«Держим руку на пульсе»: как «Вечерний Ургант» отбирает музыкальных гостей? Рассказывает редактор шоу

О выборе исполнителей, закулисье новогоднего выпуска «Ciao2020», тонкостях организации и наступлении из TikTok.

«Вечерний Ургант» — одно из самых ярких шоу современного российского телевидения. Особое место в нём занимают музыкальные номера: оно становится площадкой для выступлений как артистов, давно обосновавшихся в шоу-бизнесе, так и для новых проектов, прославившихся благодаря соцсетям. Такое разнообразие делает передачу своего рода энциклопедией современной музыки для зрителей.

Находить интересных артистов — работа музыкального редактора «Вечернего Урганта» Сергея Мудрика. Мы поговорили с ним о том, как он оказался в команде популярного шоу, о принципе выбора артистов, его собственных музыкальных предпочтениях и новогоднем проекте «Ciao2020», который стал знаменит не только в России, но и в Италии.

«Благодаря интернету появился целый музыкальный пласт»

Как ты попал в «Вечерний Ургант» — проходил отбор или тебя пригласили?

Всё произошло довольно спонтанно и случайно — вакансию я не «караулил», да и вообще не подозревал о её существовании. В редакции «Вечернего Урганта» довольно редко случается ротация кадров, как я выяснил позже. Но летом 2017 года команду покинули несколько человек, в том числе и музыкальный редактор Семён Киселёв (он после этого работал музыкальным продюсером шоу «Студия 69» на YouTube-канале «Ламборджинсы»).

У меня был некоторый профессиональный бэкграунд в качестве журналиста — я много лет писал репортажи, статьи и новости для портала zvuki.ru, ну а активным слушателем всевозможной музыки был с самого детства. Также что-то раз в пару месяцев писал про музыку в свой твиттер, который читал редактор «ВУ» Артём Мовчан. Собственно, у него и возникла идея, что я могу подойти на освободившуюся вакансию ответственного за музыкальные номера — претендентов на эту должность искали только по знакомству.

В августе 2017 года я работал в рекламном агентстве, отгулял все отпуска за год и морально готовился к горячей осенне-зимней поре ожесточенных битв за тендеры. Но одно сообщение от Тёмы перевернуло мой мир с ног на голову. Я сделал тестовое задание, поехал в «Останкино» на собеседование с Иваном, выпускающим продюсером Анной Колесниковой и главным автором Денисом Ртищевым.

Мне кажется, собеседование я провел не блестяще (смеётся), но сроки поджимали, съёмки сезона уже начались, и мне дали шанс. У меня был месяц испытательного срока, на это время я взял на прежнем месте работы отпуск за свой счёт, но почти сразу понял, что в рекламный бизнес больше не вернусь.

В чём заключаются функции музыкального редактора «Вечернего Урганта»?

В первую очередь, держать руку на пульсе происходящего в индустрии. Если отвечать более предметно — обрабатывать входящий поток заявок от представителей артистов, находить контакты самому в случае, если инициатива исходит от нас. Вести коммуникацию, следить за всеми сопутствующими съёмке номеров аспектами, написать для Ивана текст, который он говорит перед началом номеров. Ну и участвовать во всех креативных штурмах, связанных с музыкальной составляющей шоу, и всячески способствовать их воплощению в жизнь.

Когда ты занял пост музыкального редактора, в шоу стали выступать артисты, которые до этого не появлялись на ТВ. В начале работы тебе приходилось отстаивать свой выбор? Или новый музыкальный облик был запросом работодателя?

Никакой «борьбы» не было. Думаю, к тому моменту просто назрел факт, что благодаря интернету появился целый музыкальный пласт, взрастивший сам себя, вопреки традиционным СМИ, которые до этого по сути диктовали творческую повестку в музыкальном пространстве. О том, как в шоу-бизнесе 90-х были важны, например, газеты, можно прочитать в весёлой книге музыкального журналиста «Аргументов и Фактов» Владимира Полупанова «Артисты тяжелого поведения».

