Что не так с сюжетом и миром Cyberpunk 2077

Мысли о главном конфликте, криминальном мире Найт-Сити, нелинейности, Джонни Сильверхенде и творчестве группы SAMURAI.

Про сюжет Cyberpunk 2077 не высказался только ленивый, но с тем, что это самая сильная сторона игры мало кто поспорит. Критика тоже звучит, но к счастью, последний материал который мне здесь встретился затрагивает конкретные дизайнерские решения. Хоть с разделом «Чипы-записки» я согласен, но хотелось бы поговорить про более фундаментальные вещи, а также поделиться мыслями о персонаже Киану Ривза и разобрать творчество группы Samurai.

«Не прогноз, а кривое зеркало»

Основной конфликт строится вокруг темы утраты личности и что делает человека человеком. На протяжении всей игры игрок вместе с Ви задаётся вопросом, действительно ли оцифрованная личность является человеком или же энграмма – это лишь искусственный интеллект, симулирующий поведение давно умершего человека. И от этого зависит восприятие персонажей и концовок.

После квеста с Вудуистами и общением с Альт, которая раскрыла ужасные возможности созданной ей программы Душегуб, Джонни начинает разоряться, что Арасака сначала ограбила фермеров, контролируют жизнь горожан, а теперь хочет украсть их души. Причём буквально, а не метафорическое выражения морального разложения или чего-то подобного. Но чтобы эти рассуждения не были сферическим конём в вакууме вроде вопросов «сколько ангелов поместится на кончике иглы» это должно иметь значение для персонажей и мира игры.

В игре много элементов, которые можно взять, довести до крайности и посмотреть, что из этого выйдет. В Cyberpunk 2077 игроки увидят не прогноз на 50 лет вперед, а современный мир, показанный через кривое зеркало.

Павел Саско

Дизайнер заданий

Мы знаем, что Арасака планирует скопировать личность известных представителей поп-культуры, которые будут выступать как сегодня голограмма Фредди Меркьюри. Уже почти 10 лет прошло, а небо до сих пор не упало на наши головы. Например, менеджер поп-звезды Лиззи Уиззи тайно пытался переписать ей сознание, но и это коснётся единиц. Переписывание сознание обеспечит бессмертие власть имущим и лично Сабуро Арасаке, как и вышло в одной из концовок. Ну и что с того?

Наследники всех этих персонажей из топ-менеджмента и политической элиты остальное население любить будут не больше, чем их предки, получившие бессмертие. От того, кто конкретно заседает в совете директоров для простых людей вообще ничего не изменится. Это не человек на этом месте плохой, а должность плохая. Не важно кого поставить крутить ручку мясорубки, на выходе из мяса всё равно получится фарш. В итоге возникает просто вопрос. Ну и что с того, что у кого-то есть этот самый Душегуб?

Всему населению Найт-Сити перепишут сознание или украдут личность? И от этого они перестанут замечать повсеместную нищету, бесправие, коррумпированность полиции, криминальный произвол и безработицу. Да даже Ви это коснулось исключительно благодаря уникальному стечению обстоятельств. И только иллюзорная возможность прервать затянувшейся прыжок в могилу заставляет выслушивать Джонни и выполнять поручения для него.

Видимо, проблема переписывания личности и «борьба с системой, которая перестала подчиняться людям» (Джонни) настолько серьёзна, что почти никого из персонажей она не волнует и они даже особо в неё не верят. А Джонни со своими пафосными фразами вроде: «придётся убивать – буду убивать. Нужно будет твоё тело – я его заберу» выглядит как анекдотичный диссидент Геннадий, который, пока все гости на свадьбе пили и веселились, единственный держал плакат «Долой режим».

И тут можно сказать, что в этом и ужас ситуации – человечество не знает какую участь ему готовят корпорации. Но это не так. На фоне реальных проблем местного населения эта проблема слишком абстрактная. А страх кражи личности у всего человечества Сабуро Арасакой в изложении Джонни выглядит примерно, как рассказы Михалкова про чипирование россиян Биллом Гейтсом. Данная угроза явно не тянет, на то чтобы бросать все силы на борьбу с ней. Иронично, что Джонни говорит: «Ты только пока не видишь опасности», но как игрок я её так и не увидел.

