Алексей Пехов, трилогия «Хроники Сиалы»

Позвольте напомнить знающим и обратить внимание незнакомых к книжному приключению Гаррета Тени.

Пару дней назад я в надцатый раз перечитал один из любимых книжных циклов за авторством Алексея Пехова. На фоне очередных размышлений об истории и рассказах о ней своим друзьям, мне захотелось поделиться с DTF этим произведением. Пехов, все же не Толкиен — о нем знает меньше людей, и может мой небольшой текст приобщит к этой серии пару-тройку новых читателей. Я не ставлю себе цель пересказать историю или написать полноценную рецензию на книги. Тем более, что читаю я не очень много, а про литературу не писал до этого самого момента. Но все же мне хочется обратить внимание любителей фентези на этого автора и на первый его цикл под заманчивым названием «Танцующий с тенями» или «Хроники Сиалы».

Пехов Алексей Юрьевич — российский фентези-писатель, с которым мое знакомство как раз началось с его дебютной истории про вора по имени Гаррет Тень. Насколько я понимаю, до сих пор нет точного ответа, вдохновлен ли образ Гаррета главным героем игровой серии Thief. В некоторых интервью автор отрицает этот факт, объясняя выбор имени героя — оммажем персонажу с таким же именем из книг небезызвестного Глена Кука. В то же время, в последней книге трилогии о Сиале есть примечание автора, где он говорит обратное.

В любом случае, это явление ни коим образом не делает цикл Хроник Сиалы хуже. Более того, на мой не очень искушенный взгляд кажется, что автор вдохновлялся самыми разными известными фентези-произведениями. В книге слышны отголоски Песни Льда и Пламени Мартина и Властелина Колец Толкина. Улавливаются некоторые идеи из Thief и Гарри Поттера. Но несмотря на это, автору удалось прописать мир Сиалы и саму историю на очень хорошем индивидуальном уровне, развив и преобразовав заимствования из других произведений так, что это приключение для меня встало на один уровень с приключениями Фродо и Бильбо. Более того, книга Пехова мне нравится в некоторых аспектах больше из-за красивых описаний батальных сцен (единичных и массовых стычек разных масштабов), нетипичным подходом к описанию хрестоматийных фентезийных элементов и общим приземленным духом истории. Главный герой — не такой уж и герой. Цель вынужденная, да и участники конфликта оказываются не такими и полярными. Зло может обернуться добром, причины и мотивы, при их тщательном осмотре, заставляют усомниться в первоначальной реакции, а мироустройство может оказаться одновременно серьезным предприятием и обыкновенной игрой сильных мира сего.

Никто из воинов не последовал его приказу до тех пор, пока он не покинул площадку. Все это время Мейло не сводил взгляда с Фонарщика, а тот в свою очередь лениво смотрел в только ему видимую точку, расположенную где-то над головой врага. Каждый ждал, когда противник начнет атаку.

Прошло шесть долгих ударов сердца, прежде чем Мейло, издав угрожающий рык, первым кинулся на врага.

Он размашисто шагнул вперед, одновременно кладя левую руку на длинную рукоять меча; и биденхандер, как пушинка, слетел с его плеча. Мейло ускорил полет меча поворотом корпуса и нанес страшный удар, целясь в грудь.

Как только он стал двигаться, Дикий, против моего ожидания, шагнул в сторону противника. Я, кажется, ахнул, казалось, что летящее лезвие перерубит Мумра пополам, но огромный биденхандер Фонарщика, всего лишь секунду назад баюканный на руке, словно младенец, ожил и преградил путь вражескому мечу.

Дза-а-анг! — пронеслось по двору замка, и слуга графа отшатнулся назад.

Фонарщик крякнул и атаковал в беззащитный бок. Теперь уже Мейло удивил меня — он оказался почти рядом с Мумром и повернулся к летящему мечу спиной.

Толпа выдохнула.

Мейло забросил оружие себе за спину и плоскостью клинка остановил удар меча Мумра. Дза-анг!

