Дети школьного возраста. Обзор фильма "Класс" 2007 года

О фильме Ильмара Раага «Класс» я узнала относительно недавно. Это – тяжелая психологическая драма, основанная на реальных событиях – массовом убийстве 1999 года в американской школе Колумбайн, когда два одиннадцатиклассника – 18-летний Эрик Дэвид Харрис (англ. Eric David Harris , 9 апреля 1981 – 20 апреля 1999) и 17-летний Дилан Беннет Клиболд (англ. Dylan Bennet Klebold , 11 сентября 1981 – 20 апреля 1999) расстреляли 13 человек и ранили ещё 23-х.

В конечном итоге оба парня совершили суицид в школьной библиотеке. Заметим, что Эрик Харрис был одет в берцы, перчатки без пальцев, черные брюки и белую футболку с надписью «Natural Selection» («Естественный отбор»).

Позже эта трагедия стала настолько популярной, что вызвала целое негативное течение подражателей, которое до сих пор остаётся актуальной и серьёзной проблемой. Так, известно, что самой явной копией американского массового убийства стала бойня в керченском политехническом колледже, где Владислав Росляков был также одет, как Эрик Харрис, а на его футболке черным по белому было написано «Ненависть» – это слово в полной мере отражало то, что было на душе у восемнадцатилетнего невзрачного юноши.

Но одно дело – вопиющая суровая реальность, а совсем другое – художественный вымысел. Взяв за основу вполне реальную трагедию, эстонский режиссёр показал нам историю отвергнутого всеми по непонятным причинам спокойного и тихого парнишки Йозепа Раака, которого мне было искренне жаль до слёз.

Фильм был выпущен на экраны 16 марта 2007 года. Это – своего рода предупреждение тем, кто не любят учить уроки истории, ещё одна легенда, что сильным нельзя обижать слабого человека, ибо семь раз он упадёт, семь раз поднимется, но, когда поднимется в последний раз, сильные падут и не встанут.

Здесь также есть своего рода лидер, которому в кайф было ежедневно стебаться и унижать Йозепа – Андерс Allikmäe, он же и призывает класс постоянно избивать несчастного парня и преследовать его другими способами, например, полностью раздевать его, а затем толкать его в раздевалке для девочек. Впоследствии Йозеп застрелил его одним из первых:

Но одноклассник по имени Каспар Кордес, который был другом Андерса, решает перейти к вопросу лояльности, идя против Андерса и других развлечений, преследующих Йосепа, защищая его, например, давая ему запасную пару ботинок, когда Пол порвал их, что не очень хорошо сочетается со всем классом, и поэтому Каспар отделяется от всей группы, которую сформировал класс, несмотря на все угрозы Андерса ни в коем случае не приближаться к Йозепу: “Ты же знаешь, в нашем классе НИКТО не заступается за Йозепа!”.

Ученики класса здесь показаны как стая, вожак которой, унижая Йозепа, нагоняет на остальных страх, чтобы они видели, что будет с ними, если откажутся подчиняться воле вожака. Некоторые мальчики и девочки хоть и понимают, что Андерс и его приспешники поступают плохо, но из-за страха боятся высказываться.

Появляется аллюзия к так называемым фашистским и авторитарным политическим режимам. Прессование нескольких людей вызывает страх у миллионов, и миллионы подчиняются кучке оголтелых дикарей, захвативших власть, что мы и наблюдаем в реальной жизни во взаимоотношениях некоторых подростков друг с другом.

Во втором эпизоде (про украденную тетрадку) показано, как Андерс добивается объединения стаи, делая из Йозепа “врага”, пиная которого каждый почувствует себя немного лучше, или праведнее. Можно вспомнить фильмы, основанные на реальных событиях (одна история в двух версиях), «Американское преступление» (“An American Crime”, directed by Tommy O’Haver, 2007) и «Девушка по соседству» (“The Girl Next Door”, directed by Gregory M. Wilson, 2007), где объединение детей, не склонных к насилию, произошло именно по такой же причине, через внушение, вожак (безумная мать) убедил, что, истязая слабого, они поступают правильно, по закону.

В следующем эпизоде (про модные ботинки) Андерс и стая торжествуют победу, ибо увидели самоунижение жертвы. Они ощутили праведность, силу, что сделали всё правильно, теперь они сильное сообщество, объединённое одной целью. Они готовы к любым испытаниям, и всегда во всём победят.

Между этим эпизодом и следующими есть сцена с надвигающимися тучами (по таймеру 00:39:45), символизирующими приближение трагедии, точно так же, как было в фильме «Слон» (“Elephant”, directed by Gus Van Sant, 2003), чтобы показать переход от причины к последствиям.

