Сказы П.Бажова и их экранизации

Знаменитый сборник сказов советского писателя, публициста и фольклориста Павла Петровича Бажова под названием «Малахитовая шкатулка», был написан с 1935 по 1945 год на основе уральских легенд. Хотя, сам писатель уверял, что некоторые из описываемых им историй были навеяны воспоминаниями о неком «дедушке Слышко», точь-в-точь, как в своё время величайший поэт и гений русской литературы А.С.Пушкин утверждал, что писал свои сказки в стихотворной манере, услышав их в детстве от своей няни, Арины Родионовны.

Из истории создания сборника сказов мы узнаём, что в середине далёких 1930-х годов в книжном издательстве города Свердловска (ныне — Екатеринбурга) было решено выпустить сборник «Дореволюционный фольклор на Урале». Сначала сбор материала поручили историку В.П.Бирюкову сроком до декабря 1935 года, но он не справился с поставленной задачей, заявив, что «нигде не может найти рабочего фольклора». И тогда свой вклад в развитие культуры уральского фольклора и внёс Бажов. Правда, публиковался он тогда либо под инициалами — «П. Б.», либо, подобно Стивену Кингу в его ранние годы писательства, брал псевдоним — «П. Брагин».

Отдельным изданием сборник «Малахитовая шкатулка» впервые вышел в 1939 году. Помимо рассказов, в которых фигурировали сверхъестественные существа, почему-то только женского пола — Хозяйка Медной Горы, Огневушка-поскакушка, Голубая Змейка и т.д., он включал в себя также и истории о талантливых мастерах, многочисленные очерки автора о жизни уральских рабочих до и после революции, истории горного дела в этих местах…

Бывая в горнозаводских посёлках, Бажов интересовался местными, просторечными формами русских имён, а наличие прозвищ, которыми автор наделял как обычных людей — Данилу-Мастера или девочку Дарёнку, в те времена не считалось чем-то зазорным, вполне себе обыденное явление. Так, местную запевалу Устинью Шаврину местные жители нарекли Устей-Соловишной. Алёну из сказа «Ермаковы лебеди» прозвали Алёнушкой — Ребячьей Радостью за то, что любила возиться с детьми. Ну, а Дед Слышко получил своё прозвище за часто повторяемое: «Слышь-ко», подобно вымышленному приказчику Пароте, который часто повторял на русском языке лишь одно слово — «па-ароть», хотя на самом деле пороть никого не приказывал и не собирался.

Из сверхъестественных существ тут, как мы уже сказали выше, есть некий горный дух, называемый Хозяйка Медной Горы — высокая красавица с зелёными глазами и черными, как смоль, волосами. Носит ленты, которые «тонко этак позванивают, будто листовая медь», и красивое платье, которое обычно напоминает малахит цветом и узорами, отсюда её второе прозвище — Малахитница, но способно менять цвет, становясь похожим на другие медные руды. Многие иллюстраторы книг и режиссёры в экранизациях сказов изображают Хозяйку то в кокошнике, то в короне, а то и в кике, хотя в оригинале сказов ничего не сказано про головной убор.

Главные герои сказов кличут её «девкой», то есть незамужней женщиной, иначе сказали бы — «баба», и восхищаются её неземной красотой, а один из персонажей, Андрюха Солёный, увидев Малахитницу, вообще остолбенел. Но не только в человеческом обличии является Хозяйка людям — иные жители уральских деревень видели её и в образе Ящерицы. Хотя, рептилии довольно часто встречаются в творчестве Бажова, но им уделено меньше внимания — так, был в одном из сказов и Змей, охраняющий золото, подобно Белой Кобре из киплинговской саге о Маугли, именуемый Великим Полозом. Как и у Хозяйки Медной Горы у него было множество слуг, только ящерицы заменялись на так называемых Змеёвок (аж вспоминается название города в «Приключениях Незнайки» Носова) или Медяниц. Ходили слухи, будто сама Хозяйка находилась в полном подчинении у Полоза, но это не точно.