Ни секунды не медля, Мейло продолжил разворот, повернулся, меч вылетел у него из-за спины и упал сверху, грозя перерубить противнику руки. Фонарщик проворно закрылся, направив острие своего клинка в лицо врага, встретил удар и тут же толкнул меч вперед. Мой взгляд не успевал следить за тем, что творится на площадке. Огромные клинки порхали, как взбесившиеся мотыльки, с визгом рассекая воздух, с грохотом сталкиваясь, расходясь и вновь сталкиваясь. Порой все движения соперников сливались в одно размытое пятно, и я понимал, что они еще живы, только через несколько секунд, когда атака того или иного поединщика натыкалась на блок.

История, если постараться сделать сухую выжимку из всех трех книг, является достаточно банальной. Есть главный герой, которому выпадает задача выйти из точки А в точку Б, достать там артефакт и вернуться обратно в точку А, дабы спасти человечество. Но если начать рассматривать наполнение истории вкупе с подачей оказывается, что она является самостоятельной и умело выстроенной в рамках логично прописанного мира, добавляя в костяк «классического фентези-шаблона» уровни, которые углубляют и насыщают мир трилогии, делая ее очень интересной и захватывающей.

Мир по своему устройству вроде бы является написанным по лекалам устоев, заложенных еще Толкином, но имеет в себе собственные характерные черты. Взять хотя бы эльфов и орков. Да, эти дети Сиалы являются родственниками, но внешний вид этих рас не самый банальный:

Очарование эльфов… Его придумал тот же самый сказочник, который сочинил кровожадность гоблинов. Только в сказках эльфы прекрасны, только в сказках они бессмертны, только в сказках у них золотистые волосы, зеленые глаза, мелодичные голоса и легкая поступь. Только в сказках эльфы мудры, правильны, справедливы и великодушны. А в жизни…

В Жизни неподготовленный человек может принять эльфа из лесов Заграбы и И’альялы за орка. Потому как на самом деле сказочной красоты эльфов, раздутой до небес пьяными рассказчиками в тавернах, просто нет.

Ну да… Есть привлекательные лица и у этой расы, но то, что они — не эталон красоты, это уж точно. Эльфы похожи на людей, если не считать их смуглой кожи, желтых глаз, черных губ и пепельно-серых волос. А уж торчащие из-под нижней губы клыки совсем пугают сиволапого обывателя и знатока бабушкиных сказок.

Не верьте в доброту эльфов, просто, если вам не повезет, поприсутствуйте на эльфийской пытке, когда они устраивают Зеленый лист своим ближайшим родственникам — оркам.

Да-да. Орки и эльфы появились на Сиале в один и тот же год. Хотя орки оказались здесь немного раньше эльфов, и пепельноволосые никак не могут им простить этого. И эльфы и орки были первыми, кого боги привели на Сиалу, если не считать огров. Раса орков получила гордость и ярость, а эльфы — хитрость и коварство. Но те и другие получили еще один дар — ненависть.

Главное отличие эльфов и орков заключаются лишь в том, что вторые олицетворяют собой расизм с тягой к геноциду. Они считают себя первой расой Сиалы, появившейся следом за ограми, которые были первыми детьми богов, но выродились, став обыкновенными безмозглыми образинами. Эльфы появились следом, но уже этот один факт позволил оркам посчитать себя единственно «правильными и первыми», пришедшими в этот мир и оставшимися в нем, не потеряв себя. Они испытывают отвращение ко всем остальным расам Сиалы, в результате чего однажды уже вспыхнула война, названная Войной Весны, в результате которой должны были быть подчистую стерты остальные разумные расы. Слава Богам (и Богам-ли?), люди, объединившись с эльфами сумели дать отпор оркам и отбросили их обратно в леса Заграбы. Но несмотря на хеппи-энд, победа в Войне Весны создала еще одного «мирового глобального врага» — человеческого волшебника под именем Неназываемый.

Интересным является подход к реализации магии в этом мире. Первой и самой сильной магией является шаманство, которым когда-то владели Огры (Кронк-а-Мор), а теперь владеют эльфы орки и гоблины. Люди же, повторяя за своими «старшими соседями по Сиале» изобрели свою форму магии — волшебство. Обе формы магии имеют свои плюсы и минусы — волшебству никогда не сравниться по мощи с заклинаниями шаманства, но оно выигрывает в скорости. Грубо говоря — волшебник может кастовать самые натуральные файерболлы или другие общепринятые фентезийные заклинания. Шаманство же неразрывно связано с «ритуальностью» в виде танцев, завязывания узелков и рисования всяких рисунков на земле, что обязывает к подготовке заклинания загодя. Результатом этого служит многопревосходящая сила колдунства, позволяющая шаманам, например, превратить листву с деревьев в очень большом радиусе в огромных шершней, размером с кулак, которые живым облаком могут задать перца полноценной армии, уничтожив ее подчистую.

