Banco de Gaia — Last train to Lhasa • 1995 • История альбома, где органично соединились этника и клубная музыка

«Last train to Lhasa — не концептуальный альбом и никогда им не был. Он не про Тибет. Тибетской музыки там всего несколько семплов, — объясняет Тоби Маркс, более известный как Banco de Gaia. — Я просто зашел в студию с пачкой треков и из них получилось составить альбом. Последним для него был записан трек с семплом поезда, но я никак не мог придумать название. Подсказала жена: „Может, последний поезд до Лхасы? Столицы Тибета“. Да, неплохо. Получилось цепляюще и мы решили точно так же назвать весь альбом, чтобы привлечь внимание к одной из проблем современного мира — это всяко лучше, чем дать пластинке маловразумительное название и просто поместить мое лицо на обложку». Тоби связывается с организацией освобождения Тибета — оттуда приходит коллажная картинка для лицевой и текст для развороте.

«Я очень много читал в юности про буддизм, мистицизм и разные религии, — вспоминает Тоби. — Для меня было важным поднять тему Тибета, но вместе с этим, я не хочу записывать политические или протестные песнопения».

Свидание неба и земли — фрагментов старинных песнопений с новомодными синтезаторами — здравствуй, этника под электронику. В девяностые так много кто делал: Era, Sacred Spirit, Enigma, Deep Forest. Но 30-летнему Тоби Марксу не нравятся эти сравнения. Его музыка не для медитаций («Мне лень ею заниматься»), это более клубный вариант, которая изготавливает новая британской поросль: Loop Guru, Astralasia и Transglobal Underground. Есть даже понятие в прессе — этнотехно. Тоби нагоняет психоделию, смешивая прямой бит, кислотные секвенции, тяжелые брейки, даб и эмбиент с восточной перкуссией, семплов из кино и разговорами авиадиспетчеров.

«Несмотря на то, что я не принадлежу ни к одной тусовке — ни к техно, ни к хаус-музыке, ни к эмбиенту — мне очень повезло с аудиторией; британский слушатель открыт к экспериментам. Я помню, как на фестивале этнической музыки WOMAD мой альбом Last train to Lhasa играл из каждой третьей палатки. Музыкальную прессу наши изыскания не шибко интересуют. Журналисты отнеслись к пластинке настороженно: прием был теплый, но без фейерверка. СМИ не всегда очень-то и понимают, что им присылают на рецензию и куда этот звук потом отнести, особенно если он не попадает ни в одну категорию».

В молодости Тоби слушал метал, но, как он сам замечает, от такой малорезультативной жизни его спас психоделический рок Джимми Хендрикса и экспериментальный джаз Майлза Дэвиса. А позже подоспели грандиозные и концептуальные альбомы группы Pink Floyd. Все эти длинные переходы и долгие вступления Тоби перенес из рока в электронную музыку. Last train to Lhasa считается его самой лучшей работой, opus magnum, где он в полной мере раскрыл потенциал Banco de Gaia. Последующие альбомы даже как-то неловко сравнивать с этой пластинкой. Тем более удивительно, что записан диск был всего за 10—12 дней.

«Изначально я шел в студию, чтобы записать альбом на основе восьми черновиков. Основа сложилась очень быстро и большую часть времени мы с Энди Гатри (вторым участником Banco de Gaia) просто игрались с оборудованием, создавая из оригиналов даб-версии и лайв-миксы. В итоге мы записали материала на семь с половиной часов; местами даже ооочень хорошего материала. И тут внезапно я встал перед выбором: вот у нас есть диск, на котором умещается час музыки — непосредственно, сам альбом. А куда девать остальные версии? Ладно, мне удалось уговорить рекорд лейбл разориться на двойной компакт и тройное виниловое издание, чтобы уместить как можно больше музыки из мастера. Но и этого оказалось недостаточно: пришлось попросить лейбл напечатать особый тираж альбома с тремя компактами и особое виниловое издание с четырьмя пластинками, а сам я засел за мастер, чтобы существенно укоротить некоторые часовые и полуторачасовые версии с мастера. В целом, на сочинение и запись альбома ушло полгода плюс месяц на сокращение всех версий, чтобы уместить их в альбом. Так-то можно было и 10-дисковый бокс-сет сделать 🙂

Помню, однажды наткнулся на цитату в одном священном китайском тексте о том, что музыка — это мостик между богами и землей. Мне нравится думать, что музыка способна выходить за рамки обыденного, и что с ее помощью ты можешь передать гораздо больше. Гитарист Роберт Фрипп как-то сказал, что музыка незримо витает вокруг нас, а музыканты — это всего лишь способ ее распространения. Мол, не мы играем музыку — музыка играет с нами. Святая правда: как только отвлекаешься от мирской жизни и подключаешься к подсознанию или чему-то другому — музыка начинает проходить сквозь тебя. Больше ни о чем не надо думать».

 

Источник

Читайте также

Меню