В последнюю пятилетку рынок так видоизменился, что теперь популярность артистов зарождается в сети — в YouTube ли, инстаграме или тик-токе. Кажется, в 2017 году случился некий водораздел.

Стало очевидно, что новые имена из сети могут собирать на концертах столько же людей, сколько признанные гранды.

К тому времени встал на ноги стриминг, в индустрию пришло больше денег. С тех пор вообще началось золотое время: никогда ещё артисты в России столько не зарабатывали со студийных записей, из-за традиционно сильного пиратства. В общем, всё предрасполагало к тому, что органично сформировавшаяся новая музыкальная волна будет, скажем так, легитимизирована. Ну и кто, если не «Вечерний Ургант», шоу во многом ориентированное на молодую аудиторию, должен был стать в этом деле первопроходцем.

Сколько часов в день ты посвящаешь слушанию музыки и какой процент из этого занимает знакомство с новыми композициями?

Сейчас стал слушать меньше музыки. Видимо, срабатывают какие-то внутренние предохранители, которые помогают не почувствовать профессионального переутомления. Но, так или иначе, несколько часов в день всё равно этому посвящаю.

Что-то знакомое для себя теперь освежаю в памяти с помощью виниловых пластинок, которые активно, к сожалению для своего кармана, собираю. Новое преимущественно слушаю в стримингах. В витринах сервисов появляется большинство любопытных свежих релизов. Это помогает оперативно ознакомиться с текущей музыкальной повесткой.

«„Вечерний Ургант“ как ежедневное шоу активно занимается фиксацией действительности»

Присылают ли группы и исполнители в адрес «Вечернего Урганта» свои композиции? Есть ли у таких исполнителей шанс?

Конечно, условные «заявки» на шоу мне постоянно присылают. Ввиду того, что у меня есть ряд сторонних проектов и собственный профильный телеграм-канал, присылают музыку уже и без конкретных целей, просто чтобы я был в курсе. Если артист появился совсем с нуля, и у него нет определенных творческих свершений, успехов и профессиональных очков, то шансов попасть в шоу у него нет.

Многие музыканты путают причину и следствие и думают, что появление у нас в шоу сразу сделает их знаменитыми.

Увы, это работает в обратной последовательности: вокруг музыканта сначала появляется легенда, бэкграунд, достижение или нечто ещё любопытное, а уже потом вероятно случается выступление в программе. А вероятно — не случается (смеётся).

Тобой когда-нибудь пытались манипулировать, чтобы выступить в «Вечернем Урганте»?

(Громко смеётся) Не замечал.

Какие критерии, помимо твоего личного вкуса, влияют на выбор музыки для «Вечернего Урганта»? Какую роль в этом играет Иван Ургант?

В целом это конфиденциальная информация, и я не могу раскрывать деталей, однако в общении с артистами я представляю редакцию, которая даёт коллегиальный ответ. Иван Ургант, конечно, в курсе происходящего и ознакамливается с творчеством артистов, когда идёт речь о возможном их приглашении к нам в гости.

Влияют ли политические взгляды на то, будет ли приглашён исполнитель или нет?
Мне кажется, у нас в достаточном количестве было артистов, которые заявляли о точках зрения, которые принято считать «оппозиционными». Соответственно, на практике подтверждённый ответ — нет.

Случается ли, что тебе приходится «протаскивать» какого-то интересного артиста?

Иногда мои симпатии могут повлиять на появление того или иного артиста, но, в целом, я чувствую внутреннее настроение программы, в котором ясно, будут ли уместны те или иные имена. Мне нравится немалое количество музыки, которое пока в «ВУ» я не вижу. Справедливо и обратное — далеко не вся музыка, появляющаяся в программе, вызывает у меня личную симпатию.

О попадании каких групп, артистов в «Вечерний Ургант» ты мечтаешь?

Список, мне кажется, будет безразмерным, если я попытаюсь всунуть в него всех своих любимых артистов. Очень короткий список, который можно растягивать бесконечно: Аукцыон, Radiohead, Пол Маккартни, Дэймон Албарн с любым своим проектом, Кейт Буш.