И давайте для наглядности сравним это с Deus Ex: Human Revolution. Весь конфликт в мире вращается вокруг кибернетических улучшений человека. Причём протесты вызывает не сам факт наличия технологии, а то в чьих руках она находится. Ведь люди с аугментациями и киберпротезами получают банальное преимущество при устройстве на работу. Но вместе с этим получают и пожизненную зависимость от специального препарата Нейропозима, который не позволяет отторгать аугментаций.

И получается замкнутый круг. Куча людей сидит в нищете без работы, а те, кто её получил, вынуждены часть зарплаты относить фармацевтическим корпорациям, подписываясь на пожизненную кабалу. Ведь потеря аугментаций отправит его на такое социальное дно, откуда выхода уже практически нет. Отсюда и всякие радикальные движения против аугментаций.

А катализатором событий игры выступает убийство наёмниками конкурирующей корпорацией исследовательского отдела Sharif Industries, который нашёл способ устанавливать аугментации, не подсаживая людей на Нейропозим и тем самым лишая корпорации львиной доли прибыли. Простая и понятная мотивация, которая влияет на всех персонажей и практически каждый аспект существования мира.

Таким образом авторы показали и мировую политику, войну корпораций, роль во всём этом корпоративной пропаганды, преступных группировок и даже уличные беспорядки. А романтический интерес главного героя неотделим от его профессиональных задач, а также главного идейного, политического и экономического конфликта. И что самое главное – всё это именно показано и это играет ключевую роль в развитии сюжета, а не просто сообщается на фоне, как дела давно минувших дней. Но где же нечто подобное в Cyberpunk 2077?

«Неотъемлемая часть киберпанка»

Я просмотрел серию статей, посвящённые ЛОРу настолки и описанное там гораздо интереснее, происходящего в игре. Приведу несколько цитат:

«Обстановка в мире накаляется год от года, и соблюдать нейтралитет становится все труднее. И Arasaka, и Militech откровенно возмущены тем, что IEC пытается усидеть на двух стульях сразу, снабжая своим товаром враждующие корпорации. И если начнется очередная корпоративная война, то у IEC имеются реальные основания оказаться между молотом и наковальней».

«В 2009 году Net 54 похитила Говарда Вонга из главного офиса DMS. Корпорация DMS приняла решение сбить самолет, в котором находился Вонг, рассудив, что пусть лучше он умрет, чем достанется конкуренту. За этим событием последовали серии похищений и убийств с обеих сторон, что чуть не вылилось в полномасштабную войну между этими корпорациями».

«Lazarus Group занимается подготовкой собственных агентов, но иногда принимает на службу опытных специалистов из армий или других организаций. Оперативники Lazarus Group действуют в одиночку и способны работать в самых экстремальных условиях. В спектр их задач входит: разведка, контрразведка, криптоанализ, заказные убийства, шпионаж, диверсии и тому подобное. Стоимость услуг зависит от уровня навыков и опыта отдельно взятого агента».

Тогда как сюжетная кампания Cyberpunk 2077 получилась крайне скоротечной. Понятно, что есть несколько побочных квестовых веток, который очень важны для комплексного понимания мира и персонажей. Но раз сами авторы выделили их во второстепенные сюжетные линии, то взглянем на основную компанию. После пролога Ви получает три цели: найти Альт Каннингем, похитить учёного Андерса Хелльмана и поговорить с Ханако Арасака. И, по сути, достижением этих заранее известных целей сюжетная кампания и исчерпывается.

И тут не могу не похвалить завязку основной истории. Вся линия с поисками Эвелин Паркер, борделем, отношениями с Джуди, экскурсией по злачным местам Найт-Сити с подпольными хирургами и как это всё плавно перетекает в побочные квесты – очень круто сделано. С точки зрения повествования и проработки героев – это моя любимая часть игры, к которой очень сложно предъявлять претензии.