События прошлого до сих пор откликаются эхом и дают начало явлениям, описываемым в трилогии. На момент начала истории о «Танцующем», мир более-менее оправился от войны и представляет собой разрозненные королевства людей, эльфов, карликов и гномов, научившихся сосуществовать между собой. Могущественный волшебник по имени Неназываемый собирает силы и заключает союз с орками, дабы повторить Войну Весны и в этот раз сделать все так, как изначально орками и задумывалось.

Свершение мести оттягивает артефакт, называющийся «Рог Радуги», который лишает Неназываемого магических сил. Он был «создан» представителями остальных разумных рас для того, чтобы обезопасить Сиалу от Кронк-а-Мора (благодаря которому Неназываемый и стал таким сильным) и был спрятан в Костяных Дворцах — загадочном могильнике, расположенном в лесах Заграбы и непонятно кем заложенном в Седую Эпоху, представляющим собой подземный город, который можно сравнить с Морией из Средиземья, но в разы больше. Последние тысячелетия он выполнял функцию кладбища для орков и эльфов, а затем и людей. Слоеный пирог, поделенный на десятки, а может быть и сотни уровней, непонятно кем и для чего созданный, являющийся местным «чудом света». Туда-то и нужно отправиться Гаррету для за Рогом Радуги, а затем отдать его волшебникам ордена Валиостра, дабы они могли перезарядить артефакт и отвадить Неназываемого еще на пару тысячелетий от реализации своих ужасных замыслов. Зачем артефакт спрятали в таких тигулях, да еще под самым носом у орков в лесах Заграбы? Гаррет тоже задается этим вопросом. Но у всего есть свои причины, о которых героям и читателю станет известно по мере продвижения истории.

Параллельно с этим мы узнаем о тайных культах, пророчествах гоблинских шаманов, общем мироустройстве и происхождении Сиалы, в чем не самое последнее место займет Гаррет. Вроде бы не самая небанальная конструкция оказывается достаточно глубоко продуманной и интересной. В процессе чтения история удерживает внимание, нагнетая саспенс, чередуя серьезные и юмористические моменты, обосновывая происходящее, закладывая фундамент мира прописанной и логично продуманной историей самой Сиалы.

Пехов, хоть и ставит на рельсы сюжета историю очередного «спасителя», но несколько деконструирует этот подход. Гаррет Тень не обычный авантюрист и герой, а человек, попавший в безвыходные обстоятельства, вынудившие его согласится на самоубийственную приключение. Он не раз задается вопросом о целесообразности своего выбора, но происходящие события меняют его взгляды на мир и жизнь в частности. Гаррет обретает близких людей, осознает ценность тех или иных поступков и смиряется с собственной судьбой, пошедшей совсем не по тому сценарию, который он сам бы выбрал, будь у него такая возможность.

Было бы неплохо создать собственный мир, где появятся горы золота и не будет сволочных стражников, их охраняющих.

Гаррет Тень, будучи самым известным мастером-вором Авендума вынужден отправиться в Заграбу в сопровождении маленького отряда, дабы слазить на нижние ярусы Костяных Дворцов за «проклятой дудкой», о чем и повествуют три тома Хроник Сиалы. Компанию ему составят хорошо прописанные персонажи, развивающиеся вместе с главным героем, вызывающие разного рода симпатии. Ты проникаешься к ним сочувствием, начинаешь любить или ненавидеть. Пехов прекрасно справляется с передачей характеров и описанием ситуаций. В этих людей, эльфов, гномов, карликов, гоблинов и неожиданные повороты веришь, это дорогого стоит. Поэтому от истории не хочется отрываться, интерес не покидает до самой последней страницы третьей книги. А в конце остается грустное послевкусие досады, что придется распрощаться с Сиалой и его обитателями, но зарождает заманчивую мысль — начать читать с самого начала.

#книги #фентези #пехов

 

Источник

Читайте также

Меню