Идея на миллион: как бедные авторы снимали дорогое кино

Истории самых успешных малобюджетных фильмов.

Деньги решают не всё. У фильмов из этой подборки был низкий бюджет, но это не помешало им понравиться публике и собрать в прокате миллионы. Рассказываем, на что шли их создатели, чтобы сократить траты.

Почему авторы «Безумного Макса» в перерывах между съёмками подметали дороги и как члены производственной группы фильма «Хэллоуин» приводили сниматься родственников. Чем кормили каст «Грязных танцев» и сколько на самом деле стоил триллер «Ведьма из Блэр: курсовая с того света».

«Хэллоуин» (1978)

Бюджет: 325 тысяч долларов, сборы: 70 миллионов долларов.

В 1976 году независимый продюсер Ирвин Ябланс летел домой с кинофестиваля в Милане. В Европу он возил картину Джона Карпентера «Нападение на 13-й участок», которая провалилась в прокате везде, кроме Великобритании. Компанию, которая там занималась распространением, возглавлял Майкл Майерс — джентльмен, с которым Ябланс подружился. На обратном пути с фестиваля весь полёт продюсер обдумывал, о чём будет его следующий фильм.

Я искал идею, которая не стоила бы мне денег, потому что у меня их не было. Я не мог себе позволить купить [права на] пьесу или книгу. И так уж совпало, что это была ночь на Хэллоуин.

Ирвин Ябланс

продюсер

Ему пришла в голову мысль снять фильм ужасов о сумасшедшем, который преследует и убивает нянь. Ябланс был уверен, что тема близка каждому: кто-то подрабатывал тем, что сидел с ребёнком, а у кого-то в детстве был бэбиситтер. Когда самолёт приземлился, продюсер уже звонил Джону Карпентеру с идеей своего нового фильма: «Убийства нянек».

Режиссёр тогда тоже искал проект, поэтому сразу же включился в работу. Согласно условиям договора, Ябланс стал исполнительным продюсером и предоставил бюджет в 300 тысяч долларов, которые смог собрать с сирийским финансистом Мустафой Аккадом. Интересно, что все продолжения фильма тоже продюсировал он, пока в 2005 году не погиб в фойе амманского отеля Grand Hyatt, куда ворвался террорист-смертник.

Карпентер согласился написать сценарий и снять фильм за вознаграждение в 10 тысяч долларов и 10% от потенциальной прибыли. Над сюжетом режиссёр пригласил поработать и свою тогдашнюю подругу Дебру Хилл, которая также стала продюсером ленты.

За две недели они вместе написали историю про шестилетнего Майкла Майерса (имя он получил в честь того самого британского продюсера), который за расправу над старшей сестрой провёл пятнадцать лет в психиатрической больнице и сбежал оттуда, чтобы вернуться убивать в родной город.

Бюджет был слишком маленьким даже для фильма ужасов тех лет (сейчас это около 1,5 миллиона долларов), поэтому о кинозвёздах можно было забыть. На роль психиатра Сэма Лумиса приглашали Кристофера Ли, но из-за мизерного гонорара актёр отказался, о чём потом сожалел всю жизнь. Сниматься согласился Дональд Плезенс, хорошо известный по роли злодея Блофельда в пятой части бондианы «Живёшь только дважды». За пять дней съёмок ему заплатили двадцать тысяч долларов.

Некий дух звёздности в фильм внесла начинающая актриса Джейми Ли Кёртис, для которой «Хэллоуин» стал дебютом на большом экране. Девушка до этого засветилась лишь в эпизодических ролях на телевидении, но у неё были знаменитые родители — Джанет Ли («Психо») и Тони Кёртис («Скованные одной цепью»). Режиссёр понятия не имел, кто она такая, но Дебра Хилл уговорила её взять.

Я знала, что участие Джейми Ли будет хорошей рекламой для фильма, потому что её мать снималась в «Психо».

Дебра Хилл

сосценарист и продюсер «Хэллоуина»

За фильм актриса получила восемь тысяч долларов. Ник Кастл, сыгравший Майерса, вообще согласился работать за 25 долларов в день. Съёмки продлились всего 22 дня — группа торопилась выпустить фильм в канун Хэллоуина.