Но когда мне назначили встречу в «Углях» я был уверен, что это начало полноценного третьего акта, в котором и начнётся самое интересное – то самое противостояние корпораций, заговоры, секретные задания, наконец-то в сюжете появятся анонсированный ранее «Сетевой дозор», сыграет свою роль пафосно анонсированное подразделение «Макс-так», в сюжет будут включены болтающиеся на фоне бандиты и полиция. На доске были только что расставлены все фигуры, но когда меня известили, что это и есть финал – я почувствовал себя обманутым.

И речь не о том, что я «джва года ждал такую игру», а «мои ожидания – это мои проблемы». Сама структура повествования и развешанные чеховские ружья к этому располагали. Важных событий произошло преступно мало. Мы, можно сказать, просто уточнили некоторые детали и получили смутные намёки на возможность всё исправить.

Вместо этого мы львиную долю времени проводим на социальном дне среди организованной преступности, представители которой составляют подавляющее большинство персонажей. Ну а всё остальное время Ви налаживал романтические отношения и зарабатывал бесполезную репутацию. Но именно преступный мир крайне романтизирован и вызывает меньше всего доверия.

Преступный мир Найт-Сити

V не нужно быть честным. Он живёт в мире, полном интриг и опасностей. Будет интересно наблюдать, как себя в нём поведут игроки — не только как они будут проходить квесты, но и как они будут себя вести с морально-этической точки зрения.

Патрик Миллз

геймдизайнер

Но в реальности есть хорошие банды, с которыми связаны главные герои, с которыми можно и нужно сотрудничать, а есть плохие: «Мальстрём», «Тигриные когти». А члены Мальстрёма и вовсе выглядят, как пришельцы из ада, чтобы избежать любой двусмысленности, а ведут себя как рейдеры из Fallout. Хотя авторы обещали обратное.

Как известно, Джеки в юности состоял в банде «Валентинос», а фанатская вики подтверждает, что «в одной из разборок банд его чуть было не убивают, поэтому по настоянии Мамы Уэллс выходит из «Валентинос», при этом оставшись в хороших отношениях с бандой и их главарем Падре стал вольным стрелком. Это как вообще работает? Он что на флоте служил и просто написал заявление об уходе?

А как же вечный бандитский принцип «blood in, blood out»? То есть стать членом банды можно только убив кого-то для неё, а выйти из неё только вперёд ногами. Ещё когда Джо Валачи принимали в итальянскую мафию в 1930 году, Сальваторе Маранцано ему сказал: «Ты живешь пистолетом и ножом и умрешь от пистолета и ножа». С тех пор ничего не изменилось. «Во все тяжкие» на примере подростка Томазо, убившего друга Джесси Комбо, хорошо показали где вход в уличную банду, а где выход.

Про саму банду сказано ещё лучше: «чувство общего наследия или, по крайней мере, общих обычаев связывает банду с местными жителями, образуя одну большую семью. Лояльность сообщества защищает членов банды, что делает проникновение полиции и корпораций в банду почти невозможным. В свою очередь, «Валентино» защищают весь район».

Ну это, как если бы самыми уважаемыми людьми на районе были наркоторговцы, рэкетиры и сутенёры и все они образуют одну большую семью с теми, кого грабят, убивают и насилуют. В реальности этнические банды возникают внутри этнических районов прежде всего за счёт грабежа местного населения, продажи ему наркотиков, организации борделей и прочего при активном сотрудничестве с полицией и местными властями.

Из той же оперы и банда «Шельмы». С учётом криминальной ситуации в городе, их заведение скорее сожгли бы вместе с клиентами и персоналом, например.Или их прекрасный бар сравняла бы с землёй сама полиция. Как это сделала полиция Филадельфии в 1985, которая попросту разбомбила дом где находились подозреваемые, уничтожив заодно два квартала вокруг.

Вообще, события могли развиваться самых разным образом, но вариант с превращением проституток в банду, занятую защитой самых беззащитных сотрудников сферы услуг, способную на равных противостоять другим крупнейшим группировкам, полиции и корпорациям. Такие персонажи органично вписываются в гротескный «Город Грехов», но плохо работают на достоверность мира Киберпанка.

