Кошмары наяву. Обзор франшизы "Фантазм". Часть 1

В 1978 году 22 летний режиссёр Дон Коскарелли выпустил на экраны пожалуй один из самых необычных фильмов ужасов в истории жанра. В отличие от известных нам картин про бессмертных маньяков или демонических существ, “Фантазм” в первую очередь обращался к детским страхам и умело играл с происходящим на экране, постоянно перетасовывая перед зрителем сон и явь, фантазию и реальность. Хотя в коммерческом плане “Фантазм” и не стал крупным хитом (зато хорошо окупал себя на видео), а его продолжения отличались бюджетностью и постоянными скачками от одного жанрового элемента к другому (90-е на дворе, как никак!), серия всё же обрела сравнительно плотную армию фанатов, которые без конца погружались в жестокую реальность, созданную таинственным Верзилой. Тем более, что в отличие от более успешных коллег аля “Зловещие мертвецы” “Фантазм” выгодно отличался своей нестандартностью и разноплановостью происходящего. То, что на первый взгляд выглядело, как рядовая страшилка, в итоге превращалось в нечто иное, что обращалось к самым глубоким страхам человеческой души.

Фантазм, 1979 г (Phantasm)

Главные герои – братья Майкл и Джоди Пирсоны – сталкиваются с необъяснимыми явлениями в маленьком городе Морнингсайд. Сначала таинственным образом погибает их друг, затем Майкл видит, как местный могильщик вытаскивает гроб из под земли и увозит в неизвестном направлении; по кладбищу бродят странные существа, похожие на гномов, а внутри жуткого дома – он же склеп и, одновременно, похоронный дом – бесследно исчезают люди. Как выяснилось, гробовщик – высокий старик в строгом костюме – оказывается существом из иной реальности, который похищает трупы и отправляет их на некую “Красную планету”, где те превращаются в его рабов. Теперь же “Верзилла” – как прозвали его герои – начинает охоту за братьями…

Если говорить коротко, “Фантазм” – очень странный фильм. Сперва он может отпугнуть своей хаотичной структурой, где сцены не следуют друг за другом, а то и вовсе лишены какой-то прямой канвы. То же самое касается и персонажей, которые появляются и исчезают без объяснения каких-либо причин – мы даже не запомним их имён. Под конец, когда начинает нарастать саспенс, а история преподносит зрителю пару-тройку эффектных сцен сюжет становится более понятным… но до поры до времени. Концовка и вовсе переворачивает всё с ног на голову, оставляя зрителя теряться в догадках по поводу реальности происходящего.

Но на самом деле “Фантазм” не так прост, как кажется на первый взгляд. В первую очередь эта история юноши, который переживает скорый уезд брата и поэтому нарочно втягивает себя в приключения; и все его чувства и эмоции в той или иной степени нанизаны на страх перед смертью (так как он всё ещё переживает гибель родителей), который сквозит отовсюду. Неспроста, Коскарелли показывает город таким маленьким и неказистым, где кажется, что кроме кладбища и пару магазинов ничего и нет. Неспроста гробовщик Верзилла воплощает в себе самого Всадника Апокалипсиса: высокий, худой, бледный старик, который занимается тем, что забирает жизни людей и уносит их тела (а может и души) в иное измерение, где им суждено преобразиться во что-то иное. И он, как смерть, будет неотступно следовать за героем, и кажется ничто в мире не сможет его остановить.

Поэтому и кажется, что фильм – это не жуткая страшилка, а беспокойный сон (обратите внимание на последние минуты фильма), вызванный подсознательным страхом, который в свою очередь был вызван недавно минувшим горем. Это же и объясняет сумбурность сюжета и последовательность сцен, где нет ничего, кроме Майка и его брата – все персонажи, что мелькают на экране нужны, чтобы выражать те или иные чувства героя, будь то страх или волнение; оттого их судьбы остаются за кадром, потому что свою функцию они выполнили. Исключение – лысеющий мороженщик по имени Рэджи, но о нём позднее.

Если отбросить лирическую сторону сюжета, то обрезки сцен и мало связанные события объясняются просто – Коскарелли наснимал аж на 3 часа хронометража, и поэтому дистрибьюторы, почесав головы, заставили режиссёра убрать оттуда всё лишнее – а иначе кто будет смотреть малобюджетный ужастик длинною с эпический фильм? Как итог, “Фантазм” порезали аж в два раза, и на мой взгляд, он от этого только выиграл.

Впрочем, Дон не расстроился и бережно спрятал вырезанные плёнки в гараже. Так, на всякий случай.