В последнее время вы стали приглашать в шоу музыкантов-тиктокеров. В этой соцсети можно найти интересных исполнителей, или это способ привлечь молодую аудиторию?

Да вообще немного [тиктокеров приглашали], если бы мы реально хотели «хайпануть» на этой теме, их было бы намного больше. Просто успех того же Милохина вышел за границы отдельно взятого приложения, и его визит я расцениваю скорее как социокультурный феномен, который необходимо отразить в программе, чтобы запечатлеть дух текущего времени.

Тиктокер Даниил Милохин на «ВУ»

Я давно сформулировал для себя эту концептуальную историю — «Вечерний Ургант» как ежедневное шоу активно занимается фиксацией действительности, чтобы любой человек, отмотав на энное количество времени назад, смог посмотреть нашу программу и рассмотреть эдакую фотографию отдельно взятого времени.

Она в чём-то пристрастна, фотограф сам выбирает ракурс и обрабатывает фото, но мы таким образом всё равно сохраняем отдельные отрезки течения времени, простите за пафосность, для вечности. Но при этом имеем полное право считать что-то более интересным для нас, а что-то — более интересным для других телеэфиров.

В конце концов, у нас весьма ограниченный ресурс, и музыкальные номера, вопреки мнению тех, кто не следит за программой сейчас, появляются далеко не в каждом выпуске (хотя я, конечно, хотел бы, чтобы они были в каждом), активно гастролирующих и выпускающих релизы артистов со стабильной аудиторией в десятки раз больше, чем мест в эфире.

О каких ресурсах идёт речь — технических, финансовых? Вы платите артистам за выступление на шоу?

Программа находится в рамках хронометража, и музыка в эти рамки иногда не влезает. Технические возможности есть, а финансовые взаимодействия между артистами и программой принципиально отсутствуют. Они нам дают контент, а мы им — промо-площадку для их инфоповодов. Кто там пишет про то, что за визит к нам артисты «платят миллион» — читать смешно, это легко можно спросить у инди-групп, игравших у нас.

В рамках шоу в музыкальных номерах артисты всегда выступают с живым сопровождением. Почему это принципиально для редакции «Вечернего Урганта»?

Вопрос исполнения живьём один из принципиальных, да. Мне сложно что-то сказать, потому что я пришёл на программу на шестом году её существования, а это правило было принято изначально. Полагаю, на момент 2012 года (когда начал выходить «Вечерний Ургант» — прим. TJ) на российском телевидении шоу с живой музыкой оставалось редкостью.

У нас есть все возможности и ресурсы для того, чтобы снимать музыкальные номера с самым технически непростым аккомпанементом. Был случай, когда к нам в гости приезжала американская группа Shinedown, которая ввиду собственного комфорта и некоторого недоверия к непроверенным звукорежиссёрам взяла и выкатила на площадке целиком свой настоящий, полновесный концертный техрайдер. И по звуку, как мне кажется, получилось в итоге хуже, чем если бы финальный микс оставался за нашими звукорежиссёрами на наших технических мощностях.

Выступление The Jesus And Mary Chain на «Вечернем Урганте»

Этот случай тоже нас многому научил. Ярким примером был визит группы The Jesus And Mary Chain, которые много, скажем так, капризничали на площадке, а в итоге после эфира сказали, что это лучшее их телевизионное участие за всю историю, и остались в восторге.

«Во время локдауна музыкальная составляющая была сведена до минимума»

Как ты организуешь выступления артистов? Сталкиваешься ли с хамским или неадекватным поведением?

Когда приглашение сформировывается, я пишу представителям артистов, мы обговариваем дату съёмки и тайминг, они предоставляют техрайдер, связываю их звукорежиссёров с нашей технической командой, если есть предпочтения по визуальной части выступления — обговариваем и это. В день съёмки артист приезжает на площадку и записывает номер. Так и организую.

В плане поведения — нам повезло, к программе почти все артисты относятся максимально благосклонно, но всякое случается: и артисты разные бывают, и их «свита» тоже по-разному, бывает, себя ведёт. В случае с иностранными музыкантами, активно содействуют визиту концертные агентства, которые привозят музыкантов в Россию, иногда подключаются сотрудники местных отделений мейджор-лейблов (Warner, Universal и Sony).