Второй змеиный персонаж Бажова, охраняющий золото — это Дайко со взглядом Медузы Горгоны — на кого он ни посмотрит, все обратятся в камень. Он перемещается под землёй, как рыба в воде, а по весне выползает «послушать журавлей», принарядившись в золотой венец и опояски с каменьями. Третье место среди рептилий получает Голубая Змейка собственной персоной. Неизвестно, существовала ли она сама в фольклоре или же была придумана Бажовым. Как и Хозяйка Медной Горы, она являлась людям в двух обличиях — то в змеином, сворачиваясь кольцом и катившись по земле, при этом в одну сторону от неё сыпалась золотая пыль, а в другую — чёрная, то в антропоморфном — в виде молодой девушки в голубом платье, не оставляя следов и рассыпая эту же самую пыль из рукавов.

К тому же, если из золотой пыли возьмёшь больше, чем сможешь унести и на ходу бросишь, то всё злато-серебро превратится в обычный камень, а если из чёрной попытаешься что-то достать — накликаешь беду. Да ещё и видеть эту героиню нужно поодиночке — из жадности или корысти нередко среди очевидцев драки случались, дело порой доходило и до преступления. Только двух местных мальчишек это проклятие минуло, да и то потому, что они пытались друг друга защитить.

Но вернёмся к основному персонажу — Хозяйке. Будучи духом-хранителем подземных богатств, она обладает способностью к геокинезу, необходимой для таких существ — может заставить землю или камень расступиться, она может отдать руду тем, кто ей нравится, или спрятать ее от нежелательных, или даже превратить особо наглого злодея в камень, как это было с приказчиком по имени Северьян. Как говорил о ней сам Бажов, «худому с ней встретиться — горе, и доброму — радости мало». Но так ли это на самом деле?

Казалось бы, от такой всемогущей девы гор можно было бы ожидать характера Снежной Королевы, но она совершенно не такая. Хозяйка изображена очень подвижной, непоседливой, очень забавной и даже разговорчивой — пару раз показана ее привычка оживленно разговаривать на непонятном языке с кем-то невидимым (может быть, со своими ящерицами). Хоть Хозяйка и является покровительницей творчества и хранительницей секретов горного мастерства, при всей своей властности всё-таки остаётся женщиной, способной искренне любить и скорбеть. Так, привязавшись к Степану, она горько расстается с ним, когда понимает, что он не может оставаться в ее владениях.

Хозяйка Медной Горы не тянет на нечистую силу, даже на условную, по должности или по меркам (по крайней мере, таким, как это показано у Бажова). Ей не по нраву чванливые аристократы, клерки-садисты и всевозможные доносчики, время от времени она пинает тех, кто особо отличился: она может просто пошутить, а может, и покалечить, свести с ума. Самых трудолюбивых из горняков наоборот — вознаграждает (например, может незаметно помочь в работе, бросить хороший камень и т.д.), хотя в целом к старателям относится явно нейтрально. Иногда Хозяйка сурово испытывает даже тех, к кому испытывает особое благоволение, но автор упоминает об этом вскользь.

Тем не менее, она никого не тащила к себе насильно, честно предупреждая о том, что произойдет, и даже отговаривая, постоянно напоминая о семье, которую ей придется покинуть. Когда возлюбленная Данилы — мастера пришла за ним к Хозяйке, она отпустила его домой, великодушно стерев из его памяти воспоминания о каменном цветке, чтобы он не сошел с ума. В общем, получается, что эта сущность законопослушна и нейтральна и старается действовать справедливо, хотя общение с ней опасно для смертных только из-за ее природы — как добыча полезных ископаемых или шлифовка камней не полезны для рабочих.

Схожий горный персонаж с Хозяйкой по функциям — это некая Девка-Азовка из завершающего сборник сказа «Дорогое имячко». Легенда гласит о том, что она либо была несостоявшейся возлюбленной одного из племени казаков, которые прибыли на Урал в целях грабежа. Он пытался образумить своих товарищей, но был ранен и похоронен на Азов-горе уже местными жителями, а Девка — Азовка, не желая расстаться с возлюбленным, последовала за ним в гору, в результате чего обрела бессмертие, и из горы поныне можно услышать её грустные песни. Согласно другой версии сказа, Девка-Азовка сама выдала захватчикам местоположение золота, и в наказание была навек замурована заживо в гору, а потом и превратилась в эдакий дух-хранитель. Существует также версия, что и Хозяйка, и Девка Азовка — один и тот же персонаж.

