Африка почти не пострадала от COVID. Ученые не могут понять, почему

Смертность от пандемии в странах Африки к югу от Сахары (т.н. «Черная Африка») — остается заметно ниже по сравнению с Америками, Европой и Азией.

Взять Зимбабве. Страну с населением 16 млн человек. За счет благотворительных организаций она сделала не так уж и мало тестов: 1,6 млн. При этом по количеству смертей от ковида на 1 млн человек — они на 128 месте в мире. То есть, ситуация хуже, чем в Японии или Сингапуре, но намного лучше, чем в Канаде, Турции, Армении или Монако. И почти в 20 раз лучше, чем у стран-рекордсменов по смертям (Перу, Болгария).

Самые «ковидные» страны континента — это более развитые ЮАР (со своим южноафриканским штаммом), Марокко, Египет, Ливия и Тунис. На них приходится 18% населения (217 млн из 1,2 млрд), но почти треть случаев заражений, и большинство смертей. Почему так? Ученые до сих пор бьются над этим вопросом, но несколько последних исследований позволяют прийти к довольно странному выводу…

Замбия, Габон, Малави, Руанда, Кения, Эфиопия, Конго, Ангола — сколько бы тестов не делали, остаются в конце списка смертей на 1 млн человек. При том, что скорость вакцинации здесь, как и ожидается, очень низкая — пока что привились меньше 7% населения, против европейских 57% и южноамериканских 56%.

Четкого консенсуса по поводу этой загадочной ситуации нет. Но был выдвинут ряд гипотез, чтобы попытаться объяснить такие низкие цифры смертей в Тропической Африке. Один аргумент, который напрашивается сразу: очень немногие страны здесь обладают достаточными возможностями по диагностике заболевания. Поэтому количество случаев болезни попросту занижается.

Но, как пояснил доктор Джон Нкенгасонг, глава Африканского центра контроля и профилактики заболеваний, тот факт, что медицинские учреждения у них все еще не перегружены пациентами, как в США и Европе, позволяет исключить эту гипотезу.

В Черной Африке плохая система регистрации смертности, у неё низкая точность. И сначала ученые думали, что смертельные случаи от ковида просто не регистрируются: их заносят в какую-то другую категорию. Но от этой теории тоже отказались, поскольку и всплесков просто смертности не наблюдалось. Всё шло плюс-минус так же, как обычно.

При этом меньшее влияние ковида здесь видно не только по статистике, но и в реальности. Население здесь вирус вообще не волнует, и о его случаях никто не слышал. В Зимбабве полностью разрешены политические митинги и концерты, открыты все общественные заведения. Один из жителей, Ньяша Нду, рассказывает:

Вирус ушел, когда вы в последний раз слышали о ком-нибудь, кто умер от ковида? Я ношу маску только чтобы защитить свой карман. Полиция требует взятки, поэтому я теряю деньги, если не хожу в маске.

На этой неделе в Зимбабве было зарегистрировано всего 33 новых случая COVID-19 и ноль смертей. Это соответствует общему тренду: данные Всемирной организации здравоохранения показывают, что с июля число инфекций на континенте снижается.

Когда коронавирус появился впервые, ВОЗ боялись, что пандемия охватит всю Африку, и убьет миллионы людей. Здесь нет ИВЛ, нет нормальных условий. Система здравоохранения совершенно не готова к удару. Но прогнозируемого катастрофического сценария не случилось.

Вафаа Эль-Садр, заведующая кафедрой глобального здравоохранения Колумбийского университета, говорит:

В Африке происходит что-то загадочное, что ставит в тупик ученых. Там нет вакцин и ресурсов для борьбы с вирусом, которые есть в Европе и США, но каким-то образом они, похоже, справляются с этим лучше.

 

Причины

Исследований аномалии уже масса: 1, 2, 3, 4, 5.

Основное, на чем сходятся ученые — важную роль сыграло более молодое население континента. Большинство смертей от вируса приходится на людей в возрасте 65 лет и старше. Средний возраст в странах Америки, Европы и Азии колеблется от 32 до 43 лет. Страны Черной Африки намного моложе: средний возраст здесь составляет 18 лет. К тому же, население расположено не так плотно, и проводит много времени на открытом воздухе — что, возможно, помогло им избежать самых страшных последствий.

Ученые изучают и другие возможны объяснения аномально низкой смертности. В том числе генетику, перенесенные заболевания или удивительно эффективные местные вакцины, которые использовались от других болезней.

Еще одна причина — власти здесь привыкли сдерживать вспышки заболеваний, и всё население, особенно медицинские работники, относятся к этому очень серьезно. Эти страны пережили вспышки Эболы, ежедневно борются с малярией и полиомиелитом. Поэтому культура в отношении болезней здесь немного другая: и люди готовы терпеть неудобства, и чиновники чаще всего понимают масштаб опасности.