Из-за недостатка средств каст был строго лимитирован. Чтобы помочь создателям, в фильме снялись члены съёмочной группы, которые обычно остаются за кадром. Например, сцену, в которой шестилетний Майерс убивает старшую сестру, снимали вечером, когда смена маленького актёра уже закончилась. На помощь пришла Дебра Хилл.

Мы не могли позволить себе нанять другого ребёнка держать нож тем вечером, поэтому сестру Майкла Майерса зарезали моей рукой. У меня просто были самые маленькие руки.

Дебра Хилл

сосценарист и продюсер «Хэллоуина»

Авторы приглашали на площадку не только участников съёмочной группы, но и членов их семей и друзей. Дети, гуляющие на улице в фильме — это дети работников киногруппы. Автомобили тоже использовали собственные. К съёмочной команде присоединился и старый друг Карпентера Томми Ли Уоллес, который числился художником-постановщиком, но отвечал за костюмы, локации и даже монтаж. Именно ему поручили придумать маску, под которой будет скрываться убийца.

Она должна была была быть без малейшего намёка на улыбку, безликая — и такая, чтобы издалека её можно было принять за человеческое лицо. Первой попробовали маску клоуна, но она, пусть и жутковатая, нужного эффекта не производила. Тогда Уоллес предложил купить в магазине для вечеринок маску капитана Кирка из «Звёздного пути». Режиссёр идею одобрил, тем более что цена вопроса была 1,98 доллара.

Он шире прорезал отверстия для глаз и покрасил маску в голубовато-белый цвет. В сценарии говорилось, что маска Майкла Майерса имела «бледные черты человеческого лица» и выглядела очень жутко.

Джон Карпентер

режиссёр

Почти весь актёрский состав снимался в собственной одежде. Исключением стала Ли Кёртис: на её гардероб выделили 100 долларов, которые потратили в бюджетном сетевом магазине. Купленные вещи полностью соответствовали социальному статусу Лори, которую играла актриса: её героиня была простой девушкой-бэбиситтером из средней американской семьи.

Когда встал вопрос о написании музыки, Карпентер взял эту роль на себя. Режиссёр не знал нот, но умел играть на синтезаторе. Позже он говорил, что у него не было выбора, и это был «самый быстрый и дешёвый вариант, который он только мог найти». За три дня он написал простенький мотив, который для многих стал символом жанра ужасов.

Дальше началась цепь совпадений: частично именно она привела «Хэллоуин» к грандиозному успеху. Сперва продюсеры изменили название: они посчитали, что к тому моменту слово «Хэллоуин» ни разу не использовали в названии фильма. Кроме того, они отметили, что хорошему прокату чаще способствовали слова и имена, выдающие гендерную принадлежность, например «Кэрри». Для привлечения внимания авторы решили пойти от обратного: в случае с «Хэллоуином» привлечь зрителя должно было именно необычное название.

На руку продюсерам сыграл и колоссальный успех фильмов «Челюсти» (1975) и «Омен» (1976): в 1970-х аудитория интересовалась ужасами. Кроме того, очень удачным признали главный рекламный постер.

Тем не менее все крупные студии отказались прокатывать фильм, и Ябланс сделал это сам — с помощью своей независимой кинокомпании. Премьера состоялась в Канзас-Сити 25 октября 1978 года. Критики отреагировали мгновенно, сравнив «Хэллоуин» по напряжённости с хичкоковским «Психо».

Пресса писала, что благодаря находкам режиссёра этот фильм ужасов бесспорно обретает художественную ценность. У зрителя создаётся ощущение присутствия за счёт съёмок от первого лица через прорези в маске, а долгие планы удались за счёт новой технологии стедикам, которая стабилизирует камеру в движении.

Фильму удалось собрать огромную кассу — 47 миллионов долларов в США и 23 миллиона за пределами страны. Он получил восемь продолжений, но ни одно из них не смогло приблизиться к оригиналу по результатам. «Хэллоуин» стал одним из прародителей жанра слэшер и открыл в нём так называемый «золотой период». В течение нескольких лет после премьеры «Хэллоуина» вышло много похожих фильмов, в том числе «Когда звонит незнакомец», «Пятница, 13-е», «Мой кровавый Валентин», «Сожжение».

«Грязные танцы» (1987)

Бюджет: 6 миллионов долларов, сборы: 213,9 миллиона долларов.