По мотивам сказов Бажова Свердловской киностудией в период с 1973-82 годы были сняты кукольные мультфильмы: «Синюшкин колодец», «Медной горы хозяйка», «Малахитовая шкатулка», «Каменный цветок», «Подарёнка», «Золотой волос» и «Травяная западёнка». Из всех произведений большую популярность обрели «Каменный цветок», по которому в 1950 и 1954 годах поставили балет и оперу, а также сняли мультфильм под названием «Горный мастер» в 1978 году, а также фильм в 1946 году режиссёра А.Птушко, «Серебряное копытце» и «Малахитовая шкатулка».

1. Начнём, пожалуй, с «Серебряного копытца». В оригинале сказа Бажова этот персонаж — эдакий аналог Золотой Антилопы, только вместо золотых монет из его копыта выпадают драгоценные камни — хризолиты. Если в сказе он описан как «козёл с множеством веточек на голове», которые остаются у него, тогда как другие животные рога зимой скидывают, то можно предположить, что слово «козёл» в данном контексте подразумевало именно оленя. Хотя, некоторые художники и адаптаторы истории считали Серебряное Копытце самцом косули.

Второй звериный персонаж — кошка Мурёнка, которая в итоге оказалась больше, чем просто домашним питомцем. С заглавным волшебным оленем она будто бы о чём-то беседовала, а потом внезапно и исчезла вместе с ним. Похоже, что именно Мурёнка попросила Серебряное копытце наковать камешков для добрых Дарёнки с дедом Кокованей. Есть две экранизации этой сказки — уже упомянутая выше «Подарёнка» 1978 года и другой мультфильм — 1977 года:

Если в первой экранизации, которая целиком и полностью следовала сюжету сказа, Серебряное Копытце превратил кошку в камень, то в версии мультфильма 1977 года Мурёнка осталась в семье, исчез только волшебный оленёнок.

2. Второе наиболее экранизированное произведение Бажова — «Каменный цветок». Вспомним, пожалуй, оригинал сказа. Как и реальный прототип истории — Данила Зверев — одноимённый персонаж в детстве был высоким и истощённым, за что получил прозвище Недокормыш (у реального Данилы Зверева было иное — Лёгонький). Сиротой был лет двенадцати, у приказчиков мальчиком на побегушках служил, а потом его в пастухи отдали, коров стеречь. Но толку от Данилы не было никакого — он имел привычку уставиться на заинтересовавший его предмет и подолгу рассматривать его, что не нравилось окружающим.

А потом как начал Данила на рожке играть, то так увлёкся, что коровы приказчика разбежались и их было потом невозможно отыскать. В наказание парень был подвергнут порке, затем его выхаживала местная травница, бабушка Вихориха, до тех пор, пока тот не окрепнет и не попадёт в ученики к мастеру по фамилии Прокопьич. Прообразом данного персонажа также послужил реальный человек, наставник Данилы Зверева — Самоил Прокофьич. Бажов описал старика слишком сурового нрава, то и дело избивавшего своих подопечных и говоривших, что не достойны они стать великими мастерами. Некоторые из ребят даже нарочно портили поделки, чтобы их в конце концов прогнали. Но с появлением Данилы многое изменилось.

Прежде суровый, Прокопьич постепенно сблизился с Данилой, который сразу же в первый день их знакомства указал на недостатки малахитного изделия — не на той стороне наставник начал кромку отбивать. Как и Данила, Прокопьич жил в полном одиночестве. Жена его давно умерла, а из соседей его навещала Старушка Митрофановна, убиралась в избе и готовила еду. Сначала Прокопьич приказал Даниле помогать ему по хозяйству, выполнять кое-какие поручения, а как окреп парень, стал малахитному делу учиться.