В четвёртом и пятом эпизоде ситуация накаляется. Интересно поведение взрослых, которые не могут ни понять мир детей, не достучаться до их сознания, чтобы получить какие-либо ответы. Здесь и неадекватные учителя, которые не видят очевидного, и директор школы, которая не разбирается в деталях, и бабушка, которая не может нормально поговорить с Каспаром, впрочем он и сам не стремится на контакт, но по характеру он нормальный, просто, с ним надо говорить не как с малышом-идиотом.

И самое главное, родители Йозепа, что его отец Маргус, что мать, хоть и встревожены новостями из школы, но дальше кухонных разговоров проблема не ушла. Ученики в классе разделились на виды. Либо пассивные наблюдатели, словно они не различают жизнь от кино, либо просто наблюдатели, даже испытывающие удовольствие, когда происходит унижение Йозепа.

Самосохранение иногда обретает такие чудовищные формы, когда люди заталкивают глубоко чувство справедливости, видя творимое беззаконие, и испытывают оргазм от счастья. Лидер, боевики, пассивная послушная толпа, избранная жертва, фашизация маленького общества прошла успешно, и все довольны.

Кроме Каспара, который не хочет смывать в унитаз проснувшееся в душе чувство чести. Но что он, приехавший в большой город из непрестижного места, опасающийся, что его отправят обратно, может сделать против толпы?

Однако из истории известно, что одурманенная толпа в таких режимах, слепо идущая за вожаком, всегда обретает то, что заслуживает.Чем больше давление, тем сильнее взрыв. Чем сильнее давишь, тем быстрее сломаешь. Чрезмерно натянутая струна лопается. В таком состоянии любое лишнее усилие может привести к катастрофе.

Андерс со своей компанией, уверенный в своей абсолютной власти и безнаказанности, что можно подтвердить совещанием учеников после того, как учительница пошла жаловаться директору школы, сделал последний шаг, добился того, что Йозеп и Каспар уже не смогли ни выдержать, ни простить.

Символично, что это произошло на берегу моря. На границе двух стихий, воды и земли. Словно и стало той самой границей, которую одурманенная толпа, вкусившая кровь и власть, перешла, нарушив баланс природы.Таким и стал ответ природы, восстанавливающей баланс.

В неконтролируемой форме. Когда рикошетом может задеть и невиновных. Финальная сцена входа в столовую Каспара и Йозепа показана вполне реалистично – трясущиеся руки, перекошенное от страха лицо, выстрелы наугад и большей частью мимо, где пули направляются лишь желанием поразить врага, а не мастерством стрелка.

Всего этого можно было бы избежать, если подавить агрессию Андерса в самом начале, но Йозеп не склонен к какому-либо насилию, он тихий мальчик, читающий книги и делающий домашнее задание прилежно. В данном случае отец был обязан взять сына под защиту, но для этого надо уметь быть родителем, быть отцом, понимать своего ребёнка, любить его, общаться с ним, чтобы завоевать доверие сына и помогать ему идти по дорогам этого сложного мира. Здесь не было взрослых, только подростки, а они мыслят по-другому, что часто приводит к трагедиям.

Фильм «Класс» – настоящий артхаус. Он снят на очень небольшие деньги и в предельно короткие сроки. От кино этого ряда «Класс» отличает, пожалуй, сконцентрированная жёсткость и откровенность. Зритель видит подростковую жестокость в её крайнем проявлении.

Нужны ли такие фильмы обществу? Мой ответ – безусловно, да. «Класс» раскрывает ошибки взрослых, которые необходимо исправлять и исключать, чего в реальной жизни, к сожалению, не происходит никогда. Колумбайн, Благовещенск, Керчь, Казань – это ещё далеко не полный список расстрелов в учебных заведениях!

Знаете ли Вы, в чем проблема нашего общества? В том, что у нас все делится только на черное и белое, что обязательно нужно выбрать одну из сторон. Оправдания ни Рослякову Владу, ни тому же Ильназу, ни ребятам с Колумбайна действительно нет, но попробуем ненадолго встать на их место пробовали встать и понять, почему они такими стали, дабы усвоить ошибки, истинные причем ошибки прошлого и постараться не допустить этого в дальнейшем!

Там ведь причина не только в школьном учителе, родителях, которые чего-то упустили, недоглядели, там просто ворох проблем, с которыми эти ребята остались наедине и не оказалось рядом с ними ни психолога, ни умного человека, который мог бы протянуть им вовремя руку помощи, поговорить по душам, остановить…

Конечно, проще всего сейчас как страус голову в песок засунуть и скинуть свою ответственность. Строить из себя правильных. Проще всего же пафосно поскорбеть, снимая заплаканные лица крупным планом, возлагать никому не нужные цветочки со свечками, шарики в небо, как на празднике, запускать, спустить всех собак на того же Галявиева или Эрика Харриса и казни для него требовать, ведь он плохой, а мы хорошие.