И это ведь не банда махновцев, которая сидит в лесу с пулемётом и никого к себе не подпускает. Главари её известны, они не прячутся, а рядовых членов можно узнать просто по внешнему виду. И то, что они до сих пор живы и на свободе, говорит только о том, что они являются надёжнейшими партнёрами полиции и корпораций.

Но, возможно, это достались в наследство от настольной игры. В одном из постов посвящённых вселенной игры я встретил следующее: «Благородство также имеет большое значение в корпоративной армии: служащие никогда не опускаются до мародерства, разбоев и насилия, отчего униформа солдат Lazarus Group вызывает у мирного населения доверие и положительные эмоции», – а как известно, убивать кого прикажут за деньги соглашаются только самые благородные и чистые душой люди.

Армия наёмных убийц, которая сознательно ведёт грабительские и захватнические войны не склонная к грабежам и убийствам – звучит как оксюморон. Наёмники против грабежей и убийств – это пчёлы против мёда. Тут не только вспоминается скандальная история ЧВК Blackwater, но и разоблачения Wikileaks про преступления вполне регулярной армии США.

Что действительно классно, так это то, что мне больше не нужно задавать себе вопрос: «Как бы поступил Геральт?» Можно просто спросить: «А как бы поступило какое-то отребье?» Потому что мы, в общем-то, играем за отребье.

Патрик Миллз

Геймдизайнер

И даже фиксеры практически не поручают Ви ничего, что могло бы пошатнуть его моральное равновесие. Единственный раз, когда Ви заказали убийство и сказали не задавать лишних вопросов, оказалось, что это просто честный работяга хочет отомстить уголовнику за убийство жены.

А в одном из заказов Бестия вообще поручила убить местного рэкетира, который грабит простых рабочих. Причём заказали его сами рабочие. Это вообще представимо, чтобы одни бандиты, охваченные порывом благородства, защищали простых рабочих от других бандитов у которых есть крыша и в полиции, и у корпораций, и среди местных властей? И в игре полно таких историй. Мы либо грабим и убиваем бандитов, либо восстанавливаем попранную власть имущими справедливость и защищаем простой народ.

–Гарри, ты правда убивал людей?

–Правда, но они все были плохие.

«Правдивая ложь»

Ви – это уникальный наёмный убийца и налётчик, который может достичь вершины криминального мира в самом коррумпированном городе с абсолютно чистой совестью. С одной стороны, это типичная ситуация, когда авторам не хочется расстраивать игрока, а с другой стороны испаряется весь пафос про сложный моральный выбор между прогнившей жизнью городского бандита и судьбой кочевников, про которые время от времени рассуждают герои. Хотя для разнообразия местные бандиты могли выдать и парочку заданий вроде подобного.

И за отказ их выполнять герой бы расплачивался уровнями репутации и доступом к особо денежным контрактам или самым крутым модификациям. Тем более такая возможность в игре предусмотрена. Но поскольку репутация повышается за любой чих, причём у всех сразу то эта шкала просто не имеет смысла. Даже в GTA: San Andreas шкала «респекта» двигалась в обе стороны, и хорошая репутацию в своей банде давала вполне конкретные бонусы.

Можно сказать, что я придираюсь, но подобное отражение криминального мира и его роли в политической и экономической системе напрямую влияет на восприятие сюжета и на одну из концовок, в которой Ви возглавляет «Посмертие» взамен убитой Бестии. Этот финал я увидел самой последней, и он стал самым большим разочарованием во всём сюжете и ещё сильнее ударила по реализму происходящего.

В случае с Кочевниками всё логично и последовательно: Ви принимают в клан в самом конце после того как он помог организовать и осуществить несколько дерзких налётов, обеспечивших клану безбедное существование, при этом не претендуя ни на какие руководящие посты. А там получается, что он возглавил преступную группировку Найт-Сити, хотя всё время был на самом низу пищевой цепи, просто бегая по улицам рядовой торпедой и убивая на кого местные бандиты покажут пальцем.