Да и то не по своей прихоти — заметил как-то раз приказчик, что Данила на рыбалку ушёл, да и сделал выговор Прокопьичу, затем заказы выдавать начал — смастерить украшения, шкатулки, подсвечники разные. Там и до резьбы дело дошло. А когда Данила выковал змейку из цельного камня, и вовсе обрёл славу мастера. Пока Прокопьич его грамоте и резьбе обучал, слух о парне и до барина самого дошёл.

Тот и написал ответ приказчику: «Пусть тот Прокопьичев выученик Данилко сделает еще точеную чашу на ножке для моего дому. Тогда погляжу — на оброк отпустить али на уроках держать. Только ты гляди, чтобы Прокопьич тому Данилке не пособлял. Не доглядишь — с тебя взыск будет«, и приказал Даниле выковать уже чашу, а он выполнил работу досрочно, ещё и две создал.

Но вскоре рутинное однообразие стало угнетать Данилу. Много трудностей было в работе, цветочки — лепесточки, а вот самой КРАСОТЫ истинной он не находил в своём творении. Корпел над высланными чертежами, пытаясь создать что-то пооригинальней, да и впал в уныние, чем сильно Прокопьича забеспокоил. Хотел сделать не просто чашу, а чтобы «камень полную силу имел«. Масло в огонь подлил эпизод, когда Данила барскую чашу показал мастерам, а один из них и предостерёг его:

— Ты, милый сын, по этой половице не ходи! Из головы выбрось! А то попадешь к Хозяйке в горные мастера… И имел неосторожность про Каменный Цветок заговорить. Впрочем, Данила в детстве уже однажды слышал про него от бабушки Вихорихи, которая «силу в травах знала«: «А то еще каменный цветок есть. В малахитовой горе будто растет. На змеиный праздник полную силу имеет. Несчастный тот человек, который каменный цветок увидит«.

И вот зациклился наш Данилушка на том цветке. И никто из персонажей не мог его отговорить — ни несостоявшаяся невеста его — Катя Летемина, ни мастера, ни даже сама Хозяйка. Помогла она-таки ему чашу закончить — на Змеиную Горку заманила, камень подходящий подобрала. Ну, а потом свадьбу с Екатериной назначили — прямо в Змеиный праздник. Вспомнил разговоры о каменном цветке, да и снова пошёл на Змеиную Горку. Там он повстречал саму Малахитницу и пристал к ней: покажи, да покажи Каменный Цветок. В общем, сама Хозяйка его и не собиралась неволить, даже отговаривала от данного поступка:

— «А ты не вешай голову-то! Другое попытай. Камень тебе будет, по твоим мыслям. Про Прокопьича тоже помянула: — Он-де тебя пожалел, теперь твой черед его пожалеть. — Про невесту напомнила: — Души в тебе девка не чает, а ты на сторону глядишь«.

Только после данного визита Данила и вовсе невеселый стал. Увидав настоящий Каменный Цветок, он расколотил вдребезги свой шедевр, чашу в виде цветка дурмана, которую все вокруг находили прекрасной. Другую, которую он делал по чужому чертежу, мастер считал безвкусной, но разбивать не стал, а просто плюнул в неё.

  • В некоторых экранизациях эти две чаши объединяют в одну, и Данила её разбивает, не задумываясь о том, что заказ сдавать всё-таки надо. Впрочем, после этого его объявляют погибшим и заказа никто не спрашивает.

В экранизации сказа 1946 года Хозяйка Медной Горы предстаёт более злым и коварным персонажем, чем в оригинале. Она начала засматриваться на будущего мастера еще до того, как его отправили на обучение, прямым текстом приглашает Данилу посмотреть на Каменный цветок, да еще и заманивает его прямо со свадьбы (в оригинале она только бросала ему камни, необходимые для работы, и отговаривала его вообще смотреть на цветок, а жениться на Кате он еще не успел). Она не планирует отпускать его с горы, пугает его увеличением в размерах: «Ты не увидишь свою Катю!«, устраивает его невесте эдакую полосу препятствий в виде темного леса со зловещими деревьями. Однако в итоге выясняется, что все это была проверка на вшивость. Мастер Прокопьич, который наносил тумаки ученикам в книге, стал намного добрее в адаптации. А приказчик почему-то получил имя Северьян, хотя Северьян был в книге поколением позже.