Сюжет мелодрамы «Грязные танцы» во многом основан на биографии автора сценария Элинор Бергстин. Как и героиня фильма, она родилась в еврейской семье; её отец был врачом, и у неё была старшая сестра. Каждое лето семья проводила в пансионе «Катскилл», где девочки участвовали в разных кружках и конкурсах.

Танцевальных среди них, правда, не было, зато танцы входили в число серьёзных увлечений Бергстин: девушка была чемпионкой по мамбо и даже некоторое время преподавала в студии Артура Мюррея. А вот прозвище «Бэйб» во время каникул в пансионате к Бергстин действительно прикрепилось.

Тем не менее танцы остались только хобби Бергстин: в 1970-х годах она стала писательницей. По её первому сценарию в 1980-м сняли фильм «Теперь мой ход» с Майклом Дугласом в главной роли. Тогда в эпизоде соблазнения Бергстин прописала сцену эротического танца, которую вырезали при монтаже.

Несколько лет спустя я шла по улице и столкнулась с членом съёмочной группы «Теперь мой ход». Он сказал: «Я помню, как ты учила нас грязному танцу».

Элинор Бергстин

писательница

Словосочетание застряло в голове Бергстин, и у неё возникла идея фильма про танцы. Она решила вспомнить молодость и поэкспериментировать с музыкой: когда они с мужем принимали гостей, она включала разные песни и наблюдала за их реакцией. Если друзья вставали танцевать, она откладывала эту музыку для будущей истории, которую ещё даже не придумала. Она всегда говорила, что сначала была музыка.

Ещё на этапе разработки сценария Бергстин связалась со студией MGM, которой понравилась сама идея фильма о танцах.

Мы с Элинор обедали, и она сказала мне, что хочет сделать танцевальную историю о двух сёстрах. Она говорила о пансионате «Катскилл» и танцах танго в начале 1960-х. Затем она сказала: «Я танцевала грязные танцы, но это не имеет ничего общего с сюжетом». Я аж выронила вилку и сказала: «„Грязные танцы“ — название на миллион долларов».

Линда Готлиб

продюсер MGM

Когда окончательный вариант истории был готов, мнения на студии разделились. Женщины были в восторге: сюжет откликался в них, и они поддерживали фильм, чего нельзя было сказать о мужчинах. Им больше понравилась кассета с музыкой, которую приложила к сценарию Бергстин.

В защиту проекта выступила продюсер студии Айлин Майсел, но в MGM начались перестановки, и она потеряла работу. Несмотря на все старания Линды Готлиб, MGM передумала снимать фильм. Постепенно голливудские студии одна за другой начали отказывать Бергстин. Ситуация выглядела безнадежной, пока агент писательницы, отчаявшись, не послал сценарий кинодистрибьютору Vestron. Компания переживала не лучшие времена и решила снимать низкобюджетные фильмы, которые сама бы и распространяла.

В то время как средний бюджет фильма тогда составлял от 15 до 25 миллионов долларов, Vestron предложил Бергстин около 5 миллионов. Одной только съёмочной группе, входящей в профсоюз в Нью-Йорке, пришлось бы заплатить половину этой суммы. Поэтому Готлиб наняла команду, не состоявшую в профсоюзе, и согласовала съёмки в Вирджинии и Северной Каролине. Производство фильма обошлось в 5,2 миллиона долларов.

Пригласить голливудских звёзд тоже было невозможно, поэтому в фильм взяли тогда малоизвестных Патрика Суэйзи и Дженнифер Грей.

Экономить приходилось на всём: танцы, например, снимались на репетициях, и если всё проходило без ошибок, в фильме оставляли нужные дубли. Благодаря этому в мелодраму вошёл эпизод, в котором Патрик Суэйзи медленно проводит пальцами по внутренней поверхности руки Дженнифер Грей, и та начинает смеяться — актрисе на самом деле было очень щекотно. Все попытки отрепетировать танец и вошли в итоговый вариант фильма.

Я кормила их арахисовым маслом и крекерами, потому что мы не могли себе позволить кейтеринг. А потом я пробралась сквозь них, встала на стул и сказала: «Вы — сердце и душа фильма». А затем заперла их внутри на случай, если они попытаются сбежать.