Он кто такой вообще, чтобы занимать такое место? Кто его пустил на самый верх? Ладно бы он был к этому моменту вторым человеком в банде, решал вопросы, вникал в бизнес, знал важных людей. Ну был бы хотя бы как Тони Монтана, который подвинул своего туповатого боса Лопеса, предварительной наладив связи с поставщиками кокаина. Ну или как Фрэнк Лукас из фильма «Гангстер», основанного на реальных событиях. Там главный герой много лет был правой рукой бандитского главаря и после его смерти без труда взял бизнес в свои руки.

Безумие, но Ви занял место главаря, устроив налёт на штаб-квартиру одной из самых могущественных корпораций в мире. Получается любая торпеда из подворотни может выставить гигантскую корпорацию на многомиллиардную разработку, а заодно прокинуть массу богатых и влиятельных людей, которые вложили свои деньги рассчитывая получить технологию бессмертия? И ему за это ничего не будет? Этим он фактически нарисовал у себя на лбу мишень, и убили бы его в тот же день, просто чтобы другим неповадно было.

Ну это всё равно, что сейчас Кремль взорвать или Капитолий захватить и объявить себя главным. Подобные сюжетные ходы даже для GTA чересчур, но очень похоже на Saint’s Raw, где герой в итоге стал президентом США. Да и сам налёт на корпорацию в составе трёх человек, а в другой концовке вообще в одиночку выглядит крайне неправдоподобно на фоне всех предыдущих событий, когда проникновение в отель было на грани самоубийства. И вот сейчас серьёзно, кто может ответить почему в случае концовки за Бестию налёт на Арасаку обрушил её влияние, а точно такой же налёт при поддержке кочевников никак на ней не сказался.

Нелинейность и польская хитрость

Вы будете сталкиваться с различными группировками в зависимости от выбранного жизненного пути. Кочевник лучше ладит с кочевниками, дитя улиц хорошо разбирается в тонкостях криминального мира Найт-Сити, а корпорат знаком с корпоративным миром. Корпорации, банды и кочевники – это части одной системы и зависят друг от друга.

Матеуш Томашкевич

quest director

И вроде как это правда. Все эти фракции существуют в мире игры, но по факту есть только Кочевники. Они единственные у кого есть внятная линейка квестов на лояльность и влияющая на судьбу фракции. Именно это по сути и делает любой выбор иллюзорным. Вариативность здесь – либо проходишь эти квесты, либо проходишь мимо львиной доли контента. Будь ты хоть циничным корпоратом, у тебя не будет возможности связаться с корпорацией, которую ограбили кочевники и предложить ей свои услуги.

«Корпоративный мир» после пролога попросту выпадает из повествования. А помните, как в прологе за корпората перебили половину Европейского совета? Больше об этом не будет ни сказано ни слова, как и о судьбе начальника Ви, который заказал убийство другого топ менеджера. Даже по прологу видно насколько эта предыстория вымучена: состоит по сути из пары катсцен и прогулки по офису корпорации, а наёмники Арасаки отваливают стоило какому-то гопнику им погрозить пальцем и больше начальство о Ви не вспоминает. И именно из отсутствия фракций вытекает проблема нелинейности.

Про местную вариативность уже все всё сказали и сравнением с играми от Tell Tale никого не удивишь, но хотелось бы обратить внимание на деталь, которая является частью гораздо большей проблемы и сильно расходится с обещаниями разработчиков. «Ходячие мертвецы» и «Волк среди нас» предлагали выбирать из равнозначных для игрока и главного героя вариантов, хоть в итоге всё сводилось к примерно единому финалу. Например, в «Ходячих» в самом начале можно выбрать кого спасти из героев на ферме, а в «Волке» есть выбор покалечить одного из персонажей, оторвав руку, или нет.