Бюджет фильма составил 300 тысяч долларов, и для самостоятельного проекта эта была очень приличная сумма. Дон собирал деньги буквально по сусекам, а если точнее просил у родственников, друзей и знакомых; и поэтому фильм “отрабатывает” буквально каждый вложенный в него цент. Особенно это касается спецэффектов; их немного, но сделаны они так, что запоминались надолго.

Например, сцены с летающими серебряными сферами – личное оружие “Верзилы” – которые буравили головы незнакомцам, заливая пространство вокруг них литрами крови. Их эффектное появление в подвале дома и последующее убийство незадачливого охранника – пожалуй, самая пугающая сцена в фильме. То же самое касается и “Алого мира”, куда на несколько секунд попадает Майкл – да, нарисовано просто и в современных реалях, наверное, вызовет смущение – но как же она переворачивала всю атмосферу с ног до головы. Зритель то думает, что фильм о кладбище и мертвецах, а оно вон как закрутилось. Плюс удивляет наличие недурной погони, множества выбитых стёкол и интересных операторских находок (те же сцены со сферами).

Вообще в фильме хватает эффектных и пугающих сцен, даже тех, где спецэффекты и не требовались. Например одна из первых, где Майкл наблюдает за Верзилой на кладбище. До сих пор Коскарелли медленно, но верно нагнетал обстановку незначительными, но явно не нормальными (в плане мира) деталями, как вдруг нам окончательно рвут шаблон и прямо говорят: “Всё, теперь твоя жизнь прежней не будет! ”. Также впечатляет и та, где Верзила молча наблюдает за Майклом, попутно выполняя какие-то странные пасы (и всё это под медленную гнетущую мелодию).

Этой суммы даже хватило на то, чтобы записать по настоящему жуткий, и в то же время, атмосферный саундтрек, больше похожий на инфернальную колыбельную. В продолжениях главную тему фильма ещё переделают несколько раз, но именно оригинал погружал зрителя в мир необъяснимого ужаса, блуждающего среди могил.

Стоит заметить, что скромная сумма не позволила режиссёру приглашать к себе именитых актёров, и поэтому в главных ролях задействованы всё те же друзья и знакомые. Впоследствии Рэджи Бэннистер и А. Майкл Болдуин станут главными лицами серии, но ни тот ни другой дальше франшизы никуда не пройдут (если не считать мелких ролей Рэджи в малобюджетных ужастиках); с одной стороны логично – ни тот ни другой актёрский мастер класс не показали; но с другой в контексте серии этого и не требовалось. Дон Коскарелли постарался сделать свою историю максимально приближенной к реальности, и поэтому его персонажи ведут себя также, как в жизни. Они будто забыли, что за ними следует камера, и поэтому отыгрывают свои роли так, словно их проживают по-настоящему. Особенно удивляет 14-ти летний Майкл Болдуин, чей юношеский максимализм зачастую перемешивается с детским страхом или обречённостью, что делает его максимально приближенным к зрителю. Проще говоря, такому персонажу легко переживать.

А вот с исполнителем роли главного злодея всё гораздо интереснее. До “Фантазма” Ангус Скримм был практически никому не известен, да и актёром его сложно было назвать. Перебиваясь мелкими ролями в сериалах, Ангус работал журналистом и сочинял аннотации к музыкальным альбомам. Кто же знал, что встреча с Коскарелли сделает его иконой хорроров, а потом и одним из самых узнаваемых киношных злодеев в жанре? И на то его причины.

Без использования грима и масок (хватило лишь туфель на высокой подошве), Коскарелли сделал Верзилу по-настоящему пугающим существом. Ему не нужно кривляться или с каменным лицом резать фигуристых болельщиц – достаточно прищуренного взгляда и громогласного “Boooooooy!”, чтобы надолго впечатлить неискушенного зрителя. Замечу, что в первой части Верзила немногословен (всего пять предложений за весь фильм), да и на экране его примерно на пять-десять минут, но каждая его фраза звучала, как гром в маленькой комнате. Ему не нужно расчленять своих жертв дабы шокировать зрителя – достаточно его долговязой фигуры в другом конце помещения, чтобы понять – тебе не выжить.

Дополнительного ужаса навевает отсутствие его мотивов – Коскарелли нам так и не расскажет откуда он, зачем всё это делает, для чего ему нужен главный герой, а главное как он связан с “Красной планетой”. Впрочем, это и не нужно – глубина таинственности и необъяснимых событий и есть та главная формула, что сделала фильм узнаваемым.

Итак, снятый за скромные деньги фильм всё же умудрился хорошо показать себя в прокате (кассовые сборы составили аж 20 миллионов), номинироваться на премию “Сатурн” и прорубить Коскарелли дорогу в Голливуд. Учитывая набирающий оборот жанр ужасов вполне вероятно, что при иных обстоятельствах “Фантазм” бы превратился в огромный сериал; но здесь же всё по-другому – режиссёру, конечно, было что ещё рассказать зрителям об этой вселенной, однако возможность эта ему выпала аж спустя 10 лет.