Элинор Бергстин

писательница

Спасение, казалось, пришло, когда компания Clearasil, производившая средства от прыщей, предложила помочь с рекламой фильма. Однако когда её представители узнали, что в сюжете есть линия с абортом, они поставили условие: или из сценария уберут этот эпизод, или они аннулируют договор.

Бергстин категорически отказалась что-либо менять. Она объяснила, что без этого момента под удар попадает весь сюжет фильма — причина, по которой Бейб вообще согласилась заменить в танцах партнёршу главного героя, становится неясной. В итоге контракт с Clearasil разорвали.

Стоит отдать должное смелости создателей — тогда фильмы старательно избегали тему аборта. Позже авторы отмечали, что именно эта линия в таком несерьёзном кино стала одним из слагаемых успеха всего фильма.

Публика полюбила «Грязные танцы», но намного позже. А вот тестовая аудитория крайне негативно отреагировала и на линию с абортом, и на сами откровенные танцы. Авторы фильма были в шоке. За советом они обратились к продюсеру Аарону Руссо, который, посмотрев картину, предложил:

Сожгите единственную копию и заберите деньги за страховку.

Продюсеры Vestron не последовали совету Руссо, но решили показать «Грязные танцы» только в течение одного уикенда, «чтобы не сильно опозориться», а дальше выпустить фильм на видео. Картина вышла на экраны в августе 1987 года и за первые же выходные собрала более 9 миллионов долларов.

Фильм надолго задержался в кинотеатрах, заработал более 63 миллионов долларов в США и около 170 миллионов — во всём мире. Отдельную популярность снискал саундтрек: песня «The Time of Your Life» сразу же возглавила чарт Billboard 200 и продержалась там 18 недель. Трек понравился и критикам, а потом получил «Оскар» как лучшая песня к фильму. Саундтрек из «Грязных танцев» стал пятым в списке бестселлеров всех времён.

«Безумный Макс» (1979)

Бюджет: 200 тысяч долларов, сборы: почти 100 миллионов долларов.

Врач по образованию, Джордж Миллер работал в приёмном отделении одного из госпиталей в Сиднее и постоянно сталкивался с травмами, полученными на дорогах. Многие пациенты после них умирали или на всю жизнь становились инвалидами. Кроме того, в ДТП погибли трое друзей Миллера, когда он был ещё тинейджером. Поэтому тема дорожных трагедий была ему очень близка.

В 1970-х годах Миллер проходил обучение в киношколе, где познакомился с начинающим продюсером Байроном Кеннеди. Ему он и предложил идею фильма о противостоянии байкеров и службы контроля на дорогах. В основу сюжета легла и другая актуальная для того времени проблема: Австралия, как и весь мир, переживала топливный кризис, который вызвал в ней дефицит бензина.

Я жил в очень красивом и спокойном городе Мельбурне. Но во время ситуации с ОПЕК и дефицитом топлива, когда бензин могли получить только работники служб спасения, сотрудники госпиталя и полиция, всего через десять дней в этом мирном городе раздался первый выстрел. И я подумал: «Что, если ситуация сохранится и в течение десяти лет?»

Джордж Миллер

режиссёр

Об этом писали все местные газеты, а ещё американский журналист Джеймс МакКаусланд, переехавший работать в Австралию. Он сам не раз становился свидетелем драк между водителями, которые не могли поделить бензин. Кроме того, австралийское правительство не хотело вкладывать деньги в ремонт дорог — а ведь они уже давно не подходили для высокоскоростных машин, что постоянно приводило к авариям.

Миллер понял, что ему близки мысли журналиста, и предложил МакКаусланду написать сценарий для будущего «Безумного Макса». Журналист согласился работать за три с половиной тысячи австралийских долларов в год: не то чтобы внушительная сумма означала, что он не бросит основную работу и будет писать сценарий в свободное от неё время.

Сам Миллер продолжал трудиться врачом, чтобы все деньги откладывать на производство фильма. Съёмками занималась основанная им и его друзьями кинокомпания. На написание сценария и сбор 350 тысяч австралийских долларов ушло больше года.

Действие картины разворачивается в недалёком будущем. Люди готовы убивать за топливо, и только специальный патруль может как-то остановить криминал. Пейзажи в фильме создавали впечатление постапокалиптического мира. Миллеру говорили, что он чуть ли не первым изобразил постапокалипсис на экране.