А что, Галявиев один такой? Давно ли Росляков и Шамсутдинов “отличились”? Да и мертвецов этими церемониями не вернёшь. Вместо того, чтобы растрясать воздух о необходимости охраны в учебных заведениях и каждый гребаный год в душу родственникам погибших лезть, снова и снова смакуя подробности трагедии, беря интервью и расписывая в душещипательных статьях про то, что, мол, время не лечит и боль не утихает в сердцах, не лучше ли обратить внимание на более важные вещи, истинные причины случившегося, которые никто в упор не видит или даже не желает замечать?

Давно нам всем пора прозреть и понять, что это МЫ, как ни тяжело это признавать, хоть прямо, хоть косвенно, но виноваты в том, что дети становятся такими! Это НАША ошибка, это МЫ расслабились слишком и допустили. Своей вседозволенностью, халатностью, абсолютным безразличием ко всем и вся.

Ну не было ведь у нас такого раньше! Значит мы не так что-то делаем, раз дети не тем путем пошли. Но зачем разбираться, почему так происходит и как это исправить, правда? Мы лучше запретим всё на свете – игры, фильмы, аниме, литературные произведения, еще больше ненависти и жестокости детям покажем, требуя смертной казни и показывая тем самым, что имеем право решать, кому жить, а кому нет.

Да не имеем! Никто не имеет, ни те ребята с Колумбайна, Казани, Благовещенска и Керчи,, НИ МЫ! Если вы на самом деле так любите и цените детей, станьте ЛУЧШЕ для НИХ, чтобы было с кого хороший пример брать. Стыдно! Очень стыдно за людей.

Вспоминается цитата из другого фильма: “Это никогда не закончится. Всегда приходят другие”.Убийство преступника НЕ решит проблему, проблему решит ПРЕДОТВРАЩЕНИЕ превращения человека в преступника.

Толку-то от его смерти, когда он сам убил уже? Ни его не остановит, ни других. Тот же Росляков вообще сам застрелился, а сколько убить перед этим успел? И вы таких людей казнью пугать собрались? Вы вообще хоть понимаете, что сами хотите людей чужими руками убивать, вас это не пугает?!

Почему я, собственно, анализируя фильм, то и дело обращаюсь к реальным трагедиям, спросите Вы? Ведь я должна уметь различать вымысел от реальной жизни. Я отвечу Вам, что, как говорила моя учительница литературы, литература или фильм – это, прежде всего, отображение нашей действительности.

Фильм “Класс” ну никак не назовёшь вымыслом в полном смысле этого слова. Да, пусть действие картины перенесено из Америки в Эстонию, из 1999 года в 2006-й, а подростки кончают с собой не в библиотеке, а в кафетерии школы – суть не в этом. Наиболее точно здесь отображается несправедливость окружающего мира, такое же попустительство, халатность руководства школы, которые позволяли Андерсу и его компании учинять зверства и попросту не оставили парням иного выбора…

Так, учителя здесь подходят к своим обязанностям формально, а родители далеки от детей. На мой взгляд, учительница не должна была наказывать старшеклассников, провоцируя усиление травли. Ей нужно было постараться разобраться в конфликте, пусть даже не сразу. Возможно, подключить психолога или даже комиссию по делам несовершеннолетних и правоохранительные органы – смотря, насколько далеко зашла ситуация.

Но у учителя в современной школе слишком много обязанностей, есть ли у него силы и желание вникать в суть конфликта? (Где, кстати, школьный психолог?) Если кто и должен вникать в подробности, то это родители. Не звонить им нужно было в школу, а разговаривать с детьми.

Так, отец Йозепа – Маргус говорит сыну очень правильные с его точки зрения слова, что тот не должен быть игрушкой для избиения и, как мужчина, должен уметь постоять за себя. Но он основывается, конечно же, на собственном опыте и не понимает, что делает дистанцию между собой и сыном непреодолимой.

Брутальный отец хотел бы, чтобы сын походил на него, но, заметьте, что далеко не всегда дети сходны характером с родителями. Хотелось бы увидеть ещё родителей Андерса, но они показаны только в продолжении фильма, на похоронах.

В фильме есть два, казалось бы, второстепенных момента, которые произвели на меня наиболее тяжёлое впечатление. Первое. Присутствие девчонок среди подростков во время сцены интимного характера на пляже.

Почему они все до единой молчат? Боятся Андерса? А если бы вмешались, закричали сразу бы две или три? А может, им нравится происходящее?! Можно ли после их молчания-согласия назвать этих особей женского пола не только девушками, но даже и людьми?!!