Случается ли так, что артисты отказываются от выступления в «Вечернем Урганте»? По каким причинам?

Причины, думаю, стоит спросить у самих артистов, но, да, и такое бывало, к нашему сожалению. Благо, эти имена можно пересчитать по пальцам обеих рук за девять лет существования шоу, но оставим их в тайне.

За сколько месяцев составляется музыкальная программа? Бывали ли внезапные отмены выступлений, как вы выкручивались?

Программа обычно составляется в период от одной до четырёх недель. Пытаемся заранее предугадать инфоповоды в виде концертов, за анонсами которых я слежу. Перспективные планы по крупным релизам куда реже, увы, до меня добираются. Какие-то отдельные номера планируются сильно заблаговременно, но и то в большей части случаев это касалось заграничных артистов, которые находятся в весьма жёстком тайминге, который при этом должен сочетаться с нашим графиком съёмок.

Отмены бывали, предупредить это сложно, но как-то стараемся выкручиваться, например, почти всегда в архиве есть какое-то записанное выступление, которое выходит в эфир чуть позже, чем оно было исполнено в студии.

Во время пандемии, с одной стороны, не было живых выступлений, с другой, распространённым жанром стали домашние концерты. Как пандемийная обстановка повлияла на шоу и его музыкальную составляющую?

Главный момент, повлиявший на шоу — вынужденное отсутствие зрителей, что, конечно, ощутимо влияет на атмосферу записи программы. Во время локдауна музыкальная составляющая была сведена до минимума, хронометраж программы активно занимали видеосозвоны, да и число артистов, готовых к очному визиту в студию, резко сократилось.

Я и сам два месяца безвылазно сидел дома, и только потом начал по пропуску ездить на рабочее место в редкие дни, когда снимались музномера. После отмены в Москве системы пропусков музномера вернулись в более-менее привычном объёме. Мысли о записанных в самоизоляции выступлениях, как это происходило в западных лэйтнайтах, если и обсуждались, то недолго, упор был сделан именно на удалённые интервью.

«Всех веселил факт, что в эфире „Первого канала“ будет шоу, где за час не прозвучит ни одного слова на русском»

Новогодний проект «Ciao 2020» стал событием международного масштаба. Можешь ли немного рассказать о кухне его создания?

Историю с новогодними выпусками мы нечаянно, скажем так, но абсолютно органично запустили, придумав в 2018 году первый «Голубой Ургант». Его успех дал нам почву для размышлений, сначала мы думали сделать «Голубой Ургант» ежегодной традицией, в которой каждый раз будет кардинально меняться концепт. Снятый в 2019-м вариант, где популярные артисты приходили в гости к телезрителями на новогоднее празднование, был по мне весьма хорош и оригинален, но резонанса вызвал ощутимо меньше.

Новогоднее шоу «Ciao2020»

Первые мысли о том, что нужно снять по итогам такого специфичного и сложного года, были ещё в августе. Но зачастую, когда стартует сезон и начинается процесс входа в активный рабочий процесс, финальное решение по новогодней программе затягивается, и с идеями по этому Новому году всё шло тяжеловато.

Было несколько рабочих идей, впервые о варианте сделать шоу в духе фестивалей Сан-Ремо я услышал от главного автора Дениса Ртищева в середине ноября. На коллективном мозговом штурме не сказать, что она у всех вызвала восторг, но в какой-то момент стало ясно, что пора уже рисковать и делать. Очень всех веселил факт, что в эфире «Первого канала» будет шоу, где за час не прозвучит ни одного слова на русском.

По песням — изначально была идея сделать каверы на всем известную классику итальянской эстрады, но после очередного обсуждения деталей мы с Денисом и Иваном шли по коридору Останкино на выход, и как-то сама сформировалась идея, что артистам нужно переделать свои песни в духе итало-диско. И перевести их на итальянский.

