Исполняя мечту: как Дени Вильнёв снимал «Дюну»

Рассказ режиссёра о любви к книге, коллегах и работе над фильмом.

Работа над фильмом по «Дюне» — сложная задача. В 70-х Алехандро Ходоровски пытался убедить студии снять 12-часовую психоделическую экранизацию романа, но всех отпугнули затраты на производство. В 80-х удача улыбнулась Дэвиду Линчу, но он открестился от картины, так как её финальную версию готовили без участия режиссёра.

В 2018-м Дени Вильнёв получил от Warner Bros. и Legendary Pictures карт-бланш на съёмки своей версии «Дюны». Режиссёр с детства мечтал экранизировать роман Фрэнка Герберта и вложил в картину всю свою любовь к первоисточнику. Его усилия не прошли даром: зрители остались довольны фильмом, а студия согласилась сделать сиквел.

Недавно на сайте The Hollywood Reporter вышел материал о съёмках «Дюны». Его автор поговорил с Вильнёвым и его коллегами о работе над фильмом. Рассказываем главное из масштабной статьи.

Годы планирования

Дени Вильнёв рос в небольшой деревне канадской провинции Квебек. Он был беспокойным ребёнком и поэтому предпочитал чтение, изучение науки и мечты о неизведанных мирах общению со сверстниками. Увлечения подтолкнули его к мысли стать режиссёром, чтобы превращать свои фантазии в фильмы.

Но в детстве у Вильнёва не было камеры, и поэтому он с другом рисовал раскадровки воображаемых картин. Одним из важнейших проектов детей была проработка фильма по «Дюне». Вильнёв прочитал книгу в 13 лет, и она захватила воображение подростка. Если мальчик не мог уснуть, то он прокручивал в голове сцены из его будущей эпичной экранизации.

Больше всего Вильнёву в «Дюне» нравилось то, как много идей в ней уместил писатель Фрэнк Герберт. Для себя режиссёр разглядел в книге, как минимум, интересную историю взросления, шекспировскую драму, любовную историю, критику колониализма и капитализма; рассуждения о философии науки и планетарной экологии, а также предупреждение об опасности комплекса мессии.

Разумеется, Вильнёв следил за другими киноадаптациями «Дюны». По его мнению, 12-часовой фильм Алехандро Ходоровски наверняка оказался бы потрясающим, но не факт, что из него вышла бы удачная экранизация. Что касается «Дюны» Дэвида Линча, то Вильнёву кажется, что лента слишком отличается от оригинала.

Эти двое — настоящие мастера своего дела, и я безмерно их уважаю. Думаю, что «Дюна» Ходоровски получилась бы выдающейся картиной: жаль, что ему не удалось найти деньги на фильм. Но была бы это хорошая экранизация? Этого я не знаю.

Я был одним из тех, кто посмотрел «Дюну» Дэвида Линча в первые дни её проката. Хоть я и полюбил некоторые элементы этой версии, мне показалось, что режиссёр сильно отклонился от книг. Поэтому я остался неудовлетворён картиной.

Дени Вильнёв

режиссёр

Так как у Вильнёва уже давно «зрела» в голове собственная киноверсия «Дюны», он всегда знал, что не будет опираться на прошлые экранизации книги. А ещё такой подход помогал избежать ненужных сравнений со «Звёздными войнами».

Не секрет, что работа Герберта повлияла на космооперу Джорджа Лукаса. В 1977-м писатель признался, что очень старается не подать в суд на авторов «Новой надежды» за плагиат из-за очевидных сюжетных сходств. К примеру, в обеих вселенных существует загадочный орден (Бене Гессерит и джедаи), а на Арракисе и Татуине живут песчаные черви.

По мнению Вильнёва, «Звёздные войны» так сильно укоренились в поп-культуре, что если бы режиссёр снимал «Дюну» строго по тексту, то современные зрители обвинили бы именно его в воровстве идей и дизайна мира у Лукаса.

Впрочем, знаменитая сага всё-таки оставила свой отпечаток на «Дюне»: Вильнёв всегда хотел снять экранизацию, близкую к мрачному тону пятого эпизода. Кроме того, при съёмках экшен-сцен режиссёр вдохновлялся «Семью самураями» Акиры Куросавы.

Я решил сосредоточиться на эмоциях, которые получил во время чтения книги. На том, как книжные образы могли создать эти чувства и повлиять на дизайн мира. Фрэнк Герберт очень строго подходил к описаниям истории культуры и экосистем планеты, и мне хотелось работать над фильмом так же. В книге есть фэнтезийные элементы, но я хотел приблизить картину к реальности как можно сильнее.

Дени Вильнёв

режиссёр

В 2010-х Дени Вильнёв стал одним из главных режиссёров Голливуда, и интерес прессы к нему рос с каждым новым фильмом. Это и сыграло ключевую роль в судьбе новой экранизации культового романа.