CD Project поступили гораздо экономнее. Перед нами зачастую есть лишь один правильный вариант, и парочка дополнительных, которые большинство игроков никогда не станет выбирать. И вот об этом сценаристы позаботились. Вспомним Панам Палмер и её конфликт с Солом. Вроде как есть две стороны и каждой свою правда, но выполнять квесты мы можем только для Панам, и эмоциональная привязанность появляется только к ней. Более того выбор противоположной стороны не предлагает альтернативного контента, а ровно наоборот.

У игрока должна быть возможность делать всё, что угодно, в любом порядке, и мир должен это отражать. Даже если речь идёт о простой смене реплики в диалоге — мы хотим, чтобы мир реагировал на любые решения игрока. И это — в дополнение к далеко идущим последствиям.

Патрик Миллз

геймдизайнер

Есть канал, на котором автор разбирает вселенную киберпанка, строит различные теории и показывает вариативность и нелинейность квестов. Но и даже у него, очень лояльного к игре, в большинстве случаев это просто демонстрация реакции игры на провал задания или отказ его выполнять на разных этапах. Для меня самым показательным случаем стал квест для Лиззи Уиззи. Когда в конце она убивает своего парня, любой вариант ответа кроме согласия помочь будет засчитан как провал. Хотя варианты позвонить знакомому полицейскому и знакомому журналисту просто напрашивался. И именно на них я рассчитывал.

С квестами Джуди и её дела с Майко и борделем точно такая же ситуация. С Джуди игрок связан с самого начала игры и они многое повидали вместе, тогда как Майко к моменту развязки мы видим в третий раз, а боссов Когтей вообще в первый. Во всей этой истории есть опять же одна единственная сторона, которой и герой, и игрок старается угодить. А поскольку денег у Ви к тому моменту было как у дурака фантиков, то даже просто подкупить его стало просто невозможно. Причин выбирать противоположную сторону нет ни у игрока, ни у героя. Ну разве что из любопытства.

Ещё более наглядно это демонстрирует сюжетная линия Джонни. Сильверхэнд был заявлен как беспощадный террорист, взорвавший в центре города ядерную бомбу. Фактически мы оказываемся один на один с психопатом, который словно змей искуситель забирается всё глубже в голову Ви. И уступить руль такому типу не каждый решится. Так было в теории и рекламных роликах.

По ходу сюжета Джонни вроде как незаметно захватывает сознание Ви и у него, никогда не курившего, дома появляется пепельница на столе. Ну и что с того? Как деталь – это интересно, но какое значение это имеет для героя? Формально у нас есть возможность бороться с ним и даже отказаться идти на поводу у его пожеланий.

При том, что я бы с удовольствием послал его куда подальше, поскольку это по существу провокатор (подставил под пули полиции толпу, собранную у здания Арасака), эгоист с манией величия (тут комментарии излишни) и просто психопат (взрыв ядерной бомбы в центре города), но никакого контента игрок взамен не получит. Более того, вопреки таким вводным, после подселения в голову к Ви он начинает вести себя совершенно иначе.

Джонни не предлагает делать ничего плохого. Только пару раз подбивает не верить Эвелин Паркер и ещё кому-то. Он, никогда не призовёт взорвать, например, редакцию местного новостного канала или совершить политическое убийство. Как это сделали настоящие анархисты в США. Даже ядерный взрыв в центре города в центре города, устроенный Джонни, пусть и полвека назад, не вызывает у окружающих интереса.

Джонни может быть излишне категоричен, но в целом выступает голосом разума, большую часть времени ворчит, как старый дед, у которого за 50 лет сильно испортился характер. Но как можно ему отказать сходить на свидание с Бестией, отомстить своему убийце, который не вызывает вообще ни малейшего сочувствия, или навестить его старого приятеля и организовать ностальгический концерт?

Так что хоть этот «опасный террорист» и ворчит, но в целом совершенно безобиден. И я ни секунды не колебался, отдавая ему руки управление, ведь к тому моменту я был убеждён, что ничего из вышеописанного он даже примерно не исполнит. Так что знаменитая фраза из трейлера про сжигание города, которую я вынес начало раздела – осталась просто красивой фразой.