В итоге государства Африки отреагировали решительнее, чем многие страны Европы и Америки. Например, Мали закрыла свои границы еще до того, как туда прибыл ковид. 40 африканских стран сначала приостановили все полеты из Китая, а потом полностью закрыли свои границы.

Например, взять Либерию, которая пострадала от вспышки Эболы в 2014-м. Тогда у страны было 50 врачей на 4,3 млн населения. Сейчас — тысячи организованных добровольцев, обученных за время предыдущей борьбы с вирусом. Которых сразу задействовали и за несколько дней разнесли по всей стране информацию о том, какой порядок действий от каждого требуется теперь.

Страны также не боялись вводить строгие локдауны. В течение недели после того, как в Кении нашли первый случай заражения, в стране закрыли все школы, прибывающих путешественников стали отправлять на обязательный карантин, а большие собрания полностью запретили. Нигерия, самая густонаселенная страна Африки, ввела запрет на межгосударственные поездки/перелеты и установила комендантский час. Многие сухопутные границы там были закрыты с августа 2019 года, чтобы сократить контрабанду, и это тоже помогло в борьбе с пандемией.

От таких жестких мер и без того хрупкие экономики, конечно, сильно пострадали. ВВП в 2020 году упал на 2,1%, заморозились многие инвестиционные проекты. Но теперь в регионе ожидается рост — 3,7% в этом и следующем году. Катастрофы, которую здесь прогнозировали, не состоялось.

 

Мощный иммунитет

Еще одна из теорий ученых — низкая смертность обусловлена предыдущими контактами местных с другими коронавирусами. Одно из исследований показало, что люди, подвергнувшиеся воздействию эндемичных коронавирусов, имели более низкую вероятность погибнуть по сравнению с теми, кто ранее не подвергался воздействию. В некоторых сельских районах Африки взаимодействие человека и летучей мыши, в том числе поедание летучих мышей, — это обычное дело.

Исследователи, работающие в Уганде, говорят, что они обнаружили, что пациенты, переболевшие или болеющие малярией, с меньшей вероятностью тяжело заболевают или умирают от COVID-19.

Джейн Ахан, старший научный консультант Консорциума по малярии:

Мы начали этот проект, думая, что увидим более высокий уровень мортальности у людей с историей заражения малярией — потому что это ранее наблюдалось у пациентов, инфицированных одновременно малярией и лихорадкой Эбола. Но на самом деле мы были весьма удивлены, увидев обратное — малярия оказывает своеобразный «защитный эффект».

По словам Ахана, скорее всего заражение малярией «приглушает» тенденцию иммунной системы работать с повышенной нагрузкой, когда она находит коронавирус. В итоге у больных не повреждаются сосуды и альвеолярные стенки, и не развивается пневмония.

Ученые также проверяют гипотезу, что Африке помогает столетняя вакцина БЦЖ, широко используемая на континенте для борьбы с туберкулезом. Уже известно, что БЦЖ эффективно борется с проказой, язвой Бурули и некоторыми вирусными респираторными заболеваниями. И уже доказано, что страны с более высокими показателями вакцинации от туберкулеза имеют более низкие пиковые показатели смертности от COVID-19. Но корреляция — еще не означает причинно-следственная связь, так что здесь нужно больше данных.

Ещё из потенциальных причин называют:

  • на континенте меньше диабетиков и гипертоников — которые находятся в зоне риска.
  • высокая средняя температура в регионе: по данным ученых, снижение средней температуры на 1 °C связано с увеличением числа активных случаев COVID-19 на 3,8%. Но тем же Колумбии или Бразилии температура не помогла. То есть, должны быть и другие факторы.
  • меньше людей, тесно живущих в городах. И менее развитое сообщение между городами.

Потенциальных причин может быть много, но итог один. В Африке южнее Сахары живет 15% мирового населения. Но, по данным ВОЗ, количество смертей в Африке составляет всего 3% от общемирового числа. Для сравнения, на Америку и Европу приходится 46% и 29%.

В Нигерии, самой густонаселенной стране Африки, правительство на данный момент зарегистрировало 3000 смертей на 200 млн населения. В США такое количество смертей регистрируется каждые два-три дня.

Низкая смертность позволила нигерийцам вздохнуть с облегчением. «Они говорили, что на улицах будут трупы и ужас, но ничего подобного не произошло», — говорит Ойевале Томори, вирусолог из Нигерии, член нескольких консультативных групп ВОЗ. По его словам, может быть, Африке даже не понадобится столько вакцин, сколько Западу. Они могут отказаться от части поставок, чтобы не тратить ресурсы. По его словам, такая идея, хоть и является спорной, всерьез обсуждается в нескольких странах.

 

Источник

Читайте также

Меню