Но правда в том, что первого «Безумного Макса» мы не могли себе позволить снимать на современных улицах. Ведь там нужны статисты, здания и вся эта техника, поэтому мы снимали на пустынных улочках и в ветхих зданиях, которые нам ничего не стоили. Чтобы объяснить этот распадающийся мир, я просто поставил подпись: «Через несколько лет…», так что всё это возникло по необходимости.

Джордж Миллер

режиссёр

Создатели фильма не могли себе позволить даже курьеров, поэтому сами развозили сценарий актёрам. Мэл Гибсон вообще попал в картину случайно — подвезя друга, спешившего на пробы. Кастинговое агентство озвучило, что для фильма нужны разные «фрики», и предложило Гибсону сфотографироваться и посмотреть, не приглянётся ли его фактура команде.

Позже Миллер предложил Гибсону попробоваться на главную роль и дал ему двухстраничный диалог, который нужно было запомнить. Актёр импровизировал как мог, и в итоге режиссёр его принял. Гонорар Гибсона составил 15 тысяч австралийских долларов.

В роли байкеров выступили реальные любители мотоциклов из местных клубов Мельбурна. Вот только оплатить им перелёт в Сидней создатели фильма не смогли, поэтому им пришлось всю дорогу ехать на мотоциклах: это стало «репетицией» байкерских гонок для картины.

Все машины на съёмочной площадке были обычными автомобилями того времени, только немного модифицированными. Машину, которую предстояло разрубить топорами, удалось заполучить вообще даром, так как её собирались пускать на металлолом.

По ходу съёмок деньги неумолимо заканчивались, и некоторым байкерам, водителям и помощникам на площадке Миллер предложил оплатить работу упаковками пива. Хотя режиссёр и сам брался помогать чем только можно, чтобы сэкономить на персонале: так, им вместе с продюсером Кеннеди приходилось ночами подметать дороги после съёмок автомобильных аварий.

«Безумному Максу» неожиданно помог режиссёр Сэм Пекинпа: после производства фильма «Побег» (1972) у него остались повреждённые на съёмках линзы для камеры. Ненужную технику списали и отправили в Австралию, где её забрала себе команда «Макса». Позже критики восхищались решением режиссёра снимать на 35 мм камеру, хотя у него просто не было выбора — только её он и мог себе позволить. На завершение производства бюджета совсем не хватало.

Фильм монтировался в квартире, которую мы одолжили у друга. [Кеннеди] монтировал звук в гостиной, а я монтировал картинку на кухне.

Джордж Миллер

режиссёр

Но это стоило того: «Безумный Макс» принёс своим создателям около 100 миллионов долларов. Зрителям понравилось необычное сочетание актуальных проблем и мира будущего, жестокости убийств и проникновенности истории главного героя. На долгие годы «Безумный Макс» стал лидером среди фильмов по наиболее успешному соотношению вложений и прибыли, пока в 2000 году его с первого места не сдвинул фильм ужасов «Ведьма из Блэр: Курсовая с того света».

«Ведьма из Блэр: Курсовая с того света» (1999)

Бюджет: 60 тысяч долларов, сборы: 248,6 миллиона долларов.

Студенты факультета кино Университета Центральной Флориды Дэниел Мирик и Эдуардо Санчес придумали в 1991 году новую концепцию фильма ужасов. Идея была послать нескольких актёров в лес, чтобы те самостоятельно и без сценария сняли псевдодокументальный триллер.

В эре до социальных медиа концепция звучала абсурдно и, казалось, была обречена на провал. Но авторам нечего было терять — кроме пары десятков тысяч долларов, которые они собирали на протяжении нескольких лет.

В 1997 году они официально объявили о кастинге. Авторы искали начинающих актёров в хорошей физической и психологической форме, готовых вписаться в авантюру.

Пришедших на кастинг не просили показать работы или продемонстрировать способности, им задавали один вопрос: «Вы отсидели в тюрьме десять лет из двадцати, у вас есть возможность выйти условно-досрочно. Что вы скажете, чтобы вас отпустили?»

За год подготовки к съёмкам только Хезер после вопроса «Почему, по-вашему, вас следует отпустить по УДО?» посмотрела мне прямо в глаза и сказала: «Я не считаю, что меня следует отпускать».