После выхода «Прибытия» в 2016-м, один из журналистов спросил у Вильнёва, какой бы фильм тот хотел снять с неограниченным бюджетом. Вильнёв, недолго думая, упомянул «Дюну». Его высказывание привлекло внимание вице-председателя по кинопроизводству Legendary Pictures Мэри Пэрент, которая недавно приобрела для студии права на экранизацию книги.

Вильнёв и так был в шорт-листе режиссёров для потенциальной экранизации. Однако Пэрент не стала ждать и сразу связалась с постановщиком, который охотно рассказал ей о своём видении и согласился снять картину.

Иногда в первых обсуждениях режиссёры говорят, что хотят сделать такой-то фильм, но им нужно время для проработки деталей. Но Дени зашёл в мой кабинет и сразу сказал, какой именно он хочет видеть ленту. У него в голове уже была цельная картина, которую он обдумывал десятилетиями.

Мэри Пэрент

вице-председатель по кинопроизводству в Legendary Pictures

Производство фильма

Дени Вильнёв работал над «Дюной» дольше, чем над прошлыми картинами: во многом потому, что он выступил ещё и соавтором сценария. Первое его решение на этой должности — разделить книгу на две части, так как было невозможно уместить в один фильм все детали мира, оставаясь верным оригинальному тексту.

Вильнёв спрашивал у представителей Legendary Pictures, возможно ли снять два фильма одновременно, но боссы студии сразу ответили отказом — получилось бы слишком дорого. Сейчас режиссёр благодарен коллегам за такое решение: он признаётся, что работа над двумя масштабными картинами одновременно убила бы его.

Сильнее всего Вильнёву пришлось изменить диалоги романа. Режиссёр считал, что затяжные речи помешают персонажам фильма показывать эмоции, и поэтому он решил максимально упростить реплики героев. Постановщик признаёт, что книга интеллектуальнее его экранизации, но картина, по его мнению, намного эмоциональнее.

Чтобы добавить ещё больше интимности в отношения персонажей, Вильнёв часто использовал крупные планы и раскрывал личности героев визуальными деталями, а не словами. Так, поведение Пола и Джессики в опасной ситуации доносится до зрителя с помощью языка жестов, придуманным режиссёром. Вильнёв уверен, что это более удачное решение, чем, например, закадровый голос из экранизации Линча.

Одним из первых к съёмочной группе Вильнёва присоединился композитор Ханс Циммер. Они совсем недавно работали над «Бегущим по лезвию 2049» и неудивительно, что режиссёр обратился именно к нему. Как оказалось, Циммер и сам очень любит «Дюну».

В интервью THR композитор рассказал забавную историю. Несколько лет назад он отправился с сыном в отпуск и в аэропорту приобрёл копию «Дюны», чтобы ребёнок познакомился с любимой книгой отца. Но в итоге Циммер сам начал перечитывать роман. Книга настолько захватила композитора, что он провёл весь отпуск у бассейна в отеле.

Во время препродакшна «Дюны» Вильнёв тесно работал с визуальным отделом. Режиссёру хотелось, чтобы герои фильма казались насекомыми на фоне природы и масштабной архитектуры Арракиса, а зрители прочувствовали изоляцию и меланхолию этого мира.

Вильнёв запрещал своим художникам пользоваться интернетом в поисках вдохновения, так как, по его мнению, мировая сеть убивает воображение. Поэтому команда изучала старые исторические книги, продумывая визуальный стиль фильма.

Одна из проблем интернета — небольшой выбор изображений. Из-за этого люди вдохновляются одним и тем же, и поэтому вы так часто видите в мире много похожих дизайнов.

Патрис Верметт

художник-постановщик

На подход авторов «Дюны» сильно повлияли изображения зиккуратов из Древней Месопотамии, египетская архитектура, бункеры Второй мировой войны, а также художественный стиль «брутализм», для которого свойственны массивные конструкции.

В фильме можно заметить черты всех этих направлений. К примеру, команда проектировала орнитоптеры с оглядкой на российские стелс-танки и болгарские военные монументы времён СССР из-за их угловых форм.

Команда уделила особое внимание проектированию резиденции правителей Арракиса. Они сделали здание похожим на колониальные строения прошлого. При взгляде на него местные фримены должны были понимать, что не стоит связываться с новой властью.

Директор по дизайну костюмов Жаклин Уэст вдохновлялась классической живописью. К примеру, работая над костюмами Джессики, она изучала картины Франсиско Гойи и Микеланджело Караваджо, чтобы подчеркнуть романтическую сторону героини.

