разговора. В выпуске «Первого канала» 2020-го года прямо указывается на источник сведений – гонконгское издание «South China Morning Post», в котором, якобы, видели некие бумаги. А в материале «Вестей» указывается уже другой источник: «PLOS Pathogens».

Итак, для начала нужно проверить, что могли написать в «South China Morning Post» (SCMP) по поводу происхождения коронавируса. Итак, что есть там? 13 марта 2020-года в издании выходит статья «Coronavirus: China’s first confirmed Covid-19 case traced back to November 17» (Коронавирус: можно проследить, что первый подтвержденный случай коронавируса в Китае был зафиксирован 17 ноября). Скорее всего, на «Первом канале» руководствовались именно этой статьёй при создании своего репортажа. В SCMP, действительно, ссылаются на некие правительственные данные (government data). Также, там же утверждают, что на тот момент (на 13 марта 2020) власти идентифицировали, по крайней мере, 266 человек инфицированных (Covid-19) уже в прошлом (2019) году. Причем, якобы, некоторые диагнозы были поставлены задним числом по имеющимся у них образцам для анализа.

Для сравнения, в сообщении, размещенном 12 января 2020 года на сайте ВОЗ, сообщается, что по данным китайских властей, с 8 декабря по 2 января был зафиксирован 41 случай новой коронавирусной инфекции. При этом отдельно указывается, что с 3 по 12 января не было зафиксировано случаев новых заражений. 

Уже всем известно, что официальные заявления по поводу появления коронавируса впервые прозвучали в самом конце 2019 года в связи со случаями заражения на рынке морепродуктов Хуанань в китайском Ухане. Если предположить, что некоторые пробы или анализы были сделаны в ноябре 2019 года и если они были проверены уже после того, как были разработаны методы диагностики нового коронавируса (геном которого был расшифрован примерно 9-10 января, а 12 января был уже предоставлен медицинской общественности, о чем сообщала ВОЗ на своем сайте), то, действительно, по этим пробам можно диагностировать появление болезни еще за месяц до официального появления о болезни.      

Далее в статье говорится, что различные интервью с инсайдерами из среды китайских врачей наводят на мысль, что они поняли, что имеют дело с новым видом болезни только в конце декабря 2019 года. Таким образом, некие полученные SCMP данные говорят о том, что первым пациентом, заразившимся коронавирусом, мог стать неуказанный 55-летний мужчина и его поступление зафиксировано 17 ноября 2019 года. При этом к декабрю общее число случаев достигло 60 человек. На 31 декабря количество случаев достигло 266 человек, а на 1 января – 381 человек. При этом, якобы, уже 27 декабря доктор Чжан Цзисян (Zhang Jixian) из Интегриртрованного госпиталя восточной и западной медицины провинции Хубей сообщил медицинскому руководству о том, что болезнь вызвана новым видом коронавируса.

Далее в SCMP пишут, что на сайте ВОЗ появление первого пациента датировано 8-м декабря. В статье из медицинского журнала  The Lancet, появившейся на сайте издания 24 января 2020 года и написанной докторами уханьского госпиталя Цзиньиньтань (Jinyintan) говорится, что дата известного первого заражения – 1 декабря. Первый доктор-инсайдер Ай Фень (Ai Fen), давшая интервью  китайскому журналу Женьу (Renwu, 人物) говорит – при этом само интервью провисело на сайте журнала только 3 часа, а весь бумажный тираж был изъят из продажи – что Центральный госпиталь Уханя диагностировал первый случай 16 декабря.

SCMP: также в других репортажах говорится, что хотя китайские врачи брали пробы и анализы у пациентов с подозрением на заражение уже в последних числах декабря, они не могли подтвердить его по причине бюрократии. Например, на получение одобрения от Китайского центра по контролю и предотвращению заболеваний могло потребоваться несколько дней. В то же время им было строго запрещено сообщать данную информацию общественности.

