"Мертвец" Джима Джармуша — революционный вестерн прошлого десятилетия

25 лет назад на кинофестивале в Каннах миру показали специфического представителя жанра вестерна под названием «Мертвец» от одного из самых амбициозных и предельно откровенных режиссеров того времени, Джима Джармуша.

На сегодняшний день, эта экстраординарная лента обрела культовый статус с точки зрения непредсказуемой методики реконструкции основных правил ковбойских фильмов, и здесь мы разберем, почему вам стоит ознакомиться с этим духоподъемным зрелищем.

Согласно сюжету, после смерти родителей молодой счетовод Уильям Блэйк, сыгранный юным Джонни Деппом, в надежде найти новый способ заработка переезжает из провинциального Кливленда на Дикий Запад, где по злой воле случая за его голову назначается награда в 500 долларов. Раненого в грудь возле сердца, его выхаживает индеец, которого много лет возили по городам Америки и Англии в качестве живого экспоната. Он принял этого юношу в очках за поэта Уильяма Блэйка, чьи стихи запали в сердце «дикаря», и стал его ангелом-хранителем. А опекаемый, лишившись очков, сам вдруг стал стрелять без промаха, увеличивая стоимость своей головы, оставляя за собой след из трупов лиц, охочих до награды, и приближаясь к тому месту, откуда приходят и куда возвращаются все духи.

При подготовке к съемкам «Мертвеца» Джармуш провел целые исторические исследования — в фильме настоящие поселения индейцев и индустриальные города выглядели именно так, как и было в те годы.

Прежде всего Джармуш преднамеренно совершает необычный выбор в сторону нестандартной формулы повествования, представляющей собой достаточно приземленную на стилистическую часть деконструкцию жанровых устоев вестерна. В каком-то смысле режиссер обманывает своего зрителя, ожидавшего увидеть классический приключенческий фильм об одиноком ковбое, добровольно ставшем изгоем для остального общества. Уже в открывающей сцене фильма наблюдается необычайно хитрый подход к экспозиционным аспектам данной истории – главный герой долгое время едет на поезде в отдаленное от престижной цивилизации поселение с целью дальнейшего заработка услугами бухгалтера местной машинной фабрики. Во время пути, к персонажу Деппа подсаживается помощник машиниста, который тут же берется расспрашивать молодого пассажира о его решение отправиться в богом забытое захолустье по собственным убеждениям. Прибыв в этот полумертвый город, Блейк медленно пересекает центральную улицу в дорогом клоунском костюме. Мимо проплывают лавка гробовщика, детская коляска, закопченные прохожие с остановившимся глумливым взглядом. Страшно веселенькая, дымчатого цвета, прокуренная преисподняя. Театр теней. Сам режиссёр при том всегда с улыбкой на лице отрицал сознательное намерение «деконструировать» жанр, отмечая, что никогда не относил себя к знатокам и поклонникам классического вестерна.

Многие реплики и имена персонажей были позаимствованы из произведений писателя Уильяма Блэйка, например фраза «Some are born to sweet delight and some born to the endless night». Эта же фраза присутствует в песне группы The Doors «End of the Night». И к слову о саундтреке. Путешествие на запад сопровождается медитативной кантри-рок музыкой Нила Янга. Главная композиция состоит в основном из гитарных аккордов, которые были сымпровизированы Янгом при просмотре фильма.

«Мертвец» удачным образом обескураживает свою аудиторию невыносимо неторопливым темпом истории, которая при этом также не обладает как таковой жанровой системой. Джармуш словно провел крайне рискованный эксперимент не столько над сознанием своей аудитории, сколько над ожиданиями профессиональных кинокритиков, решив создать максимально непредсказуемую трактовку сюжета о обычном зажатом мужчине, которому в один неудачный день поневоле приходится стать легендой, а как нам хорошо известно благодаря мировой истории, пережить последствия от полученного статуса легенды способен далеко не каждый человек. Помимо ярко сияющего героя Деппа, в картине также снялись такие звезды первой величины, как ныне покойные Джон Херст (“Чужой” )и Лэнс Хенриксен (“Чужие”), а также Джаред Харрис (“Чернобыль”) и Майкл Уинкотт (“Ворон”).

«Птица на собственных крыльях не взлетит чересчур высоко», — говорит Блейк в «Пословицах Ада». Раненому бухгалтеру, ставшему после злополучного инцидента убийцей, не понять свою дальнейшую судьбу без верного наставника в лице индейца, предпочитающего имя Никто. Суть этого персонажа становится ясна уже с первых минут его появления на экране, однако чем дальше он бредет вперед, сопровождая раннего путника, тем больше мы узнаем о его истинном предназначении. Прекрасно проработанная система символов.

Иносказательный смысл путешествия главного героя усилен тем, что он носит имя знаменитого провидца конца 18 века. Имя Блейка появилось в сценарии после того, как Джармуш обратил внимание на то, что идеи и стихи великого романтика «словно пропитаны духом индейцев». Внутреннее развитие персонажа Деппа по ходу действия фильма также созвучно с центральными для Блейка-поэта категориями «невинности» и «опыта». Как подметили многие критики после просмотра в Каннах, перекличка сценария и диалогов с творчеством Блейка не только углубляет историческую перспективу, но и позволяет осуществить привязку внутреннего сюжета к блейковской теории как явления циклического, идущего по кругу.

Не упустите шанс ознакомиться с этой удивительной картиной, которая всего на несколько мимолетных мгновений перенесет вас в тот самый мир духов. Таких культовых режиссеров, как Джармуша, любят не только за рок-н-ролльную крутость, мудрую скрытность по отношению к личной жизни и умение даже поперек правил находить виртуозные приемы постановки— в их темные очки заглядывают, чтобы увидеть собственное отражение.

 

Источник

Читайте также

Меню