В мультфильме 1977 года так вообще Хозяйка Медной горы поручила Даниле создать цветок из камня, чтобы нельзя его было отличить от настоящего. Она решила заставить мастера навсегда забыть мир людей и невесту, оставив его в своей власти. И был поставлен вопрос — что для Данилы окажется важнее — достижение совершенства и несметные богатства, или любовь Кати? В другом мультфильме 1978 года под названием «Горный мастер» Данила одержим был мыслью выковать вазу из камня, похожую на живой цветок, и таким образом и попал к Хозяйке.

Кинулся Данила в финале мультфильма к Кате, а Хозяйка и заявила: «С ней пойдёшь — всё моё забудешь, здесь останешься — её и людей забыть надо». Данила от души ответил: «Не могу людей забыть, а её каждую минуту помню». И отпустила их Хозяйка Медной горы. Стали Данила и Катя в своей избушке жить, а по работе Данилу горным мастером прозвали.

3. «Малахитовая шкатулка»

Данное произведение являлось эдаким своеобразным продолжением сказа, где персонаж Степан повстречал на свою беду Хозяйку Медной Горы. Та его и от приказчика вызволила, и семью вольной сделала, и искушала Степана богатством, но он твёрдо выбрал нормальную человеческую женщину — Настасью. Хотя Хозяйка нехотя его и отпустила, на память о себе она подарила ему малахитовую шкатулку, которую его семья берегла, как зеницу ока.

Именно с неё, собственно, и начинается новое повествование. Степан, глава семейства, на момент описываемых событий был мёртв, но у него остались сиротами трое детей — двое неназванных по именам парней, а младшая дочь звалась Татьяной, как у Пушкина в «Онегине«. И хоть она неласковая ко всем была, соседи называли её уменьшительно-ласкательным именем — Танюшка. Да вот беда: девочка оказалась совсем не похожа на родителей — волосы черные, как смоль, а глаза зелёные.

Отец сразу же принялся оправдываться: мол, «это не диво, что черненька. Отец-то ведь с малых лет в земле скыркался. А что глазки зеленые — тоже дивить не приходится. Мало ли я малахиту барину Турчанинову набил. Вот памятка мне и осталась!«. А вот матушка Настасья сразу заподозрила неладное: «Красота-то — красота, да не наша. Ровно кто подменил мне девчонку!». Это даёт веские основания полагать, что у Степана с духом Уральских гор — Хозяйкой Медной Горы — явно произошло соитие, соответственно, и ребёнок Настасье чужой.

Этому есть вполне логичное обоснование: Танюшка выглядит точной копией Хозяйки, а сама Хозяйка Медной горы, пришедшая в образе странницы, не называет девушку по имени, а только «дитя» и «дочь«, к великому раздражению Настасьи. Согласно другой теории, Хозяйка передала дочери Степана свою красоту с помощью магии или вместе со своими генами. Автор в своём произведении не раскрывает, как далеко зашли Степан и Хозяйка. И почему, собственно, Настасья принимает от своего мужа, обыкновенного горняка, в дар столь дорогую вещь, которую впору хранить дома какой-нибудь царице или барину, не спрашивает у него, откуда он вообще взял эту шкатулку.

Но вернёмся к Танюшке. По сюжету истории она была младшей в семье, из всех близких любила искренне только отца, который то ли в шутку, то ли всерьёз её Памяткой называл, искренне скорбела о его смерти. Из развлечений девочка любила наряжаться в украшения из шкатулки, которые на удивление, ей не только прекрасно подходили, но и не причиняли никакого дискомфорта: «Мамонька, сколь хорошо тятино-то подаренье! Тепло от него, будто на пригревинке сидишь, да еще кто тебя мягким гладит«.