Дэниел Мирик

режиссёр

Помимо Хезер Донахью отобрали ещё двоих молодых людей — Джошуа Леонарда и Майкла Уильямса. По задумке, студенты в поисках информации о ведьме приезжают в город Бёркиттсвилль, построенный на месте деревни Блэр. Согласно местной легенде, несколько сотен лет назад там жила старуха. Но даже после смерти её дух не покинул Блэр, что доказывали регулярные пропажи и убийства детей.

Актёрам предстояло общаться как с реальными местными жителями, так и с подставными членами съёмочной группы, о чём Хезер, Джошуа и Майкл не догадывались. Перед съёмками авторы отвезли их в Мэриленд, где предполагали снимать фильм. Они показали им, где разворачивались события мифа.

Только Хезер дали ознакомиться с информацией о ведьме: девушке отдали роль эксперта по истории деревни Блэр. Актёрам рассказали только основу сюжета, а диалоги они должны были придумать на ходу сами. Съёмки проходили в лесу, где студенты разбили кемпинг. На обеспечение безопасности выделили отдельные деньги.

Грегг (продюсер фильма — прим. DTF) отвечал за всю GPS-навигацию по путевым точкам и за то, чтобы актёры передвигались по лесу без нашей помощи. Он должен был научить их работать с GPS-трекером и прочему — основам выживания, базовым правилам безопасности: например, что делать, если что-то случилось.

Эдуардо Санчес

режиссёр

Первоначально планировалось, что съёмочная группа будет следить за кастом и контролировать процесс, буквально прячась за кустом. На деле они только мешали актёрам, поэтому быстро оставили эту идею и стали просто дожидаться момента, когда смогут посмотреть отснятый материал.

Если актёрам нужно было передать дальнейшие указания, создатели картины прятали для них записки, причём часто это держали в секрете даже от партнёров по съёмкам.

В ночь, когда я должен был уйти, авторы фильма оставили мне записку с указанием подождать, пока все устанут, и выскользнуть из палатки. Я помню, там было сказано: «Если кто-то проснётся, скажи им, что хочешь в туалет, и беги оттуда как можно быстрее». Я прибежал к Эду, Дэну и Греггу, которые уже ждали меня. Они посадили меня в машину и сказали, что я еду домой.

Джошуа Леонард

актёр

Съёмки длились всего восемь дней, а еды у актёров становилось всё меньше и меньше. Но в питании их ограничили не только ради экономии: так создатели фильма пытались поставить актёров в непривычную ситуацию и добиться от них нужных эмоций. При таком скудном бюджете ни о каких спецэффектах можно было и не мечтать, поэтому члены съёмочной группы разными способами просто выводили каст из себя. Критики были в восторге.

Один из них на рюкзаке обнаруживает слизь. С их воображением, распалённым разговорами о ведьмах, отшельниках и детоубийцах в лесу, из-за уменьшающихся запасов еды и затухающего костра, они (и мы) боятся намного больше, чем если бы за ними просто гнался какой-то парень в лыжной маске.

Роджер Эберт

кинокритик

К концу съёмок денег вообще не осталось, поэтому финал решили сделать весьма классическим для хоррора — привести героев в тёмный подвал заброшенного дома. Правда, с первого дубля закончить картину не удалось: когда Хезер толкнули и вырвали у неё камеру, она так испугалась, что онемела. Естественная реакция оказалась превосходной, но для кино бесполезной.

Перед тем как представить «Ведьму из Блэр: Курсовая с того света» на фестивале независимого кино «Сандэнс», авторы запустили вирусную рекламу. В качестве маркетингового хода они сказали, что фильм — это реальные съёмки трёх потерявшихся студентов, которых так и не нашли. А вот камеру случайно обнаружили в лесу и передали матери Хезер: якобы это она попросила Мирика и Санчеса сделать из записей фильм.

Авторы создали сайт, на котором можно было найти всю информацию о пропавших. Там же изложили биографию студентов и легендарной ведьмы из Блэр. Когда фильм привезли на фестиваль, на сайт уже подписались около 10 тысяч человек, что для 1999 года было совсем неплохо. Кроме того, создатели распечатали постеры, которые обычно раздают и расклеивают, когда ищут пропавших людей. На маркетинг потратили около 100 тысяч долларов.