Кстати говоря, “Фантазм” при всей своей сумбурной структуре и клиффхэнгеру в финале вполне мог считаться самостоятельным проектом. Его сюжет не предполагает продолжения или какого-то глубокого развития – разве сон может стать чем-то большим, чем просто сном?

Фантазм 2, 1988 г. (Phantasm II)

Конец 80-х удивительный период в истории жанра “хоррора”. Фильмы той эпохи уже старались отходить от привычных канонов и делали акцент на брутальность, экшен и чёрный юмор. Например, “Зловещие мертвецы 2” – сравните его с первой частью, и вы поймёте в какую сторону старались шагать продюсеры, дабы поддерживать жанр на плаву (и получать за это прибыль, разумеется). Вот и “Фантазм” попался под горячую руку, однако сделало ли его это плохим фильмом вопрос спорный. Кому то пришёлся по нраву новый дух в серии, кто-то, напротив, плевался с того, что нет больше чувства пугающей неопределённости. Истина где-то посередине.

Самое главное, что за серию взялась не абы кто, а сама Universal, и продюсеры предложили Коскарелли выгодную сделку – они отчисляют аж 3 миллиона бюджета, а взамен диктуют свои условия практически во всём.

В первую очередь они потребовали сменить весь актёрский состав (за исключением Скримма), так как малоизвестные А. Майкл Болдуин и Рэджи Бэннистер не слишком удачно вписывались в концепцию модного и развивающегося Голливуда. Коскарелли воевал, воевал, и наконец согласился на компромисс – оставить одного из двух. Выбор пал… на Рэджи. Это, одновременно, и неожиданное и удачное решение, так как именно Рэджи суждено было стать главным двигателем в серии (кто бы мог подумать, что неприметный мороженщик из оригинала хронометражем в пять-десять минут станет главным героем франшизы?).

А вот на роль Майкла продюсеры захотели взять кого-нибудь популярного, и поэтому выбор пал на Джеймса Легро (первоначально планировали пригласить аж самого Брэда Питта, но тот почему-то быстро отсеялся). Ирония судьбы в том, что ни до, ни после “Фантазма 2” карьера Легро не сложилась от слова совсем – до сих пор он изредка перебивается мелкими ролями в сериалах или в третьесортных ужастиках, а в глазах фанатов серии и вовсе выглядит белой вороной. Вот вам и “молодой Голливуд”.

А вот с остальными требованиями Дон проиграл, и поэтому во второй части появилась такая нестандартная и клишированная для франшиза деталь, как любовная линия. Видите ли, гораздо лучше, когда врагу противостоит влюблённая молодая парочка. Что поделать – время обязывало. Но Коскарелли, видимо, настолько претила эта деталь, что он не хило на ней отыгрался в начале третьей части, но об этом после.

Если смотреть на “Фантазм 2” с позиции смотревшего всю серию фаната, то на ум приходит сравнение с “Терминатором 2”, где сиквел взял всё самое лучшее из оригинала и возвёл это в абсолют (извините). В данном случае ещё и упростив концепцию первой части, где история Майкла и Рэджи лишилась какого-либо мистического обаяния и сновиденческого облика, и стала прямолинейным боевиком с элементами ужасов.

Сюжет “Фантазма 2” стартует сразу же после событий оригинала. Рэджи с трудом удаётся отвоевать Майкла у зловредных карликов и сбежать от Верзилы. Спустя 10 лет юноша чувствует телепатическую связь с некой Лизой, которая просит его о помощи. Дело в том, что Верзила пришёл в её город и стал собирать “жатву”; скоро же придёт и её очередь. Теперь же Майкл вместе с Рэджи вооружаются по полной программе и пускаются через опустошенные Верзилой города, чтобы спасти девушку пока не поздно.

Первое, на что обращаешь внимания при просмотре сиквела – это совершенно другой фильм. Это не первая часть с её необузданной тревогой и фантасмагорией, это – детище того времени, где зрелищность ставилась выше саспенса и нередко смешивалась с чёрным юмором.

Камерность происходящего ушла в сторону и уступила место типичному “роуд-муви”, где герои мчатся по пустынному шоссе и попадают в опустошённые Верзилой города; они пытаются поймать злодея, а тот ускользает всё дальше и дальше и оставляет после себя “знаки”. Зачем Коскарелли пошёл на этот ход? Чтобы показать как далеко распространилось зло и насколько могущим оказался Верзила в своём стремлении забрать как можно больше человеческих жизней, оставляя после смерть и разрушение. И с этой задачей он справился. Когда видишь, как жизнь покинула некогда приметный американский город становится не по себе, а Верзила кажется чуть ли не самим дьяволом.