Настасья сразу же смекнула, что что-то тут не так: когда она сама наряжалась в эти уборы, то у неё то пальцы затекали, то уши болели, то шея не могла согреться, да и перепрятывала шкатулку подальше от дочурки. Но, как только вся семья уезжала на работу, Танюшка, убравшись в доме, вновь принималась играть с «тятиным подареньем«.

А однажды в дом семьи Танюшки вор нагрянул, шкатулку заполучить. Не учёл он, что девочка и украшения горним духом оберегались от посторонних. Незадачливому грабителю с топором очень повезло, что Хозяйка оказалась такая незлобная: при попытке ворваться в помещение он всего лишь ослеп, да и то временно. Танюшка сказала об этом своей матери, и та перепрятала шкатулку из сундука в подвал.

А потом произошёл более интересный случай, определивший дальнейшую судьбу Танюшки — под видом странницы к Настасье попросилась переночевать сама Хозяйка Медной Горы, которая и стала учить девочку шелками шить и вышивать. Танюшка прилипла к этой бродяжке, а Настасье, своей матери, даже слова приветливого не скажет. И так доверилась той женщине, что рассказала про шкатулку!

Затем повела странницу в подвал, нарядилась, как следует, и тут Бажов вставил в историю героини некий спойлер: увидела Танюшка взрослую девушку в отцовских украшениях, в платье из зелёного бархата — чисто царица! И очень уж была похожа на Танюшку — «волосы, как ночь, глаза зелёные«. А находилась та таинственная красавица в одной из палат царского дворца из чистого малахиту. Стоит девушка среди людей — высокопоставленных особ, которые, хоть и наряжены в злато-серебро, а все ж в подмётки ей не годятся.

Рядом же с ней — то ли человек, то ли животное: «какой-то белобрысенький. Глаза враскос, уши пенечками, как есть заяц. А одежа на нем — уму помраченье. Этому золота-то мало показалось, так он, слышь-ко, на обую камни насадил. Да такие сильные, что, может, в десять лет один такой найдут. Сразу видать — заводчик это. Лопочет тот заяц зеленоглазой-то, а она хоть бы бровью повела, будто его вовсе нет«.

После данного инцидента ушла из дому странница, оставив Танюшке на память только маленькую пуговку. Коль что по делу нужно будет узнать или нужда придёт — посмотрит Таня в пуговку, ей и ответ будет. С того самого дня и прославилась девушка как мастерица. Слух о её творениях и умениях аж до барина дошёл. Посылал тот к Танюшке своих слуг, да ничего толком и не добился. А Танюшка и вовсе была занята только работой, ни друзей не имела, и женихов, обмозоливших глаза у её окна, жёстко отвергала, за что соседи часто корили её мать Настасью.

Настасья же на эти укоры только вздыхала: «Ой, бабоньки, и сама не ведаю. И так-то у меня девка мудреная была, а колдунья эта проходящая вконец ее извела. Станешь ей говорить, а она уставится на свою колдовскую пуговку и молчит. Так бы и выбросила эту проклятую пуговку, да по делу она ей на пользу. Как шелка переменить или что, так в пуговку и глядит. Казала и мне, да у меня, видно, глаза тупы стали, не вижу. Налупила бы девку, да, вишь, она у нас старательница. Почитай, ее работой только и живем. Думаю-думаю так-то и зареву. Ну, тогда она скажет: «Мамонька, ведь знаю я, что тут моей судьбы нет. То никого и не привечаю и на игрища не хожу. Что зря людей в тоску вгонять? А что под окошком сижу, так работа моя того требует. За что на меня приходишь? Что я худого сделала?» Вот и ответь ей!«.

А потом в семье Танюшки случилась беда — произошёл пожар, и Настасье пришлось продать злополучную шкатулку. Сначала купцы хотели её заполучить, потом жена приказчика Пароти примчалась собственной персоной. Сговорились они с Настасьей о покупке, за две тысячи Паротина баба купила украшения, а когда стала их примерять на себя, с ней произошло то же самое, что когда-то и с матерью Танюшки: «подбежала к зеркалу и первым делом наголовник пристроила. — Ой, ой, что такое! — Терпенья нет — крутит и дерет волосы-то. Еле выпростала. А неймется. Серьги надела — чуть мочки не разорвала. Палец в перстень сунула — заковало, еле с мылом стащила«. Паротя над нею посмеялся, мол, «не подходит корове черкасско седло«.