Задумка создателей «Ведьмы из Блэр» в итоге сработала, но такое возможно лишь однажды: публика поверила в реальность происходящего и переживала каждую минуту картины, думая, что смотрят документалку. Когда правда вскрылась, у публики был шок, но на авторов никто не обиделся. Успех у зрителей привлёк внимание компании Artisan Entertainment, которая за один миллион долларов выкупила у создателей права на распространение.

Artisan Entertainment вложила в фильм около полумиллиона долларов. Она сделала новый звук, заставила нас переснять несколько сцен. Сотрудникам не понравился оригинальный финал, когда Майкл стоит в углу. Они попросили снять новые концовки — Майкл повесился, Майкла распяли на большой деревянной фигуре, Майкл в разорванной рубашке весь в крови. Мы всё сняли, но они вернулись к исходному варианту. Поэтому бюджет того, что вы видите в кинотеатрах, возможно, составляет от 500 до 750 тысяч долларов.

Эдуардо Санчес

режиссёр

В США фильм собрал более 140 миллионов долларов, общие сборы превысили 248 миллионов. В кинематографе у него была особая роль: он дал надежду на успех каждому автору, у которого есть идея, но нет средств.

«Пила» (2004)

Бюджет: 1,2 миллиона долларов, сборы: 103,1 миллиона долларов.

Случайное знакомство двух студентов Джеймса Вана и Ли Уоннелла в Мельбурнской киношколе вылилось в создание одного из самых успешных триллеров в кинематографе — «Пила».

Как это часто бывает, молодые люди и не думали, что их жизнь будет связана с фильмами ужасов. Учась в школе, каждый из них видел себя в Голливуде.

Ты и правда начинаешь верить: «Вау, я буду следующим Стивеном Спилбергом». Затем, конечно, ты заканчиваешь киношколу и спустя два месяца работаешь на какого-то парня, который монтирует свадебные видео. И ты такой: «Боже мой, это реальность. Теперь это моя жизнь».

Ли Уоннелл

сценарист

Такая реальность явно не устраивала молодых кинематографистов, и они решили последовать примеру авторов «Ведьмы из Блэр»: накопить денег, занимаясь нелюбимой работой, и снять что-то в своём стиле, с которым зритель смог бы их ассоциировать. Вдохновением для молодых людей тогда служили режиссёры Кевин Смит и Роберт Родригес, которые снимали ровно то, что хотели.

К работе Ван и Уоннелл приступили, когда накопили пять тысяч австралийских долларов (около двух тысяч американских), однако долгое время они не могли определиться с идеей. Кинематографисты сразу договорились, что сюжет должен нравиться обоим.

В итоге Ван отобрал три варианта. В первом была некая астральная проекция, но снять это им ещё было сложновато. Второй сюжет рассказывал о парне, который просыпается утром весь расцарапанный и вечером ставит камеру, чтобы узнать, что с ним происходит. Наконец, третья идея была такой:

Простой концепт: два парня в комнате, на полу между ними лежит труп. У них есть пистолет и магнитофон. И я сказал Ли: «Я не знаю, что происходит, но знаю концовку, там будет бла-бла-бла». Я знал, что в конце будет неожиданный поворот, но что случится между этими двумя моментами, я понятия не имел.

Джеймс Ван

режиссёр

Уоннелл понял, что в этом что-то есть, и согласился развить сюжет. Другу он поставил единственное условие: фильм должен будет называться «Пила». Ван не имел ничего против.

Идея для героя Конструктор (Jigsaw) появилась у Уоннелла на приёме в больнице. Сценаристу тогда было 24 года, и его начали беспокоить бесконечные мигрени. Молодой человек сразу же обратился к врачам, и его направили на МРТ. Сидя в приёмной, Уоннелл наблюдал за пациентами; некоторым ставили страшные диагнозы. Он подумал: что, если на месте смертельно больного окажется психопат, которому нечего терять?

Этот парень будет совсем не как доктор, который говорит «У вас остался год жизни, постарайтесь насладиться им». Он сам будет погружать людей в чрезвычайные обстоятельства и говорить: «Вам осталось жить десять минут. Как вы их проведёте? Будете ли пытаться спастись?»

Ли Уоннелл

сценарист

Такой герой отлично вписался в концепцию, которую предложил Ван. Ещё один персонаж фильма — санитар Зепп Хиндл, который помогал злодею похищать людей — имел реальный прототип. В одном интервью Джеймс Ван рассказал: в юношеские годы он прочёл историю о человеке, который влезал в чужие дома и щекотал жильцам пятки. Когда его арестовали, он признался полиции, что его заставляли это делать, присылая инструкции на кусочках пазла.