При этом для любой новой инфекции крайне важно попытаться выявить т. н. «нулевого пациента», который мог бы помочь выявить источник заражения. В этих же данных, якобы полученных SCMP, содержится информация о 9 людях возрастом между 39 и 79 годами – 4 мужчинах и пяти женщинах – которые могут претендовать на эту весьма незавидную роль. Но как сообщают в SCMP, неизвестно, сколько из них было жителей Уханя – столицы провинции Хубэй.  

Такое сообщение может косвенно подтверждать версию того, что «нулевой» пациент не обязательно должен быть именно жителем Уханя и, соответственно, того, что сам вирус не обязательно появился там же. Этот вывод также не противоречит информации из приведенной статьи журнала The Lancet, в которой говорится, что из 41 зафиксированного случая, официально считающихся носителями новой инфекции на 2 января 2020 года, только 27 из них относятся к уханьскому рынку морепродуктов Хуанань. Соответственно, 14 из них к рынку не относились и, вполне возможно, могли приехать в Ухань из другого места. 

Конечно, мягко выражаясь, в статье SCMP приводится довольно мало доказательного материала. Тем не менее, «Первый канал» решил сослаться на нее в своем репортаже, а дата 17-19 ноября кочует из одной новости в другую уже не менее двух лет. Но не только СМИ, даже такое солидное как «Первый канал», ссылается в своих материалах на данную статью SCMP. Так, например, американский Национальный центр информации по биотехнологиям (расположенный в небезызвестном для всех геймеров местечке Bethesda в штате Мэриленд) приводит на своем сайте исследование «The First 50 days of COVID-19: A Detailed Chronological Timeline and Extensive Review of Literature Documenting the Pandemic» (Первые 50 дней COVID-19: детальная хронологичская последовательность и расширенный обзор литературы, описывающей пандемию). Таким образом, статья, выдвигающая, по словам «Первого канала», «толком не подтвержденную версию» о дате появления первого случая коронавируса, перекочевала в качестве источника в работу, публикуемую серьезной научной организацией.  Иронично, что в качестве источника информации в этой же работе приводится статья из английской The Guardian «Китайские правительственные отчеты говорят о том, что первый случай Covid-19 был зафиксирован в ноябре 2019 года» , в которой в качестве источника информации выступает вся та же статья SCMP.

Однако, SCMP не ограничилось только лишь одним сообщением со своей версией даты начала пандемии и через год 22 марта 2021-го года выпустило более претенциозный репортаж, сдвигающий сроки возникновения пандемии уже на октябрь 2019 года. В рматериале под заголовком «Новое исследование говорит, что первые случаи инфицирования коронавирусом в Китае могли произойти в октябре 2019 года» приводятся данные неуказанного исследования ученых калифорнийского университета из города Сан-Диего, напечатанного в журнале Science. Поиск по ключевым словам выводит на статью «Датировка появления нулевого случая (index case) SARS-CoV-2 в провинции Хубей», опубликованное в Science за несколько дней до выхода статьи – 18 марта 21-го года. При этом, в работе дата 1 декабря 2019 года интерпретируется как самый ранний опубликованный случай  (earliest published case) заболевания, а 17 ноября – как самое раннее сообщение (earliest reported case) о болезни. Как многие уже догадались, дата 17 ноября была взята из всё той же статьи SCMP от 13 марта 2010 года.