Женщина хотела продать шкатулку другой богатой даме и деньги получить, но вышло все иначе — умер старый барин Турчанинов, сына своего так и не успел женить. А когда молодой Турчанинов направился в уезд, где Танюшка жила, Паротя уже обзавёлся портретом той девушки и показал его барину. Потом проговорился и о шкатулке. Нашли Танюшку, позвали к Турчанинову, а тот сперва приказал ей нарядиться в уборы из той шкатулки, а потом решил выйти за неё замуж.

Танюшка признала в Турчанинове того лопоухого зайца, которого увидела когда-то в детстве в подвале, и относилась насмешливо к нему. А тот не отставал: будь, мол, Татьяна, моею женой. Танюшке пришлось согласиться, но при условии, если Турчанинов встретит её во дворце в Санкт-Петербурге, а заодно покажет ему и те покои, обделанные отцовским малахитом, и саму царицу, тогда, может, и возьму тебя замуж.

Но вышло всё иначе — как только приехала Танюшка ко дворцу — слуги её не пустили, Турчанинов спрятался от стыда, что та в заводской шубе и пешком явилась. Потом ещё и не в те покои её завёл. так что Татьяна сама стала малахитовую комнату искать, бродя по дворцу, как у себя дома. Да и царица сама, удивившись такому самовольству, сама явилась на Танюшку поглядеть.

Рассердилась тут зеленоглазая девушка на барина: «что это ты ещё придумал?! Я велела мне царицу показать, а ты подстроил меня ей показывать. Опять обман! Видеть тебя больше не хочу! Получи свои камни!». После чего умерла — прислонилась к стене и растаяла, как Снегурочка, на глазах у всех. Стал барин Турчанинов камни собирать, да ничего у него не вышло — все они превратились то в каплю воды, то в кровь…

Только одна пуговка стеклянная осталась от Танюшки. Барин поглядел в неё, а там зеленоглазая и черновласая красавица, сточная копия Танюшки, заливается смехом и обидные слова говорит: «Эх ты, полоумный косой заяц! Тебе ли меня взять?! Разве ты мне пара?!«. Барин после этого совсем с ума сошёл, стал выпивать и в долгах погряз.

Исчезновение Танюшки и украшений из малахитовой шкатулки в корне изменило судьбы других героев: Паротя спился, подобно Турчанинову, его меркантильная жена осталась с носом, а братья Танюшки обзавелись своими семьями. Только Настасья не скорбела об утрате дочери — та, хоть и старательница была, а относилась к матери хуже чужой. Вскоре после этого Хозяйка Медной Горы стала являться людям в двойном экземпляре. так что умерла ли на самом деле Танюшка в финале сказа, весьма спорный вопрос…

А что же мы видим в фильме 1976 года «Степанова Памятка«, созданного по мотивам данного сказа?

В отличие от кукольного мультфильма, где братьям Танюшки впервые дали имена — Андрюха и Петруха, который почти полностью цитировал первоисточник, за исключением эпизода, когда один из братьев оказался во дворце Хозяйки Медной Горы, данная экранизация, сочетающая в себе элементы и других произведений Бажова — «Каменный цветок», «Медной горы хозяйка» и «Горный мастер», с первых же кадров мы наблюдаем различия с оригинальной историей.

Так, в самом начале мы лицезреем некий обряд посвящения Степана: Хозяйка Медной горы передаёт ему серп, прикрывает Степан серпом глаза, повторяет беззвучно клятву. Дан обет, произнесено заклинание — человек принял на себя тяжёлый труд и муку таланта, ответственность за свои дела. После чего и Хозяйка, и Степан уходят в Неизвестность. Данного эпизода, разумеется, в книге не было.