«Бунтари на полную ставку»

Как сообщает фанатская вики (и игра с этим не спорит), Сильверхенд – это анархист, который ненавидел власть имущих и мечтал добиться изменений в Найт-Сити, который превратился в настоящую зону боевых действий из-за бесконечных противостояний между корпорациями и их наёмниками. Джонни решил бороться против этой тирании с помощью музыки, заряженной политическими темами и идеями.

И теперь благодаря группе Refused, отвечающей за тексты и исполнение группы Samurai, можно послушать как Джонни вдохновлял народ на борьбу. «Мне понравилась идея, что SAMURAI были политической группой, такими бунтарями на полную ставку. Это очень хорошо сочеталось с тем, кем мы себя ощущали», – говорил вокалист Refused и SAMURAI Деннис Люкссен

«Never Fade Away» – это сугубо лирическая песня, которая отсылает к событиям игры и отношениям Джонни с Альт Каннингем. А что с другими? Ведь писались они в напряжённые для Найт-Сити годы: организованная преступность, корпоративные войны, коррупция, да и сам Джонни повидал дерьма за свою жизнь и службу в армии. Наверняка это как-то отразилось в текстах песен его группы.

Понятно, что песен у группы гораздо больше, чем написанных и исполненных в игре, но я буду их рассматривать как срез всего творчества Джонни. «Black Dog» начинается с того, что лирический герой не понимает происходящего вокруг и поэтому злится и свою гамму чувств называет «чёрной собакой», которую нужно спустить с поводка и выплеснуть ярость. Но пока город спит (в политическом смыле), герой пытается разобраться в себе и готовится к решительным действиям. А строка «Охотник превратится в добычу» отсылает нас к нападению на штаб-квартиру Арасака, но всё внимание уделено яркой личности Джонни.

В том же ключе развивается и текст «Chippin’ In», где в центре вновь фигура самого Джонни и только в паре строк звучит отчаянный призыв взбунтоваться: «Проложите себе путь вниз по тропе мятежников! Услышьте мой зов… Тотальная война… Убейте их всех!», который обращён ко всем сразу и ни к кому конкретно, оставаясь пышной фразой.

Две другие песни «A Like Supreme» и «The Ballad Of Buck Ravers» уже обращаются к проблеме социального неравенства, но ограничиваются недовольством общества потребления, которое многие считают свободой. Тогда как люди находятся в рабстве у массовой культуры, отупляющей их. Очень слабо для такого грозного оппозиционера. Притом что тексты непосредственно Refused гораздо более радикальные и, что что самое главное, конкретные.

Приведу несколько примеров. «War On The Palaces» уже в названии цитирует известный революционный лозунг, который провозгласили ещё французы в 1792 году, а сам текст – это раскрытие другого известного тезиса «религия – опиум для народа», который держит народы в страхе и натравливает людей друг на друга.

«Economy Of Death» посвящена гонке вооружений Холодной войны, которой власти оправдывают неолиберальный курс по урезанию прав рабочих и социальных гарантий. «Faceless Corporate Violence» рассказывает о другой насущной проблеме общества – иммигрантах в Европе: «Не мигранты украли у вас работу, это ваш босс вас продал», а тех, кто винит мигрантов в снижении зарплаты называют «эгоистичными дураками».

Мы видим, что Refused волнуют вполне конкретные и актуальные проблемы, которые они не боятся называть своими именами, тогда как половина текстов Samurai посвящены душевным метаниям главного героя, вторая половина осторожной критике общества потребления и общих слов о неравенстве, а где-то посередине нашлось место для пары реплик с призывами к бунту, которые даже для анархистов слишком уж абстрактные. Сложно представить более конформистскую и острожную группу чем Samurai.

Чтобы не ходить далеко, сравните о чём, например, поёт молодёжная группа Anti-Flag. «The Press Corpse» рассказывает о лжи прессы накануне вторжения США в Ираке. И образы в песне, осуждающей бездумный патриотизм, предельно конкретные: упоминаются «Буря в пустыне», ЦРУ, Аль-Джазира и прочее. Ну а «Depleted Uranium Is A War Crime» в комментариях не нуждается.