Авторы указанной работы взяли 583 полных генома вируса SARS-CoV-2, выделенные в Китае из образцов с момента первого обнаружения вируса в декабре 2019 года и заканчивая апрелем 2020 года (момент спада первой волны в Китае). Затем, используя строгий метод молекулярных часов (strict molecular clock), исследователи построили байесовский доверительный интервал, на котором с 95%-ой вероятностью лежит момент возникновения ближайшего общего предка (tMRCA, time of Most Recent Common Ancestor) всех выделенных в образцах геномных последовательностей. Этот интервал составляет 34-дневный промежуток времени между 17 ноября и 20 декабря 2020 года, при этом наиболее вероятной датой tMRCA, судя по распределению апостериорной плотности вероятностей, является 9 декабря 2019 года. Для поверки своих выводов они поменяли методику, применив нестрогий метод молекулярных часов (relaxing molecular clock) с двумя байесовскими моделями – Skyline и Skygrid, получив сопоставимые наиболее вероятные даты момента tMRCA: 6 и 10 декабря, соответственно.  


На приведенном изображении приводится графическое отображение расчета наиболее вероятной даты для момента tMRCA, дающее наиболее вероятную дату 9 декабря 2019 года. Как видно, закрашенная зеленым площадь соответсвует графику апостериорной функции вероятности (распределения апостериорной плотности) момента tMRCA на 95%-ном байесовском доверительном интервале. Как видно, пик функции приходится на 9 декабря, что является наиболее вероятной датой для события tMRCA при его рассчете с использованием байесовского подхода. линная пунктирная линия соответствует 17 ноября, короткая пунктирная - 1 декабря 2019 года.
На приведенном изображении приводится графическое отображение расчета наиболее вероятной даты для момента tMRCA, дающее наиболее вероятную дату 9 декабря 2019 года. Как видно, закрашенная зеленым площадь соответсвует графику апостериорной функции вероятности (распределения апостериорной плотности) момента tMRCA на 95%-ном байесовском доверительном интервале. Как видно, пик функции приходится на 9 декабря, что является наиболее вероятной датой для события tMRCA при его рассчете с использованием байесовского подхода. линная пунктирная линия соответствует 17 ноября, короткая пунктирная — 1 декабря 2019 года.

Далее в работе делается вывод: поскольку наиболее вероятный момент tMRCA лежит позже даты первого описанного случая, и, тем более, даты первого сообщения о коронавирусе – значит, некоторые его филогенетические ветви, вероятнее всего, исчезли еще до момента начала отбора первых образцов. Найденный момент tMRCA доказывает, что во время взятия проб вирус вел себя стабильно, перестав участвовать в процессах коалесценции/ветвления. Этот вывод основывается на том, что для проб, взятых после 31 декабря, отмечается очень малое расхождение в приблизительной дате tMRCA – в пределах одного дня, в то время как для самых ранних проб, взятых до 31 декабря – дата tMRCA отстоит на три дня от средней даты tMRCA генома проб, взятых после 31 декабря.

Сценарий развития коронавируса, при котором "нулевой" случай совпадает с началом стабильной коалесценции/ветвления (звездочка совпадает с большим синим кругом). При этом некоторые менее стабильные варианты появляются уже после этого события (красная и фиолетовые ветви), которое совпадает с моментом tMRCA. На основании приведенного расчета вероятности наступления момента tMRCA этот сценарий рассматриввается как маловероятный. Источник: science.org.
Сценарий развития коронавируса, при котором «нулевой» случай совпадает с началом стабильной коалесценции/ветвления (звездочка совпадает с большим синим кругом). При этом некоторые менее стабильные варианты появляются уже после этого события (красная и фиолетовые ветви), которое совпадает с моментом tMRCA. На основании приведенного расчета вероятности наступления момента tMRCA этот сценарий рассматриввается как маловероятный. Источник: science.org.
Наиболее вероятный сценарий развития нового вируса по версии исследователей университета Сан-Диего  приведен на левом изображении. Звездочкой отмечен "нулевой" пациент. Видно, что некоторые ветви вируса со временем исчезли (красная и фиолетовая). Причем какие-то линии (фиолетовая ветвь) могли какое-то время сосуществовать со стабильным вариантом вируса (синие ветви). Справа приведен наиболее "экстремальный" сценарий развития вируса. В какой-то момент стабильная версия вируса начала резко распространяться среди населения, находясь в скрытом виде (черная линия) довольно значительное время после появления "нулевого" пациента. При этом все боковые нестабильные ветви исчезли задолго до момента резкого распространения. Большим синим кругом обозначен момент начала стабильной коалесценции/ветсления, что, с большой долей вероятности, соответсвует моменту tMRCA для секвенированных геномов нового вируса. Источник: science.org.
Наиболее вероятный сценарий развития нового вируса по версии исследователей университета Сан-Диего приведен на левом изображении. Звездочкой отмечен «нулевой» пациент. Видно, что некоторые ветви вируса со временем исчезли (красная и фиолетовая). Причем какие-то линии (фиолетовая ветвь) могли какое-то время сосуществовать со стабильным вариантом вируса (синие ветви). Справа приведен наиболее «экстремальный» сценарий развития вируса. В какой-то момент стабильная версия вируса начала резко распространяться среди населения, находясь в скрытом виде (черная линия) довольно значительное время после появления «нулевого» пациента. При этом все боковые нестабильные ветви исчезли задолго до момента резкого распространения. Большим синим кругом обозначен момент начала стабильной коалесценции/ветсления, что, с большой долей вероятности, соответсвует моменту tMRCA для секвенированных геномов нового вируса. Источник: science.org.