Второе. Мы не знаем, где родители Каспара. По какой-то причине главный герой живёт лишь с бабушкой. Ближе к финалу Каспар говорит ей: «Прости меня, бабушка». У меня болезненно сжалось сердце. Как можно сказать бабушке хоть одно слово, как можно толкнуть любимую бабушку в бездну собственной боли, унижения и отчаяния? Каспар может лишь просить о прощении.

Ущербность личности, как правило, определяется желанием одного человека возвыситься за счёт унижения другого; о том, что нужно уметь ограничивать собственное «я», так как ущемлённое самолюбие эгоцентрика похоже на оскалившую зубы крысу и очень опасно; и, конечно, о том, что жестокость логично порождает ответную жестокость, выросшую, как снежный ком, который легко ломает человеческую жизнь.

Однако, как я заметила в комментариях Вконтакте к данному видео, нашлись те, кто не разделял задумку режиссёра. Они полагали, что “Класс” выступает своего рода катализатором, героизирует ужасный поступок Каспара и Йозепа, и выразили справедливые опасения, что картина может также вызвать волну подражания среди неуравновешенных и глупых подростков, как однажды произведение великого и ужасного Стивена Кинга “Ярость” стало таковым, и писатель вскоре сам изъял её с продажи, поскольку трагедия, красочно описываемая на страницах именно психологического романа, как у Достоевского, а не в жанре ужасов, воплотилась в реальную жизнь.

Одна из вырезанных сцен происходила сразу после ситуации на пляже. Начинается дождь, но Каспар по-прежнему стоит на песке на коленях. Йозеп дотрагивается до плеча Каспара, но тот грубо отталкивает одноклассника. Тогда Йозеп начинает бить Каспара ногами с криком: «Я не просил тебя защищать меня от Андерса! Я сам мог со всем справиться!», после чего собирается уходить.

Каспар спрашивает у Йозепа, куда он идёт. Тот отвечает: «Я собираюсь застрелить их». Каспар спрашивает, где он достанет оружие. Йозеп отвечает, что оно есть у его отца. Каспар говорит: «Ты сядешь в тюрьму». Йозеп отвечает: «Поэтому я собираюсь покончить с собой». Сцена завершается вопросом Каспара о том, какое именно решение принял Йозеп.

Завершая обзор, отмечу, что Ильмар Рааг также снял сериал «Класс. Жизнь после» в 2010 году, который насчитывает семь эпизодов.

Эта экранизация раскрывает судьбы тех, кто пострадал в трагедии, причем как родителей жертв, так и стрелявших. В Вконтакте в полной версии, в свободном доступе мне попалась на глаза только одна из серий, где мы воочию лицезреем страдания отца Йозепа, Маргуса, который тяжело справляется со смертью своего сына.

Он никак не может признать за собой даже часть вины в том, что совершенно не понимал, как сильно нуждался Йозеп в поддержке. Маргус требует от окружающих подсказать ему, что делать и как реагировать на произошедшее. Его жена Лиина уходит из дома к своей сестре и винит Маргуса, потому что именно его оружием Йозеп и Каспар расстреляли одноклассников.

По её мнению, именно Маргус разговорами о мужественности и необходимости давать сдачи обидчикам, спровоцировал случившееся. На работе ему дают отгул, сославшись на тяжёлое психологическое состояние. Он ищет поддержки, но начинает напиваться.

Отцы убитых детей даже избивают Маргуса возле его собственного подъезда, но потом оставляют в покое, когда убеждаются в том, что он страдает не меньше их. Вероятно, что случившееся слишком непонятно и разрушительно для психики такого простого человека как Маргус. Он даже не может прийти на похороны сына. Фильм заканчивается тем, что его жена возвращается домой с готовностью поддержать его.

О судьбе же Каспара, второго из стрелявших, нам повествует финальный эпизод, где адвокат стрелка старается смягчить его участь. Защита Каспара становится серьёзной проверкой её профессиональных навыков. Положение осложняется ещё тем, что большая часть СМИ и общественности стоит на стороне Каспара и оправдывает его поступок, из-за чего Ингрид вместе с судом попадает в тупик: если они выдадут Каспару оправдательный приговор, то это будет означать, что расстрел — признанный способ борьбы со школьной травлей.

В итоге вспыхнувшие у Ингрид чувства к Каспару помогают ей решить ситуацию так, чтобы Каспар не получил жестокого приговора, что в контексте данного фильма выглядит как-то уж совсем нелепо и нелогично, да и с какой стати обществу быть на стороне Каспара, когда они прекрасно знают, что он убил ребят вместе с Йозепом?!

А каковы Ваши впечатления от данного фильма?

 

Источник

Читайте также

Меню