Если же судить по творчеству Samurai, то хуже чем Джонни – обличитель корпоративного произвола, может быть только Джонни – бунтарь. Спросите себя, а какие вообще претензии у корпораций могут быть к Джонни? В какой из песен он кого-то открыто обвинял или высказывал политические идеи? Их там просто нет, хотя Америка сегодня отлично смотрится на фоне Найт-Сити образца 2077 или 2023 годов, так что настоящий рокер должен был быть ещё более радикален и бескомпромиссен.

И истории хорошо известны подобные авторы. Прежде чем привести пару примеров, отмечу, что речь не о художественных достоинствах и форме. Недавно арестовали испанского рэпера Пабло Хасселя, который в песне «Хуан Карлос де Бурбон» рэпер называл короля Испании паразитом, бандитом и вором, а в Twitter Хассель писал, что гордится теми, кто отвечает на полицейское насилие и призывал положить конец «фашистской монархии». Другая его песня незатейливо называется «Смерть Бурбонам». А прокуратура его обвинила в оскорблении короля, чувств верующих и в «призыве к мобилизации общества».

А уж если обратиться к истории поэзии, то можно вспомнить «Мы сами копали могилу свою» Владимира Тана о восстании российских матросов в 1906 году. В нескольких четверостишиях автор пересказал реальные события, изложил целую политическая программа и обрисовал отношение к разным группам людей во время восстания, и где каждая строчка по существу и бьёт точно в цель.

Или, например, стихотворение Маяковского «Вам», написанное в разгар Первой мировой войны и адресованное конкретной публике «похотливо напевающей Северянина!» из которого все помнят строки про бл*дей и ананасную воду, но ключевое там другое: «Вам ли, любящим баб да блюда, жизнь отдавать в угоду?!». Кстати, у Демьяна Бедного есть стих «Капитал», который идеально иллюстрирует мир Киберпанка.

Так что Джонни и его группа попросту не соответствуют заявленному статусу даже если их сравнить с современными группами. Напомню, что про него пишут авторы: «харизматический визионер, бунтарь с целью, заклятый враг корпораций (но особенно Арасака)». А сам про себя он говорит Ви: «Видишь, на сколько мы с тобой отличаемся? Ты падаешь перед богами на колени, а я вгоняю им пулю между глаз».

Но всё это я не к тому, что персонаж Джонни Сильверхенда плохой или неправдоподобный. Он как раз очень убедительно показывает бунтаря на час, который беспощаден к язвам общества только в гримёрке. А оказавшись в 2077 году в голове Ви начинает сверлить ему мозг своими бунтарскими идеями, но так и хочется спросить: «А где они раньше были?».

Не удивительно, что песни Samurai продолжили ротировать в эфире местных радиостанций, хотя они принадлежат крупнейшим медиахолдингам. А его обвинения в адрес Эвердина, который якобы предал протест и скатился в откровенно безыдейную попсу, ничем не обоснованы. «А было ли что продавать?», – мог задать встречный вопрос Эвердин, ведь большего конформиста представить невозможно. Жаль только, что главный герой и другие персонажи этого не замечают.

И всё это очень хорошо показывает приоритеты сценаристов. Большую часть времени Ви, не смотрите, что жить ему осталось всего ничего, налаживает романтические отношения на фоне откровенно гротескной, коррумпированной и криминализированной Америки победившего культа бездумного потребителя.

Сказать, что сюжет самая сильная сторона Cyberpunk 2077 это ещё не значит похвалить всю игру. Всё таки геймплей тоже влияет на восприятие сюжета и мира игры. И тем не менее история и персонажи мне скорее понравились, чем оставили меня разочарованным. Но наверное потому что я последовательно шёл по пути кочевника, тогда как попытки поиграть в бандита или циничного корпората разбивались об отсутствие соответствующего контента за рамками всего нескольких проработанных квестов.

#cyberpunk2077 #разбор #лонг

 

Источник

Читайте также

Меню