Понятно, что информация о моменте tMRCA для 583 полных секвенированных геномов вируса не может дать информацию о том, как долго вирус в провинции Хубей циркулировал до того момента. Как было сказано, исследователи сделали вывод, что некоторые вирусные ветви могли уже исчезнуть на дату выявленного момента tMRCA, поэтому они попытались определить начало периода циркуляции вируса каким-то другим способом.    

Этим способом стала эпидеомилогическая модель симуляции распространения коронавируса SAPHIRE, включающая в себя, как понятно из названия, 7 эпидемических классов/разделов – восприимчивых (S, susceptible), контактных (E, exposed), предсимптомных (P, presymptomatic), невыявленных (A, unascertained), выявленных (I, ascertained), госпитализированных (H, hospitalized) и удаленных из модели (R, removed) лиц. При этом в качестве параметров моделирования были взяты реальные параметры распространения инфекции с 1 января 2020 г. до момента принятия мер по снижению последствий распространения инфекции – 22 января 2020 года. Кроме того, было взято среднее количество контактов одного инфицированного в количестве, равном 16 человек. Было проанализировано 1000 симуляций эпидемий с количеством инфицированных ≥1000 человек. Для этих смоделированных эпидемий среднее время удвоения составило 4,1 дня (95 %-ый диапазон значений: от 2,7 до 6,7 дней), что соответствует тенденциям заболеваемости в Ухане до момента начала мер по снижению последствий.

Далее, основываясь на данных этих симуляций и отталкиваясь от двух вышеозвученных дат, исследователи дают две наиболее вероятных даты появления нулевого пациента (первого заболевшего – так как, вполне очевидно что первые упоминания не всегда могут соответствовать самому первому случаю заражения). Этими датами являются 4 ноября, если считать датой первого упоминания 17 ноября и опять же, 17 ноября, если считать датой первого упоминания 1 декабря.

Графики с распределением апостериорной плотности вероятной даты появления нулевого паииента на основе двух дат появления первого задокументированного случая - 17 ноября (вверху) и 1 декабря (внизу). Ярко-красный цвет соответствует 95%-му байесовскомуу доверительному интервалу, бледно-красный - 99%-му интервалу. Источник: science.org.
Графики с распределением апостериорной плотности вероятной даты появления нулевого паииента на основе двух дат появления первого задокументированного случая — 17 ноября (вверху) и 1 декабря (внизу). Ярко-красный цвет соответствует 95%-му байесовскомуу доверительному интервалу, бледно-красный — 99%-му интервалу. Источник: science.org.