Когда все детали паззла наконец-то сложились, а ребята из «Чикен Карри» стали активно обдумывать юмористическую составляющую шоу, я составил список из заметных хитов 2020-го года, которые смогут зазвучать узнаваемо после такой творческий трансформации, и чей визуальный образ также узнаваем. Коллективно были выбраны возможные претенденты в нужном количестве по предполагаемому хронометражу.

Когда стало ясно, что придётся перестраивать под проект студию, пришло осознание, что совмещать это со съёмками «обычной» программы не получится никак — выбора не было, мы поставили съёмки с 26 по 28 декабря. Ввиду закрытых границ и отсутствия корпоративов мы понадеялись, что все артисты будут в Москве. В итоге согласились на участие в шоу все, кому мы это предложили, но несколько музыкантов всё-таки к тому времени уже уехали отдыхать в немногие из доступных для туризма стран.

Родились и исключения — чуть по иному принципу поступили Little Big, которые долго думали, как им влиться в концепт, если их главный хит-2020 «UNO» уже, в общем-то, не на русском, и переводить его на итальянский смысла не было, а их участия мы очень хотели. Так родился удалой кавер на «Mamma Maria».

Идея про кавер на «Я спросил у ясеня» родилась у Вани спонтанно, и сразу была предложена Монеточке и Вите Исаеву. Витя чуть ли не в тот же день сделал первую версию аранжировки, и в итоге это превратилось в шикарное завершение шоу. Ввиду участия в съёмках девушек, сыгравших в самом популярном сериале года «Чики», пришла идея позвать Ваню Дорна, который как раз в нужные даты собирался в Москву, чтобы он исполнил песню-саундтрек.

Бэкстейдж съёмок финального номера сезона

В общем, всё сложилось само, времени на какие-то обдумывания и творческие рефлексии не оставалось, рабочий чат проекта был создан 6 декабря, и активная стадия работы, по сути, заняла три недели. Сроки и оказались самой сложной задачей, вкупе со сложностью реализации идеи. Просто, видимо, Вселенная решила нам подсобить, что все в итоге смогли успеть сделать всё в нужном объёме. Хочется также отметить отдельно героизм клавишника «Фруктов» Олега Белова, который сделал в экстренные сроки все недостающие аранжировки.

Получившийся успех для всех, конечно, был неожиданностью, тем более попадание в тренды в YouTube Италии. Мы максимум рассчитывали на пару видео в духе «Итальянцы смотрят CIAO 2020», но никак не на публикации во всей основной местной прессе с несколькими крупными интервью с Иваном. Что сказать, получилось какое-то воодушевляющее чудо, успех которого, кажется мы ещё долго будем осознавать, и, конечно, это поставило для нас новую креативную планку. До новогоднего шоу-2021 уже не так много времени осталось, и спрос с нас будет соответствующий (смеётся).

В комментариях к «Ciao2020» есть предложения сделать целую серию подобных проектов, посвящённых разным странам. По-твоему, в этом есть смысл?

Мне кажется, итальянская эстрада 80-х и Сан-Ремо как мифологизированный образец концентрированной радости из западного лагеря, прорывавшийся в советское время одиноким лучом сквозь железный занавес, в своём роде уникален и особенно близок душе россиян. И это совсем не та история, которая гарантированно сохранит привлекательность, будучи помещённой в контекст других заграничных стран. Конечно, не могу загадывать и отвечать за весь коллектив программы, но надеюсь, что мы готовы здесь к новым свершениям, без оглядки на старые.

Ты говоришь, что задача «Вечернего Урганта» – запечатлеть время. Какой музыкальный оттиск ты бы сделал для нынешнего дня?

Заходите на YouTube-канал «Вечернего Урганта», там есть плейлист с музыкальными номерами — вуаля. Вот из последнего рядом JONY, Mujuice, Ваня Дмитриенко, ЛАУД, SLAVA MARLOW и Лолита. Какой-то такой он и есть.

Статья создана участником Лиги авторов. О том, как она работает и как туда вступить, рассказано в этом материале.


 

Источник

Читайте также

Меню