Броню и королевские костюмы Атрейдесов Уэст создавала, изучая гобелены с изображением рыцарей-тамплиеров и царской семьи Романовых времён Революции. Фрименов же она ассоциировала с французским движением сопротивления, а Харконненов — с нацистами.

Разумеется, огромное внимание уделялось выбору актёров. Вильнёв с самого начала хотел, чтобы главную роль сыграл Тимоти Шаламе. Режиссёр увидел в нём все черты Пола Атрейдеса: ум, харизму и аристократичность. Кроме того, в детстве актёр жил то в США, то во Франции, — и понимал, как себя чувствует герой, попавший в другой мир.

Вильнёв уверен, что если бы Шаламе отказался от роли, то фильм, вероятно, так и не сняли бы — у режиссёра не было запасного плана. К счастью, актёр согласился, так как ему нравилось, что Вильнёв работал над блокбастерами так же, как над независимыми фильмами: то есть лично контролировал весь процесс.

Они быстро поладили, и на съёмках Вильнёв иногда общался с Шаламе на французском языке. Так режиссёр точнее доносил свои мысли до актёра и помогал молодому человеку почувствовать себя спокойнее посреди долгого и напряжённого производства. Шаламе прежде не снимался в высокобюджетном кино, и поддержка Вильнёва оказалась очень кстати.

Оскар Айзек сам дал знать режиссёру о своём желании сыграть в «Дюне». Актёр одним из первых услышал о новой экранизации и сразу написал Вильнёву, дав знать о своей любви к книге. Тогда постановщик загадочно ответил, что будет иметь это ввиду, а через пару лет прислал Айзеку сценарий.

А вот Ребекка Фергюсон сначала скептически отнеслась к предложению Вильнёва сыграть Джессику. В первом телефоном разговоре она сказала режиссёру, что ей, возможно, будет скучно играть королевскую особу.

Она уже примеряла подобный образ, работая над мини-сериалом «Би-би-си» «Белая королева». После разговора Фергюсон пожалела о своей откровенности и обрадовалась, когда Вильнёв перезвонил через несколько часов с новостью, что она получила роль.

Дени Вильнёв не собирался снимать «Дюну» с помощью зелёных экранов для CGI: он хотел построить как можно больше декораций. Режиссёр верил, что это поможет актёрам и остальной команде сдружиться и лучше выполнять свою работу.

Основные съёмки «Дюны» проходили в Origo Studios, которая находится в Будапеште — одной из самых больших студий в мире. Ради некоторых сцен команда также посетила иорданскую пустыню Вади-Рам, где в своё время снимали «Лоуренса Аравийского», «Марсианина», «Изгоя-Один» и многие другие фильмы.

Вильнёв уже давно заприметил пустыню Вади-Рам и знал, что приедет снимать «Дюну» именно туда. Но перед началом работы ему пришлось немного поволноваться. Дело в том, что во время осмотра пустыни с Патрисом Верметтом, режиссёр заметил другую съёмочную группу.

Оказалось, что авторы девятого эпизода «Звёздных войн» планировали снимать свою картину в Вади-Рам в то же время, что и Вильнёв «Дюну». Постановщик встретился с командой «Скайуокер. Восход» в баре отеля, и коллеги договорились не снимать фильмы в одних и тех же местах одновременно.

Когда съёмки завершились, у Вильнёва и его монтажёра Джона Уокера было около 20 месяцев на подготовку финальной версии фильма. Обычно этот процесс занимает меньше времени, но случилась пандемия. Из-за неё коллеги работали удалённо — впервые в карьере.

На этапе постпродакшна они уделяли особое внимание видениям Пола, так как у них была особая функция — намекать зрителям на грядущие события. Уокер был особенно рад поэкспериментировать с фильтрами и солнечными бликами. Вильнёв позаботился о том, чтобы коллеге хватило отснятых материалов.

Дени сказал, что больше 30 лет мечтал именно о таких бликах. Он просто наводил объектив камеры на солнце и снимал. У него был заготовлен целый час подобных материалов, и я превратил их в видения героев, добавив немного галлюцинаций.

Джо Уокер

монтажёр

Пандемия позволила Вильнёву сделать экранизацию «Дюны» именно такой, какой он и задумывал её с детства. Конечно, режиссёр думал не только о себе: он хотел, чтобы люди, пришедшие в кино после долгого перерыва, получили незабываемые эмоции. Режиссёр долго адаптировал сценарий и настаивал на «живых» съёмках именно ради зрителей.

С самого начала я хотел снять фильм для широкой аудитории и для подростка внутри себя. Было так здорово забыть обо всём и сосредоточиться на работе над зрелищным фильмом. Мне всё очень понравилось, и я собираюсь продолжать, пока студия меня поддерживает.

Дени Вильнёв

режиссёр

#warnerbros #дюна #денивильнёв #лонг

 

Источник

Читайте также

Меню