Но авторы не успокаиваются на этом и предполагают, что впервые возникший вариант SARS-CoV-2 был менее приспособлен (так как до этого они предположили, что некоторые ветви вируса исчезли до наступления выявленного момента tMRCA), чем вариант, распространившийся по Китаю и далее по всему миру. Поэтому они предлагают рассмотреть варианты для моделирования двухфазной эпидемии (two-phase epidemics), в которой нулевой случай – это инфицирование менее приспособленным вариантом вируса, который, в конечном итоге, исчез, но не раньше того момента, когда он дал начало своему более устойчивому «собрату». Опять же, взяв дату 17 ноября, группа получила наиболее вероятную дату нулевого заражения 5 ноября 2019 года, при этом начало интервала, куда с 95%-ой вероятностью попадает эта дата, приходится на 11 октября 2019 года, а 99%-й интервал начинается уже в сентябре – 25 сентября 2019 года. Взяв дату 1 декабря, была получена дата нулевого заражения 18 ноября 2019 года (начало 95%-го интервала – 20 октября; 99%-го – 5 октября).

Результаты расчетов даты появления нулевого пациента для двухфазных эпидемий. Источнник: science.org.
Результаты расчетов даты появления нулевого пациента для двухфазных эпидемий. Источнник: science.org.

При этом существование первоначального менее приспособленного варианта вируса на установленный момент tMRCA показывают только 17% смоделированных эпидемий,  а на 1 января 2020 г. – только 3,7% смоделированных эпидемий. Однако, когда этот менее приспособленный вариант сохранялся, вероятностное распределение гворит о том, что он был представлен только одним инфицированным человеком в момент tMRCA. Отсюда делается вывод, что к моменту начала секвенирования генома COVID-19 этот первоначальный вариант вируса, вполне вероятно, мог и не попасть во взятые пробы.

Результаты моделтрования "успешных" двухфазных эпидемий, переходящих от менее устойчивого (синего) варианта-1 вируса к более устойчивому (лиловому) варианту-2. Ниже дается вероятностное распределение соотношения количества зараженных вариантами 1 и 2 вируса в зависимости от времени, прошедшего с появления нулевого пациента. Источник: science.org.
Результаты моделтрования «успешных» двухфазных эпидемий, переходящих от менее устойчивого (синего) варианта-1 вируса к более устойчивому (лиловому) варианту-2. Ниже дается вероятностное распределение соотношения количества зараженных вариантами 1 и 2 вируса в зависимости от времени, прошедшего с появления нулевого пациента. Источник: science.org.

Среднее число людей, инфицированных SARS-CoV-2 в удачной симуляции однофазной эпидемии при дате первого упоминания о вирусе 17 ноября составляет менее одного до 4 ноября, среднее число инфицированных составляет 4 человека (95%-й интервал: от 1 до 13) 17 ноября, и 9 человек (95%-й интервал: от 2 до 26) 1 декабря. При этом двухфазные эпидемии показывают примерно такую же динамику. Авторы особо отмечают, что только 29,7% смоделированных однофазных эпидемий перешли к полноценным эпидемиям в то время как 70,3% таких эпидемий затухло, в среднем, к 8 дню от ее начала. Симуляции двухфазной эпидемии показывают, что первоначальный менее приспособленный вариант вымер к 9-му дню (95%-й интервал: от 2 до 52 дней) и вызывал в среднем одно заражение (95%-й интервал: от 1 до 13 человек). Все это говорит, о том, что распространению пандемии COVID-19 критически способствовали какие-то т. н. события супер-распространители (superspreading events), поскольку полученные симуляции, в среднем, показывают низкую передачу вируса от человека к человеку.