  • В этой адаптации характеры главных героев заметно переработаны. Степан ведет себя здесь довольно нагло с Хозяйкой при первой встрече — обнимается и тормошит, как какую-нибудь деревенскую девчонку, хотя вроде бы знает, кто перед ним. И вообще, его делают более брутальным — он поет частушки (часто не совсем приличные, чего только стоит: «Холостяк я, холостяк. Холостяк я временный! Не скажу в какой деревне Есть петух…беременный!«), ругается и вообще настолько глуп, что даже порка его не пробивает.
  • Нелепость самой Хозяйки доведена до уровня «педали в Гумёшки», и одета она не в зеленое платье, а в красное. Вышеописанная теория о том, что дочь Степана — подменыш, раскрывается в фильме больше, чем в оригинале. Хозяйка упоминает, что логичнее называть ее «бабой«, а не «каменной девкой» (то есть она родила). У жены Степана, она ни много ни мало, принимала роды — в общем, потом девочку заменили.
  • Четко показано, что Степан явно изменяет жене с Хозяйкой, прикрываясь охотой, также есть закадровая любовная сцена («Ящерки глядят» — «Пущай глядят!»). В довершение ко всему у самой Хозяйки есть имя: в этой экранизации она называет себя Ксенией. Совершенно были убраны из истории эпизоды неудачной попытки ограбления, встречи со Странницей, пожара и попыток семьи Танюшки продать шкатулку. Да и сама Танюшка заметно повзрослела — стала старшей сестрой. Вместо двух парней в сюжет ввели её младшего брата — Мелешу.

Если в книге на момент развития событий отец Танюшки был мёртв, когда она была ещё маленькой, то здесь персонаж долгое время провёл со своей семьёй, да и умер не в лесу, а у себя дома. Совершенно было неясно, с какой целью молодой Турчанинов приезжал в крестьянскую семью Танюшки? Если в книге все было объяснено логично — до него дошёл слух о девушке как о мастерице, потом ему Паротина жена шкатулку хотела продать, а сам Паротя показал при всех портрет девушки, то тут эту историю преподнесли иначе. И, если мотивация Танюшки из книги посмотреть палату, обделанную малахитом, состояла в том, что ей её когда-то показала Странница, то в фильме Степан сам признаётся дочери, что видел эту комнату во сне и спросил её: «Может, тебе, Памятка, доведётся (побывать там)?».

Барин Турчанинов, который здесь получил имя Василий, должен был быть слишком бледным и даже отталкивающе непривлекательным как внешне, так и внутренне на фоне Татьяны, она должна была быть для него недосягаемой. В конце концов, они были на равных, если он даже не оттолкнул ее. Возможно, они просто хотели создать любовную линию между этими героями… но здесь она тоже не нужна. Татьяна и должна быть гордой, высокомерной, упрямой. Девушкой, для которой нет земной любви и мужчин вокруг. Ведь она была мистическим существом, не таким, как все остальные, и непохожей на других девушек. В фильме, в результате, она получилась слишком живой и понятной, испытывает привязанность не только к отцу, но и младшему брату, а этого быть не должно.

И, оказавшись во дворце, киношная Танюшка чуть ли не с ненавистью относилась не только к самому Турчанинову, что не выполнил обещанного, но и даже и к самой царице: «Напрасно мой тятя старался! Не стоят твои господишки того, чтобы по милу душу в этой комнате разгуливать! Велика твоя сила, да есть силы и посильней!«. После нам показывают финал, где абсолютно всё семейство, за исключением Степана, сидит дома и попивает чай из блюдца, а Танюшка в итоге осталась жива. Так, что этот эпизод во дворце с исчезновением не имел абсолютно никакого смысла.

Напоследок замечу, что из менее вопиющих эпизодов: приказчик здесь также назван Северьяном, только Назарович (и он умер не так, как в оригинале, его просто раздавило глыбой малахита, и подошвы остались торчать). Забавно также, что целых двух зеленоглазых персонажей играют кареглазые актрисы, и это тоже приведено в кадре в оправдание: у них глаза разного цвета, они кажутся всем разными. В целом, при всей этой неканоничности, фильм смотрится довольно неплохо.

 

Источник

Читайте также

Меню