Когда молодые люди закончили писать сценарий, они до сих пор понятия не имели, как им это снимать. Они были уверены лишь в том, что Ван должен стать режиссёром, а Уоннелл — сыграть главную роль. В доказательство своему предположению они сняли эпизод, который станет визитной карточкой картины.

Но в начале 90-х дела в австралийском кинематографе шли не очень хорошо, и даже те, кто интересовался проектом, не мог найти на него денег. Тогда творческий дуэт решил поехать в США.

Когда мы приехали в Лос-Анджелес, в одной руке у нас был сценарий, а в другой — DVD. Людям нравится сценарий, но диск им нравится больше. Как мы быстро поняли, в Лос-Анджелесе у многих дефицит внимания. Читать сценарий нестерпимо скучно, это как ночной кошмар.

Ли Уоннелл

сценарист

В Голливуде дела начинающих кинематографистов пошли заметно лучше: идеей Вана и Уоннелла заинтересовались сразу несколько студий. Проблема была в том, что никто из боссов не видел в них режиссёра и актёра. Только одна компания, Twisted Pictures, согласилась дать им возможность снять собственный фильм и сыграть в нём.

Несмотря на то, что продать сценарий молодые люди могли и подороже, ради возможности сделать всё самим они согласились на маленький бюджет и приступили к съёмкам.

Если вы выберете студию DreamWorks, вы получите их версию фильма. Что-то вроде: «Этим летом Майкл Бей представляет „Пилу“. В главных ролях Джош Хартнетт и Майкл Дуглас». В трейлере обязательно были бы гонки на машинах, и, может быть, даже кукла сидела бы за рулём одной из них.

Ли Уоннелл

сценарист

Бюджет составил 1,2 миллиона долларов, но на производство потратили только 700 тысяч — продюсеры знали, на чём экономить. По сюжету, почти всё действие разворачивается только в одном месте, где двое людей скованы цепями.

Всего в сценарии было лишь 14 говорящих персонажей. Если кого-то нужно было показать издалека или мельком, задействовали других людей из каста.

Мы базировались на одном из предприятий в Лос-Анджелесе — гигантском старом текстильном заводе, преобразованном в производственные помещения. Мы построили только туалет: остальные локации существовали внутри или вокруг предприятия. Выполнять важные операции на съёмочной площадке мы взяли опытных людей, с которыми уже работали, а ещё рискнули нанять новичков на ключевые творческие должности — художник-постановщик, оператор, монтажёр и так далее.

Марк Бург

один из основателей компании Twisted Pictures

Из-за низкого бюджета у Вана было строго ограничено количество дублей — не больше двух на каждого актёра. Поэтому режиссёр обижается, когда «Пилу» сравнивают с триллером «Семь» в пользу последнего: Финчер мог позволить себе несколько десятков дублей.

Джеймс Ван и Ли Уоннелл отказались от своих гонораров, договорившись работать за процент от прибыли. На самом деле для них это был большой риск: «Пила» считалась рядовым малобюджетным независимым фильмом ужасов, и ничто не предвещало её успеха. Первоначально её даже планировали выпустить только на видео.

Но в январе 2004 года аудитория на кинофестивале «Санденс» неожиданно пришла в восторг от увиденного. Фильм решили прокатывать в кинотеатрах, и не зря: за первый уикенд в октябре того же года «Пила» собрала более 18 миллионов долларов, пропустив вперёд только триллер «Проклятие» (для него это была вторая неделя проката) и «Рэя» — драму о музыканте Рэе Чарльзе.

Всего за пару месяцев фильму ужасов удалось собрать более 55 миллионов долларов. Ещё 48 миллионов добавили мировые сборы. Уже в 2005 году вышло продолжение «Пилы», бюджет которого достиг четырёх миллионов, а сборы — 147 миллионов. В 2010-м франшиза попала в Книгу рекордов Гиннеса как самый успешный триллер, собрав к тому моменту более 733 миллионов долларов.

Сложно переоценить значение «Пилы» и для кинематографа: на спаде интереса к слэшерам фильм предопределил новое направление в жанре.

#топы

 

Источник

Читайте также

Меню