Результаты симуляции эпидемий по модели SAPHIRE. "Неудачные" симуляции (затухшие эпидемии) указаны серым цветом, "удачные" - лиловым. Ниже представлено соотношение между удачными и неудачными эпидемиями в зависимости от времени, прошедшего с моента их начала. Источник: science.org.
Результаты симуляции эпидемий по модели SAPHIRE. «Неудачные» симуляции (затухшие эпидемии) указаны серым цветом, «удачные» — лиловым. Ниже представлено соотношение между удачными и неудачными эпидемиями в зависимости от времени, прошедшего с моента их начала. Источник: science.org.

Таким событием-суперраспространителем могло послужить попадание вируса в городские условия. Например, при сокращении количества контактов на 50 и 75% (без изменения коэффициента передачи (трансмиссивности) для каждого контакта), что отражает нахождение возбудителя в сельской местности, эпидемии затухли в 94,5 и 99,6% случаев, соответственно.

На этом содержательная часть работы оканчивается и авторы благодарят всех за внимание. Тем не менее, даже такая работа, большей частью основанная на расчете гипотетических вероятностей, дало основания для SCMP объявить октябрь 2019 года датой начала мировой пандемии. Впрочем, с подобным успехом можно было бы объявить эту дату и сентябрем, так как доверительные интервалы некоторых графиков затрагивают и этот месяц.

Какой можно сделать вывод из всего вышеизложенного? Во-первых, то, что целые группы исследователей из солидных научных организаций готовы включать в свои исследования данные из абсолютно неподтвержденных источников. И если в случае обзора литературы это еще можно допустить, то создавать довольно сложные симуляции, основываясь лишь только на газетном сообщении – дело довольно опрометчивое. Хотя и надо сказать, что группа из университета Сан-Диего в своей работе опиралась на две даты первого упоминания о коронавирусе, дату 17 ноября нужно рассматривать как гипотетическую и ненадежную до тех пор пока SCMP не представит те самые «правительственные данные», на основе которых и была написана ее первая статья. Ну, а вторая статья – это, судя по всему, лишь попытка снова «похайпиться» на раскрученной теме вбросив в инфополе новую сенсацию. При этом интересен сам случай многоступенчатых ссылок друг на друга – SCMP ссылается на работу в Science, а авторы этой работы берут часть своих данных из другой публикации SCMP. 

В любом случае, изучение обычных новостей может дать довольно много достаточно интересной информации. Например, предположение об исчезнувшем в короткие сроки менее приспособленном варианте коронавируса может говорить о его высокой изменчивости и о том, что одним «омикроном» дело может не закончиться. Оправданным также выглядит предположение о том, что в будущем вполне возможно возникновение какой-то новой пандемии, сравнимой с пандемией SARS-CoV-2, так как понятно, что никакие тесты и экспресс-анализы не смогут определить неизвестный ранее патоген, являющийся разновидностью какой-то ранее хорошо известной инфекции. Случай COVID-19 это прекрасно подтверждает. Единственное, что поможет скорейшим образом справиться с этой болезнью – это самое быстрое признание факта ее наличия.

Понятно, что гонконгская SCMP своими сенсационными заголовками могла попытаться уколоть своего «большого брата» — непростые отношения Гонконга и материкового Китая известны хорошо. Поэтому попытка «состарить» ковид-19 даже на несколько недель очень сильно бьет по репутации китайского медицинского руководства. При этом, конечно, оно же само своими собственными неоднозначными действиями, мягко говоря, не пыталось ее улучшить (взять тот же случай удаления из Сети интервью с доктором Ай Фень и жесткий вайп всех возможных ее перепечаток в китайском секторе Интернета – и это далеко не единственный подобный случай, касающийся ковид-19). 

Как видно, для написания данной статьи была использована только одна новость — а именно, новость «Первого канала» от 19 ноября 2020 года. Это было сделано намеренно, дабы не увеличивать объем материала. В следующей статье планируется проанализировать уже вторую более свежая новость с сайта «Вестей» о предполагаемом «дне рождения» уже окрепшего и ставшего на ноги дракона под именем COVID-19.  

Источники
 

Источник

Читайте также

Меню