Бойкая и по-своему гнетущая атмосфера фильма сквозит в каждом кадре каждую секунду. Коскарели не пожалел денег на экшен и спецэффекты, позволил Майклу и Рэджи воевать с мерзкими карликами, и даже не забыл добавить пару-тройку страшных или жестоких сцен.

Особенно вспоминается сюжетная линия со священником-алкоголиком, которые волей не волей оказался на службе у зла (вспоминается “Жребий” Стивена Кинга; кстати, атмосфера города-призрака едва ли не побуквенно передаётся в фильм). Или, например, моменты с летающими сферами – тут они научились сверлить людям внутренности и вылезать через рот – поистине, мерзотная сцена. Элементы ужаса остались, и во многом их заслуга принадлежит такому же мрачному саундтреку; особенно впечатляет момент с “фантомной” Лизой, которую герои встретили в случайном городе. Или концовка. Такого резкого и пугающего финала ни до ни после Коскарелли уже не снимет, когда кажется, что всё хорошо и зло повержено, как вдруг оно проявляет себя с неожиданной стороны.

Зато в голову врезается по-настоящему увлекательный финальный бой (где есть даже схватка на бензопилах!), моменты крутости главных героев (особенно это касается Рэджи, который сумел сваять себе четырёхствольный дробовик); и, конечно же, Верзила.

Думается, благодаря “Фантазму 2” этот персонаж сумел запомниться зрителям, как один из представителей киношных монстров. В первой части его было слишком мало, да и то главный акцент делался не на нём; зато во второй Коскарелли увеличил ему хронометраж, добавил ещё несколько пугающих реплик и даже позволил ему выступить против героев в конце. Ещё вспоминается сцена, где Верзила слизывает свою желтую кровь с иглы, воткнутую в его палец – на ум сразу же приходят параллели с Фредди Крюгером.

Что касается остальных героев (точнее, тех, кто были в первой части), то и они очень сильно изменились. Майкл в исполнении Легро – это не тот озорной парнишка со страхом в глазах, который бегал от Верзилы по ночному лесу. Здесь он – типичный подросток, в меру язвительный, в меру преданный своему делу, а в остальном типичный рыцарь в сияющих доспехах, который пойдёт на всё, чтобы спасти свою принцессу. Конечно, всё можно списать на возраст и развитие характера, но третья часть отбросит эти черты и вернёт зрителю “каноничного” Майкла; а значит ассоциировать его с персонажем из первого фильма ну просто не получается. И не получится впредь. Даже его отношения с Рэджи выглядят… никакими. Они, как случайные попутчики, которые оказались в одной машине посреди пустыни, и теперь вынуждены спасать друг друга просто потому, что иначе никак. Причина такого нюанса проста – Легро не мог найти общий язык с Коскарелли и Бэннистером, и поэтому банально “отрабатывал” контракт.

Другое дело – Рэджи. Если в первом фильме он практически не выделялся, то тут стал чуть ли не главным героем, который на пару с Майклом “гасит” зомби и карликов направо-налево. А чтобы наделить его индивидуальными чертами, Коскарелли сделал своего героя ещё и сексуально озабоченным. Иначе как объяснить его непреодолимую тягу к случайной попутчице и кучу непристойных шуток на эту тему (впоследствии, все это будет повторяться из фильма в фильм)? С другой стороны, в храбрости ему не откажешь, а самое главное – персонаж удивляет своей искренностью. Ради своего друга он готов пойти на что угодно; к тому же он охотится на Верзилу не ради каких-то высших целей, а просто потому, что так правильно. Он должен помочь Майклу победить зло.

В итоге “Фантазм 2” получился самым ярким и динамичным фильмом в серии. Но как бы не старались продюсеры давить свою позицию, как бы Дон не старался работать в спартанских условиях, проект провалился в прокате и едва окупил половину бюджета. В чём причина – сказать сложно. Кто-то из фанатов винит не слишком активную рекламу дистрибьюторов, кто-то “поправки” продюсеров (особенно “унылую” любовную линию), кто-то – отхождение от первоначальной атмосферы в угоду экшена; но где истина сказать сложно, каждый волен решать сам.

Зато фильм неплохо разошёлся на видео, и поэтому продюсеры дали Коскарелли полный карт бланш с тем условием, что будущие части франшизы минуют кинотеатры. Но при этом вопрос бюджета стоял ребром, и как он решился сказать сложно. Одно известно точно – “Фантазм 3” вышел спустя 5 лет.

А каким он получился и как его качество сказалось на будущем серии я расскажу в следующей статье.

#кино #ретро #обзор

 

Источник

Читайте также

Меню